Иран не позволит Армении идти на уступки Азербайджану, считают Тегеранские армяне

06 ноября 2008
Тегеран намерен выступить с инициативой, связанной с урегулированием карабахского и грузино-российского конфликтов. Об этом заявил первый заместитель министра иностранных дел Ирана Хосейн Шейхольэслам. По его словам, конкретный план, который предложит Иран, уже подготовлен и будет оглашен в ближайшее время.

Вовсе не случайно то, что это заявление прозвучало именно накануне московской встречи Саргсяна, Алиева и Медведева. Перед началом важного этапа переговоров Тегеран стремится напомнить о себе как о региональном игроке. Это особенно актуально на фоне инициативы Анкары по созданию Платформы мира и стабильности.

Выступление Хосейна Шейхольэслама не было неожиданным. 15 сентября — спустя считанные часы после оглашения Эрдоганом идеи о создании Платформы мира и стабильности — глава внешнеполитического ведомства Ирана Манучер Моттаки в ходе встречи с министром иностранных дел Армении Эдвардом Налбандяном заявил, что “Тегеран готов стать посредником между Ереваном и Баку для решения нагорно-карабахского конфликта”. Тогда на эти слова не обратили особого внимания. 16 сентября Моттаки после беседы с министром иностранных дел Германии Франк-Вальтером Штейнмайером заявил, что Иран “предлагает новую региональную инициативу”, связанную с урегулированием конфликтов на Кавказе. 24 сентября глава МИД Ирана встретился в Нью-Йорке со своим турецким коллегой Али Бабаджаном. Он просил разъяснить суть турецкой инициативы и причины нежелания Анкары вовлечь Тегеран в процесс создания Платформы. Сразу после этого посол Ирана в Азербайджане Насир Хамиди Заре в беседе с бакинскими журналистами заявил, что “Тегеран начал переговоры с Баку и Ереваном о посредничестве в урегулировании нагорно-карабахского конфликта”. “Мы стремимся к разрешению проблемы в рамках международных правовых норм. Иран однозначно придерживается мирного решения конфликта”, — подчеркнул дипломат. После такого заявления сомневаться в серьезности намерений Тегерана уже не приходилось. Третьего октября администрация Ахмадинежада подтвердила свою заявку на роль миротворца. “Официальный Тегеран надеется, что в скором времени Азербайджан и Армения выскажут свое мнение по поводу предложения, связанного с посреднической миссией”, — заявил Насир Хамиди Заре.

“Будучи одной из стран региона, Иран, как и другие соседние страны, естественно, заинтересован в поиске путей выхода из создавшейся ситуации. Потому Тегеран выступил с идеей о посредничестве в вопросе решения карабахской проблемы и провел обсуждения на эту тему со сторонами конфликта”, — сказал посол.

И вот наконец заместитель министра иностранных дел Хосейн Шейхольэслам признался в том, что Тегеран имеет “конкретный план”, который будет оглашен в ближайшее время. Касается он не только Карабаха, но и других региональных конфликтов — Абхазии и Южной Осетии. О содержании плана дипломат ничего не сказал, но раскрыл некоторые детали, касающиеся процедуры обсуждения. По словам Шейхольэслама, в ходе своего последнего турне по столицам южнокавказских государств глава внешнеполитического ведомства Манучер Моттаки достиг договоренности с армянским, азербайджанским и грузинским коллегами о том, что “Тегеран разработает и представит им инициативу по урегулированию кризисов”.

Из слов дипломата можно понять, что Ереван и Баку уже высказали свои соображения насчет предложенных Ираном идей и дали принципиальное согласие. “Мы озвучим план в ближайшее время, как только в него будут внесены изменения, предложенные государствами региона. После итоговых согласований мы представим свою инициативу России, Азербайджану, Армении и Грузии”, — отметил заместитель министра.

Внешнеполитическое ведомство Армении продолжает хранить молчание, воздерживаясь от комментариев по поводу организованной Тегераном “утечки информации”. Пока Ереван молчит, не спешит публично высказываться и официальный Степанакерт. “Нагорно-Карабахская Республика озвучит свою позицию только после конкретных предложений. Пока же высказываются лишь намерения”, — заявил председатель комиссии по внешним связям парламента НКР Ваграм Атанесян. В то же время он дал понять, что карабахцы, в принципе, вполне могут себе представить Тегеран в качестве посредника. “Иран уже был посредником на начальной стадии карабахского конфликта, и у него есть опыт в решении такого рода вопросов”, — сказал Атанесян. Азербайджанские дипломаты чуть более словоохотливы. “Баку не против посредничества Ирана. Официальный Тегеран имеет ресурсы, необходимые для того, чтоб содействовать в решении конфликта”, — сказал пресс-секретарь МИД Азербайджана Хазар Ибрагим. В этом же духе высказался и замминистра иностранных дел Араз Азимов. “Иран, желающий развития связей со всеми странами региона, хочет урегулирования имеющихся в регионе конфликтов мирным путем. Мы положительно оцениваем усилия Ирана в этом направлении”, — заявил он. Кадровые изменения в правительстве, вероятно, помешали грузинскому внешнеполитическому ведомству уделить иранской инициативе должное внимание. Бывший министр иностранных дел Ираклий Менагаришвили считает это недопустимым. “Иран является историческим соседом и партнером всех стран Кавказа, и исходя из этого никого не должна удивлять инициатива Тегерана. Ее нужно детально изучить и сделать соответствующие заключения”, — заявил экс-глава МИД Грузии.

Если грузино-российское противостояние — новая тема для иранских дипломатов, то армяно-азербайджанским конфликтом они занимаются давно. Иран уже был посредником между сторонами карабахского конфликта. Впервые с миротворческой миссией Тегеран выступил в 1993-м. Но инициатива не имела продолжения, так как ситуация на фронте резко изменилась и развязка в войне наступила сама собой. Левон Тер-Петросян был с визитом в Тегеране, когда карабахские силы взяли Лачин, пробив гуманитарный коридор, связывающий с Арменией. Попытка подключиться к посреднической миссии была предпринята и в 2004-м. Тогда Соединенные Штаты согласились, чтоб Иран стал наблюдателем при Минской группе. Но дело дальше отдельных консультаций не продвинулось. О том, что Тегеран намерен занять в карабахском вопросе активную позицию, стало ясно еще в начале лета. В июне заместитель министра иностранных дел Ирана Алирза Шейх Эттар, будучи в Баку, заявил: “Тегеран был посредником в урегулировании карабахского конфликта, но, к сожалению, под давлением внешних сил наша страна была отстранена от посредничества. Если будет заинтересованность обеих сторон, мы готовы вновь взять на себя посредническую миссию”.

Инициатива Эрдогана по созданию Платформы мира и стабильности обострила интерес Ирана к процессам, происходящим севернее его границ. Интересный комментарий в связи с этим дает главный редактор иранской армяноязычной газеты “Алик” Дереник Меликян. (Можно не сомневаться, что высказываемая им точка зрения продиктована прежде всего позицией официального Тегерана.) Говоря о турецкой Платформе, Меликян пояснил: “Неучастие Ирана в данной инициативе делает ее неполноценной. Идея Турции была представлена неискренне, так как при разрешении региональных проблем невозможно не замечать Иран”. Признавая важную роль Турции, редактор газеты высказал убеждение в том, что наилучшим форматом для обсуждения проблем региона будет “3+3” — страны Южного Кавказа + Россия, Иран и Турция. Соединенным Штатам и Евросоюзу, по мнению Меликяна, делать тут нечего.

В какой мере активизация Ирана устраивает страны, являющиеся участниками процесса карабахского урегулирования? Ясно, что Соединенные Штаты не будут сторонниками вовлечения Тегерана. Москва, скорее всего, успела согласовать свои вопросы с иранцами.

Активизация Тегерана, по-видимому, не вызовет в Кремле опасений. Неожиданным выглядит оптимизм, высказываемый в связи с иранской инициативой азербайджанскими дипломатами. Ведь в вопросах, касающихся Карабаха, Алиев никогда не относился к Ахмадинежаду с доверием. Что же касается Армении, то наши интересы во многом совпадают с иранскими. Если отечественные дипломаты по понятным причинам вслух об этом не говорят, то на этот счет откровенно высказываются наши иранские соотечественники. “У Ирана на самом деле очень напряженные отношения с Турцией и тем более с Азербайджаном. Тегерану не по душе стремление Баку к тюркскому миру. Пантуранизм абсолютно неприемлем для Ирана, и, наверное, поэтому он разделяет армянскую точку зрения на карабахско-азербайджанский конфликт и геноцид армян”, — говорит Дереник Меликян. Видный деятель армянской общины Ирана подчеркивает, что “благодаря поясу безопасности вокруг НКР Тегеран сейчас непосредственно граничит с Нагорным Карабахом и в Тегеране, естественно, не хотят передачи Азербайджану территорий, окружающих Карабах”. А если это так, то в лице Ахмадинежада Ереван имеет тактического союзника, ресурсы которого непременно стоит использовать.

Так что вовлечение Ирана в процесс урегулирования карабахского конфликта, несомненно, в наших интересах. Но следует заметить, что союз этот не может быть долговечным. Ведь если Ереван воспринимает контроль над “поясом безопасности” как средство достижения успеха в переговорах по вопросу статуса Карабаха, то для Тегерана передача Зангелана и Горадиза Азербайджану неприемлема ни в коем случае. То есть в случае достижения между Ереваном и Баку принципиального согласия по схеме “статус взамен на территории” Иран из тактического союзника может превратиться в, мягко говоря, оппонента. Но, как говорится, не бывает вечных союзников. Бывают вечные интересы.

ЕРКРАМАС

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.04242 sec