Россия – Иран – США: чьи надежды оправдаются?

18 февраля 2009
Приезд 18 февраля 2009 г. в Москву министра обороны Ирана М.Наджара и его переговоры с российскими партнёрами – событие далеко не рядовое и сугубо военное, а скорее политически знаковое. За всем, что происходит в сфере российско-иранского военно-технического сотрудничества, внимательно следят в США. Официальная цель визита М.Наджара – разблокировать вопрос о поставке в Исламскую Республику Иран зенитно-ракетных комплексов (ЗРК) С-300ПМУ-1, о чём стороны договаривались ранее и подписали соответствующий контракт.

Для иранской стороны решение этой задачи представляется очень актуальным. По мнению международных обозревателей, иранская программа развития атомной энергетики, вызывающая растущее беспокойство в Вашингтоне и Тель-Авиве, развивается и, очевидно, дошла до той стадии, когда атомная промышленность Ирана нуждается в серьезном прикрытии с воздуха.

Сейчас Иран с помощью России намерен осуществить второй этап модернизации своих вооружённых сил. Первый пришёлся на 1990-е годы, когда потребовалось восстановить их компоненты, утраченные в ходе многолетней войны с Ираком. Тогда Россия поставила Тегерану истребители МиГ-29, Су-24, подлодки, несколько дивизионов ЗРК, наладила производство в Иране танков Т-72, боевых машин пехоты и т.д. В результате собственных изысканий и заимствований Иран сумел наладить производство собственных ракет и торпед.

Ко второму этапу модернизации иранское руководство приступило в 2000-е гг. Этот этап включает создание надёжной системы прикрытия военных и военно-промышленных объектов от возможных ударов с воздуха.

Обозреватели связывают его с развитием ядерной программы. В этом плане Тегеран с 2001 г. начал серию переговоров с Москвой о закупке современных средств ПВО. Для России важна и политическая составляющая этого сотрудничества – Иран, будучи одним из крупнейших мусульманских государств, с самого начала высказался за неделимость России и осудил сепаратизм на Кавказе.
В конце 2005 г. был подписан контракт на поставку Ирану российских ЗРК «Тор-М1» на сумму почти 1 млрд. долл. Этот комплекс способен одновременно обнаруживать до 48 целей, летящих на высотах от 20 до 6 000 м в радиусе от 1 до 12 км, сопровождать и атаковать сразу две из них1. Кроме того, Ирану было обещано поставить ЗРК «Печора-2А», являющиеся глубокой модернизацией прежних комплексов С-125. Поставку систем ПВО планировалось завершить в 2009 г. Когда в 2006 г. Россия поставила Ирану обещанные 29 ЗРК «Тор М-1», сделка вызвала бурю протестов в Вашингтоне, где Россию обвинили в нарушении международных договорённостей. В результате российская сторона в том же году дезавуировала поставки в Иран ЗРК С-300ПМУ-1. И вот предпринимается очередная попытка решить проблему.
Иранские руководители имеют на этот счёт серьезные опасения. И больше опасаются не Соединенных Штатов, а Израиля, который в 1981 г. разбомбил иракский ядерный реактор Озирак и имеет соответствующий боевой опыт.

Американское руководство, судя по всему, на данном этапе пока бессильно что-либо предпринять против Ирана и его ядерной программы, которую оно активно лоббировало в бытность президента Д.Эйзенхауэра и ещё более активно пыталось свернуть в бытность президента Дж. Буша-младшего.

В то же время перед Россией нет никаких юридических преград на пути военного сотрудничества с Ираном: страна не подпадает ни под какие международные санкции, и всё делается на законном основании. ООН и её структуры однозначно не могут обвинить Иран в нарушении договора о нераспространении ядерного оружия, подписантом которого он является. Российские руководители в условиях нынешнего финансового кризиса немалые надежды возлагают на военный экспорт, объем которого в 2008 г. превысил 8 млрд.долл.2 и который занимает второе место как источник валютных поступлений после нефти. Отсюда внимание ко всем крупным покупателям российского вооружения, в том числе и к Ирану. Президент России Д.Медведев полагает, что глобальный финансовый кризис может затормозить дальнейший рост военных продаж. Следовательно, здесь требуется тщательная работа с покупателями. Вопрос иранской стороной может ставиться и о доверии к России как к надёжному поставщику.

Возможно, однако, для Москвы чисто экономические соображения могут оказаться не главными. США не оставляют попыток побудить Россию оказать нажим на Иран. Недавно новый госсекретарь США Х.Клинтон заявила, что окончательное решение по вопросу о размещении элементов системы противоракетной обороны (ПРО) США в Восточной Европе будет напрямую зависеть от действий Ирана в отношении своей ядерной программы. По её словам, в Вашингтоне пересмотрят свои позиции в отношении ПРО, если увидят изменения в политике Ирана относительно тех программ, которые, по мнению США, «связаны со стремлением получить ядерное оружие».

В марте 2009 г. предполагается встреча Х.Клинтон и С.Лаврова, в ходе которой проблема размещения объектов ПРО США в Восточной Европе может занять центральное место. Эта встреча должна послужить прелюдией к российско-американскому саммиту в апреле 2009 г. – первому официальному деловому знакомству президентов Б.Обамы и Д.Медведева. Уже ясно, какую проблему Б.Обама намерен поставить во главу угла российско-американских переговоров (в отношении российской повестки встречи ясности пока нет): это радикальное сокращение ядерных арсеналов двух стран, имеющее к Ирану прямое отношение.

Ситуация достаточно непростая. Не исключено, что новая администрация в Вашингтоне попытается «отрегулировать» её в рамках возможного позитивного развития американо-иранских отношений. В Иране, где резко отрицательно оценивают деятельность администрации Дж. Буша, тоже возлагают определённые надежды на Б.Обаму. Тем более, что прецеденты диалога Вашингтон – Тегеран уже имели место, в частности, в попытках стабилизировать ситуацию в Ираке. США рассчитывают на изменение в позиции иранцев после июньских (2009) выборов президента страны, особенно если к власти придёт более умеренный лидер М.Хатами. Рассчитывают они и на понимание Ирана в отношении не утихающего конфликта в соседнем Ираке, в отношении подхода к талибам в соседнем Афганистане, где Б.Обама обещает довести дело по победного конца.

Словом, каждая из сторон возлагают определённые надежды на успешное решение собственных задач в рамках взаимодействия в «треугольнике» США – Россия - Иран. Чьи надежды оправдаются?

Фонд стратегической культуры

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03073 sec