Ситуация в Турции: декабрь 2006 г.

31 декабря 2006
А.А. Гурьев

Декабрьские события продемонстрировали всю сложность всеобъемлющей реализации разновекторной внешнеполитической концепции Турции. Если на ее восточном векторе были достигнуты определенные положительные результаты, то на западном направлении произошел существенный сбой. Замораживание, хотя и частичное, переговоров с Европейским союзом о полноправном членстве Турции в этой организации – это серьезный повод для Анкары проанализировать стратегию и тактику своих дальнейших действий по осуществлению планов на западном векторе турецкой внешнеполитической концепции.

В области внутренней политики на первое место по своей значимости уверенно выходит вопрос о досрочных парламентских выборах в стране. Декабрь в этом плане явственно высветил полярные точки зрения по этой острой проблеме правительства и правящей партии, с одной стороны, и президента, высших военных кругов, основных оппозиционных политических партий – с другой.

Что касается российско-турецких отношений, то в последнем месяце уходящего 2006 года продолжилась общая позитивная динамика их развития, которая наблюдалась в течение всего года. Cобытия декабря еще раз продемонстрировали, что поставленная лидерами двух стран задача по развитию отношений между Москвой и Анкарой в формате комплексного многопланового партнерства, несмотря на некоторые сложности, успешно выполняется.

11 декабря главы МИДов 25 стран — членов Евросоюза одобрили решение Еврокомиссии, рекомендовавшей ранее частично заморозить переговоры о вступлении Турции в ЕС. Решение было обнародовано министром иностранных дел Финляндии Туомией, верховным представителем ЕС Соланой и комиссаром по вопросам расширения Ренном. Переговоры приостановлены по восьми из 35 вопросов. Они связаны прежде всего с выполнением Анкарой обязательств по Республике Кипр и касаются свободного передвижения товаров, услуг, капиталов, рыболовства, сельского хозяйства, транспорта, таможни и торговли.

Несмотря на желание противников вступления Турции в ЕС увеличить число пунктов, по которым переговоры будут приостановлены, и назначить фиксированную дату выполнения Турцией всех требований, этого не произошло. Греция, Голландия, Республика Кипр, Германия, Франция и Австрия добивались принятия более жесткого решения по турецкому вопросу. Тем не менее они остались довольны вышеуказанным итогом встречи глав дипломатических ведомств стран — участниц ЕС.

На саммите ЕС 14-15 декабря это решение министров было одобрено, несмотря на предпринятую Турцией отчаянную попытку предотвратить негативный ход событий. Накануне саммита Анкара объявила о согласии открыть один морской и один воздушный порты для Кипра взамен на открытие для международных рейсов воздушного порта "Эрджан" и для международной торговли морского порта Мараш (Maras) на Северном Кипре. Предложение правительства было настолько поспешным, что его не удалось даже согласовать с президентом страны и армейским руководством Турции.

Турецкая армия не осведомлена о новых предложениях, касающихся Северного Кипра — заявил, в частности, начальник генерального штаба Вооруженных сил Турции Яшар Бююканыт. Он отметил, что узнал об уступках правительства в связи с кипрским вопросом на переговорах с Европейским союзом по телевидению. «Открыто заявляю, что нам не говорили ничего по этому поводу, наше мнение не было учтено. Если бы нас спросили, мы бы ответили, что это означает отклонение от официальной позиции государства. Конечно, мы не правим страной, а просто делимся своими мыслями. Могли бы поинтересоваться и нашей позицией», — подчеркнул он. Президент страны А.Н. Сезер также не был проинформирован о предложениях Анкары. Все это стало причиной дополнительных неувязок и без того в непростых отношениях правительства с президентом и военными кругами страны.

Тем не менее, по мнению ЕС, предложения Анкары оказались недостаточно убедительными и не спасли ситуацию. Переговоры решением саммита были заморожены по восьми пунктам, точная дата их возобновления не указана, но Турция должна выполнить требования всех статей. Еврокомиссия соберется, чтобы оценить ситуацию, в 2007, 2008 и 2009 гг. Как только все требования будут выполнены, переговоры возобновятся. Однако сложность состоит в том, что в соответствии с процедурой ЕС они могут быть возобновлены лишь на условиях общего единогласного решения по этому вопросу всех 25 стран-участниц. Это будет довольно сложная для Турции процедура. Турецкий премьер Реджеп Эрдоган назвал такое решение ЕС несправедливым. «Турция нужна Европе в той же степени, в какой ЕС нужен нам. Попытка отдалить нашу страну может стать очень серьезной ошибкой. Проиграет Евросоюз, а не Турция», — подчеркнул глава турецкого правительства.

Турецкие власти ранее неоднократно заявляли, что откроют Кипру свои морские и воздушные порты только после прекращения экономической изоляции Турецкой Республики Северный Кипр (ТРСК) и ее международного признания. Необходимо отметить, что уже на нынешнем этапе в вопросе о Кипре прослеживаются положительные изменения: ООН рассмотрит вопрос о возобновлении переговоров по кипрскому урегулированию и снятии, в соответствии с требованиями Анкары, изоляции с ТРСК.

Что касается возможного присоединения Турции к ЕС, то, по оценкам Еврокомиссии, то даже при идеальном развитии событий оно может произойти не раньше чем через 15 лет. В связи с этим турки с горечью отмечают, что у них есть все шансы попасть в Книгу рекордов Гиннесса по продолжительности процесса вступления страны в ЕС, начало которому было положено еще в 1962 году. Справедливости ради следует отметить, что сегодня, по данным Всемирного экономического форума, у Турции более благоприятные показатели развития экономики, чем у страны — члена Европейского союза Польши и стран кандидатов в ЕС — Болгарии и Румынии.

В связи с решением декабрьского саммита ЕС Анкара изучает возможность резкого сокращения контактов с Евросоюзом. По сведениям из турецких дипломатических кругов, составлен план действий в этом направлении. Точные детали документа держатся в секрете, однако турецкие СМИ утверждают, что правительство, не прерывая окончательно отношений с Брюсселем, собирается свести их к минимуму. В частности, Анкара планирует сократить сотрудничество с ЕС по проблемам Ближнего Востока и Кавказа, по вопросам безопасности и терроризма. Решение Евросоюза заморозить переговоры с Турцией, по мнению турецких экспертов, может сказаться и на совместных проектах в области энергетики. А ведь Турция после России является для ЕС самым важным транзитным маршрутом для транспортировки энергоресурсов. Ряд экспертов ЕС серьезно обеспокоены тем, что замораживание переговоров с Турцией подтолкнет ее еще к более активному сотрудничеству с Москвой. Они полагают, и не без оснований, что тандем российских энергоресурсов и турецкой транзитной территории может стать действенным рычагом не только региональной, но и глобальной политики.

Успешные визиты главы турецкого правительства Р. Эрдогана в Иран и Сирию в известной мере убавили горечь Анкары от жесткого решения ЕС в отношении переговорного процесса с Турцией о ее полноправном членстве в этой организации. 3 декабря в рамках насыщенного однодневного рабочего визита в Иран представительной турецкой делегации во главе с премьер-министром состоялись его переговоры с президентом М. Ахмадинежадом, вице-президентом П. Давуди и главой МИДа ИРИ М. Моттаки. Турецкий премьер встретился также с религиозным лидером Ирана аятоллой А. Хаменеи и главой Совета по целесообразности принимаемых решений (СОЦПР) А. Хашеми-Рафсанджани.

В ходе встреч, бесед и переговоров стороны подробно обсудили весь комплекс двусторонних отношений, а также ряд важных региональных проблем. В частности, большое внимание было уделено расширению торгово-экономических связей двух стран, прежде всего в энергетической сфере. Стороны договорились об увеличении двустороннего товарооборота в ближайшие два года с нынешних 6 млрд долларов до 10 млрд. Значительная доля в этом увеличении будет принадлежать иранскому газу. По словам турецкого премьера, потребность в иранском газе в ближайшем будущем значительно возрастет. Наряду с этим турецкая сторона выразила обеспокоенность ростом дисбаланса в экономических отношениях с Ираном и настаивала с целью его сокращения на увеличении иранского импорта из Турции. Вопрос будет урегулирован в рамках Смешанной торгово-экономической комиссии двух стран.

Предметом детального обсуждения в ходе переговоров стала ситуация в Ираке и Ливане. Турецкие эксперты указывают на схожесть позиций двух стран по этим вопросам. Анкара и Тегеран подтвердили свою приверженность территориальной целостности Ирака, высказались против создания американской военной базы в Северном Ираке, договорились об усилении координации своих действий против боевиков Рабочей партии Курдистана (РПК), базирующихся на иракской территории. Эксперты обращают также особое внимание на единство взглядов сторон по вопросу о налаживании трехстороннего сотрудничества Турции, Ирана и Сирии с целью прекращения гражданской войны в Ираке и нормализации обстановки в Ливане на основе взаимодействия со всеми заинтересованными сторонами, в том числе с группировкой «Хизбалла» и близкой ей партией «Амаль».

Иран выразил благодарность Анкаре за приверженность Турции дипломатическому пути решения проблемы иранского ядерного досье.

В турецких дипломатических кругах, давая оценку нынешнему визиту турецкого премьера в Тегеран, отмечают тот факт, что турецко-иранские контакты на высшем уровне приобрели сегодня регулярный характер. Попытки США препятствовать этому процессу не увенчались успехом. Более того, здесь не исключают, что США, по сути дела признавая сегодня ошибочность своей силовой политики в Ираке, попытаются все же использовать Анкару в качестве посредника и координатора действий соседних с Ираком стран для нормализации ситуации в этой стране. Как известно, ранее Вашингтон категорически отказывался от использования Турции в подобной посреднической роли.

Такой вывод экспертов подтвердил состоявшийся 6 декабря однодневный визит Р. Эрдогана в Сирию. Повестка дня переговоров турецкого премьера с высшими сирийскими руководителями была схожа с программой иранского визита. Анкара и Дамаск договорились о значительном увеличении объема двусторонних торгово-экономических связей (с нынешних 1 млрд долларов до 4 млрд долларов), совместных действиях против РПК, о координации политики двух стран с целью прекращения противостояния в Ираке и Ливане, а также по вопросу ближневосточного урегулирования в целом. Президент Сирии Б. Асад назвал отношения с Турцией «превосходными во всех областях». Р. Эрдоган в свою очередь заметил, что Анкара и Дамаск по вышеперечисленным вопросам «не теряя времени, должны вместе думать и вместе действовать».

Анализ итогов этих двух визитов говорит о том, что Анкара созрела в случае заинтересованности Вашингтона для выполнения посреднической роли в налаживании диалога между США, с одной стороны, и Ираном и Сирией – с другой. Это косвенным образом подтверждает и неожиданная положительная оценка турецко-иранских и турецко-сирийских переговоров американской администрацией, которая ранее любые подобные контакты оценивала резко критически и угрожала Анкаре экономическими санкциями за их осуществление. Вместе с тем реализация посреднической миссии Анкары на нынешнем этапе – очень сложный процесс. Ведь для Белого дома необходим подконтрольный посредник, на роль которого Анкара сегодня вряд ли согласится.

Как успех турецкой внешней политики на восточном векторе следует рассматривать и результаты переговоров 14 декабря в Израиле министра энергетики и природных ресурсов Турции Х. Гюлера. Стороны подписали Протокол о намерениях, где зафиксировали принципиальную договоренность о реализации уникального проекта – строительства энергетического коридора, который соединит Черное и Красное моря. В соответствии с этим документом, энергетический коридор включает трубопроводы для транспортировки нефти, газа, воды, а также соединение двух морей линиями электропередачи и волоконно-оптическим кабелем. Турецкий министр охарактеризовал переговоры в Тель-Авиве как «успешные и плодотворные» и отметил, что в строительстве трубопроводов примет участие турецкая компания Calik Group.

Два внутриполитических события в Турции в 2007 году станут во многом определяющими для развития страны на перспективу с точки зрения как внешней, так и внутренней политики. Это выборы президента Турции и всеобщие парламентские выборы. Их приближение увеличивает накал страстей на внутриполитическом поле страны. Оппозиция требует проведения досрочных парламентских выборов весной будущего года, преследуя цель выбрать президента новым составом парламента. Правящая Партия справедливости и развития (ПСР), имея большинство в парламенте, которое позволяет ей избрать президента в мае 2007 года из числа своих сторонников, категорически против досрочных выборов и настаивает на их проведении осенью будущего года, как это и предусмотрено Конституцией страны.

Впервые публично по этому вопросу высказался действующий президент страны А.Н. Сезер. 12 декабря он провел встречу с главой Партии националистического движения (ПНД) Турции Д. Бахчели, на которой познакомился с новым руководством, выбранным восьмым очередным съездом партии. В ходе встречи А.Н. Сезер, обращаясь к лидерам партии, отметил, что страна переживает сейчас трудный период и досрочные парламентские выборы станут решением проблем в такой ситуации. Это высказывание президента стало причиной критических выступлений депутатов парламента от правящей партии. В частности, депутат от ПСР М.Н. Акбулут заявил, что отношения президента и правительства развиваются сегодня в режиме политического соперничества, в то время как глава государства не должен руководствоваться в своей деятельности политическими пристрастиями и сохранять в этом вопросе нейтралитет. Эксперты полагают, что в складывающейся ситуации армия находится на стороне президента и не станет возражать против проведения в стране досрочных парламентских выборов.

В сфере российско-турецких отношений эксперты обратили внимание на телефонный разговор президента России В.В. Путина и премьер-министра Турции Р.Т. Эрдогана, который состоялся 9 декабря по инициативе турецкой стороны. В начале беседы, которая продолжалась около 45 минут, турецкий премьер выразил искреннее соболезнование в связи с пожаром в московской больнице, повлекшим за собой человеческие жертвы. В ходе беседы стороны обстоятельно обменялись мнениями по актуальным вопросам двусторонних отношений и международной политики, а также обсудили развитие сотрудничества в торгово-экономической, политической и других сферах. Было выражено удовлетворение активной динамикой российско-турецких отношений.

Что касается международной политики, то лидеры двух стран значительное внимание уделили ситуации в Ближневосточной регионе. Турецкий премьер проинформировал российского президента об итогах своих визитов в Иран и Сирию. В свете состоявшегося 18-19 декабря визита в Москву президента Сирии Б. Асада в турецких политических кругах расценили это как один из аспектов российско-турецкого взаимодействия на региональном уровне. Обе стороны констатировали близость оценок и подходов к урегулированию ситуации в Ираке и Ливане, которая остается сложной и напряженной. Была подчеркнута необходимость ответственных и солидарных действий международного сообщества в целях решения проблем Ближневосточного региона, прежде всего достижения мира и стабильности в Ираке и Ливане, сохранения территориальной целостности этих стран. При этом, указывают турецкие эксперты, было особо отмечено значение дальнейшей внешнеполитической координации между Россией и Турцией. Они также обращают внимание на обсуждение двумя руководителями кипрской проблемы и отношений Турции с Европейским союзом. Москва и Анкара вновь подтвердили свою позицию о необходимости решать кипрскую проблему в рамках ООН. Российский президент, как сообщил телеканал CNN Tьrk, отметил важность процесса вступления Турции в ЕС с точки зрения региональной стабильности и охарактеризовал недавнюю инициативу Анкары по открытию морского порта и аэропорта для греческих судов как «хороший шаг».

Состоявшийся телефонный разговор В.В. Путина и Р.Т. Эрдогана, считают в политических и дипломатических кругах Турции, еще раз подтвердил, что российско-турецкие контакты на высшем уровне приобрели сегодня регулярный и устойчивый характер. Это свидетельствует о стабильном политическом диалоге между двумя евразийскими странами, который не только оказывает позитивное влияние на расширение двустороннего сотрудничества в других областях, но и способствует решению острых международных проблем в регионе.

Партнерский характер российско-турецких отношений был в очередной раз подтвержден и в связи с сокращением в декабре подачи в Турцию иранского газа. По словам руководителей иранской Национальной газовой корпорации, в связи с холодной погодой возросло потребление газа на внутреннем рынке Ирана, и Тегеран, сославшись на положение турецко-иранского Соглашения о «вынужденной мере», сократил поставки голубого топлива в Турцию. Объемы сокращения довольно ощутимы. В соответствии с Соглашением, ежедневная норма поставок иранского газа должна составлять 27 млн кубических метров, однако она была снижена до 7 млн.

Анкара предприняла экстренные меры с целью бесперебойного снабжения страны газом. По заявлению министра энергетики и природных ресурсов Турции Хильми Гюлера, принято решение задействовать ресурсы подземных хранилищ газа. Кроме того, по просьбе турецкой стороны были увеличены объемы поставок российского газа по трубопроводу «Голубой поток». Если раньше по этому газопроводу в Турцию ежедневно поступало в среднем 27 млн куб. метров газа, то сегодня, по заявлению представителей Министерства энергетики и природных ресурсов, его объем увеличен до 34 млн куб. метров. Эти поставки компенсируют возникший дефицит газа на турецком рынке, что позволяет на нынешнем этапе избежать проблем в энергоснабжении страны.

Это не первый случай, когда Москва оперативно и позитивно реагирует на просьбы турецкой стороны об увеличении поставок газа. Напомню, что в январе с.г. Иран из-за резкого похолодания также сократил поставки своего газа в Турцию на 80%. А в октябре с.г. прекращение подачи газа из Ирана произошло из-за взрыва на экспортном газопроводе, по которому Турция получает иранский газ. Российская сторона в обоих случаях, понимая сложность ситуации на турецком энергетическом рынке, своевременно увеличивала объемы поставок газа по «Голубому потоку», что позволяло турецкой экономике не испытывать дополнительных проблем в эти сложные периоды.

По мнению турецких деловых кругов, это красноречиво демонстрирует стратегическую важность газопровода «Голубой поток» и надежность России как поставщика «голубого топлива» своим партнерам. Это также в очередной раз опровергает прогнозы тех, кто продолжает утверждать, что Россия пытается использовать поставки энергоресурсов в качестве рычага давления с целью решения политических вопросов. Сегодня Россия на 65% удовлетворяет потребности Турции в газе. 11,6 млрд куб. метров российского «голубого топлива» Турция получает по Трансбалканскому газопроводу и 4,5 млрд куб. метров – по «Голубому потоку».

10-12 декабря в Стамбуле прошла презентация Краснодарского края. Кубань представила около 300 инвестиционных проектов, стоимость которых составляет около 800 млрд рублей. Специалисты расценили это мероприятие как один из примеров набирающего силу российско-турецкого сотрудничества на уровне регионов двух стран. В рамках презентации мэрия турецкого черноморского города Самсуна и администрация Новороссийска договорились о развитии паромного сообщения и подписали соответствующее соглашение, по которому на линии портов Самсун – Новороссийск, Самсун – Кавказ будут задействованы турецкие и российские суда.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03937 sec