Ядерная сделка Индии и США: взгляд из Пакистана

29 декабря 2006
П.В. Топычканов

18 декабря президент США Дж. Буш подписал «Закон Генри Дж. Хайда о мирном сотрудничестве США и Индии в области атомной энергии» (Henry J. Hyde United States – India Peaceful Atomic Energy Cooperation Act of 2006 (H.R. 5682)). Основой для данного закона стало Совместное соглашение между Дж. Бушем и премьер-министром Индии Манмоханом Сингхом, посетившим с официальным визитом США в июле 2005 г. Соглашение касалось поставок в Индию ядерных топлива и технологий даже в том случае, если она не вступит в Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО). Во время визита Дж. Буша в Индию 3 марта 2006 г. были обсуждены детали будущего закона. 26 июля Палата представителей США проголосовала за «Закон о развитии ядерного сотрудничества США и Индии». 17 ноября закон был одобрен Сенатом. 8 и 9 декабря обе палаты американского Конгресса утвердили окончательную версию закона. 18 декабря под текстом закона поставил свою подпись Дж. Буш. В индийском парламенте ядерная сделка, натолкнувшаяся на жесткую оппозицию со стороны

Индийской народной партии (Bharatiya Janata Party) и левых партий, не получила однозначного одобрения. Однако, в случае окончательного двустороннего согласования всех деталей этой сделки, ее реализация станет возможной только после ее согласования с Международным агентством по атомной энергии (МАГАТЭ) и Группой ядерных поставщиков (ГЯП).

Полная версия утвержденной версии закона представлена на сайте Библиотеки Конгресса США. Согласно правовому акту Индия должна выполнить следующие обязательства (Раздел 104, b):

1. Предоставить США и МАГАТЭ план разделения своей ядерной программы на гражданскую и военную части.

2. Предпринять шаги по подписанию соглашения с МАГАТЭ по постановке гражданской программы под гарантии агентства.

3. Подписать дополнительный протокол с МАГАТЭ о приведение гражданской части ядерной программы в соответствии с принципами и практикой агентства.

4. Вести переговоры с США по предварительному заключению многостороннего договора о прекращении производства расщепляющихся материалов оружейного качества.

5. Поддерживать усилия США и международных организаций по предотвращению распространения технологий обогащения урана и переработки ядерных материалов среди стран, которые не имеют предприятия, уже работающие с этими технологиями.

6. Обеспечить безопасность ядерных материалов и чувствительных технологий (принять эффективное экспортное законодательство в соответствии с принцами и практиками ГЯП и Режима контроля за ракетными технологиями).

При условии выполнения этих требований США обязуется пересмотреть собственное законодательство. Речь идет, прежде всего, о Законе о ядерной энергии 1954 г. (Atomic Energy Act of 1954 (42 U.S.C. 2153)) и Законе о ядерном нераспространении 1978 г (Nuclear Non-Proliferation Act of 1978 (P.L. 95-242)). Штаты обещают также повлиять на международные организации (прежде всего ГЯП) с целью снятия ряда ограничений на передачу Индии ядерных материалов и технологий без ущерба для режима нераспространения. Эти ограничения были наложены на Индию в связи с ее нахождением вне ДНЯО и проведением ей ядерных испытаний в 1974 и 1998 гг. Действия США должны создать необходимые условия для передачи Индии ядерных материалов и технологий, что означало бы фактическое признание Индии ядерным государством и приравнивание ее к государствам-участникам ДНЯО.

В Индии, США и в других странах существует полный спектр точек зрения на ядерную сделку: от крайне отрицательных (Дж. Картер: «Предложенная сделка с Индией – это еще один шаг, открывающий ящик Пандоры ядерного распространения»; Washington Post, 29.03.2006) до однозначно положительных (Дж. Буш: «Эта инициатива повышает эффективность стремлений США по нераспространению путем присоединения Индии к международному большинству, стоящему на позициях нераспространения»; The White House, 27.07.2006). В данных примерах акцент делается на влиянии ядерной сделки на международный режим нераспространения. Помимо глобального измерения режим имеет и региональное, который в данном случае приобретает особое значение потому, что в непосредственной близости от Индии расположены Пакистан и Иран, имеющие собственные ядерные программы и занимающие во внешней политике США особое, хотя и разное, положение. Этот контекст заставляет внимательно отнестись к позиции Ирана и Пакистана в отношении сделки, к ее региональным последствиям. Ниже будет рассмотрена позиция Пакистана.

В Пакистане ядерную сделку Индии и США оценивают в нескольких взаимосвязанных контекстах – международного режима нераспространения и отношений с Индией, США, Ираном и Китаем. По мнению представителей Пакистана, данная сделка свидетельствует о возникновении практики, угрожающей режиму нераспространения. Согласно ей ядерные материалы и технологии передаются исходя из геополитических соображений, а не из реальных потребностей страны в ядерной энергии. Как считает генеральный секретарь Пакистанской Мусульманской Лиги сенатор Мушахид Хусейн Саид, развитие сотрудничества Индии и США в ядерной сфере мотивировано, прежде всего, желанием Штатов сдерживать Китай (The Nation, 08.04.2006). Негативных последствий от сделки для режима нераспространения можно было бы избежать в том случае, если бы США развивали бы отношения с Индией и Пакистаном в ядерной сфере на равных условиях, поскольку обе южноазиатские страны обладают одинаковым неофициальным ядерным статусом, обе – одинаково остро испытывают энергетический голод (премьер-министр Шаукат Азиз; Online: International News Network, 05.04.2006). Из этих высказываний видно, что угроза распространения, вызванная ядерной сделкой, рассматривается пакистанцами в региональном контексте и означает для них передачу ядерных материалов и технологий Индии, которая получает возможность не только высвобождать дополнительные ресурсы на развитие военной части ядерной программы, но и, используя непрозрачность своей программы, осуществлять вертикальное распространение полученных материалов и технологий из ее гражданской части в военную. Эта возможность, как считают пакистанские эксперты, предоставляется Индии сознательно, поскольку США с помощью этой страны хотят «вести борьбу с радикальным исламом и сдерживать Китай» (Ширин Мазари, генеральный директор Института стратегических исследований в Исламабаде; Pakistan Link, 22.03.2006). Под «радикальным исламом» понимается не столько террористические организации, сколько Иран, на что указывает сам «Закон Генри Дж. Хайда о мирном сотрудничестве США и Индии в области атомной энергии», одной из целей которого является «обеспечение полного и активного участия Индии в усилиях США по убеждению, изолированию и, если необходимо, наложению санкций и сдерживанию Ирана, пытающегося приобрести оружие массового уничтожения, в том числе приобрести возможность создания ядерного оружия и возможности обогащения урана и переработки ядерного топлива, а также приобрести средства доставки оружия массового уничтожения» (Раздел 103, b).

В этой связи Пакистан испытывает амбивалентные чувства. Пакистанские лидеры на примере сделки убеждаются, что несмотря на ключевую роль Пакистана в антитеррористической борьбе, Штаты испытывают большее доверие к его региональному сопернику – Индии. Отказ Пакистану в заключении подобной сделки является несправедливым. По словам Шауката Азиза, «как и Индия, Пакистан также имеет право на соглашение о сотрудничестве с США в области мирного атома, дискриминационная политика США в этой связи приведет к серьезным последствиям для региональной безопасности» (Online: International News Network, 05.04.2006). Пакистаном было предпринято ряд безуспешных попыток «сбалансировать» политику США в Южной Азии. Так, еще в октябре 2005 г. Пакистанская комиссия по атомной энергии обратилась к президенту Первезу Мушаррафу с просьбой активизировать действия страны по заключению подобных сделок с США и другими западными странами (Dawn, 04.10.2005). На международном уровне Первез Мушарраф, Шаукат Азиз, министр иностранных дел Хуршид Касури и др. пакистанские лидеры неоднократно заявляли о необходимости развивать сотрудничество в ядерной сфере. Хуршид Касури даже «пригрозил» Штатам тем, что, если они не предложат Пакистану заключить такую же сделку, Пакистан будет искать другие возможности (Daily Times, 18.03.2006). Эти слова министра свидетельствуют о том, что желание развивать более тесные отношения с США соседствует в Пакистане с потерей иллюзий по поводу перспектив двусторонних отношений: «Зачем мы все время надеемся на США, если они постоянно дают нам ясно понять, что наши надежды будут разбиты?» – спрашивает Ширин Мазари (Pakistan Link, 06.03.2006).

Следствием ядерной сделки Индии и США стало усиление в Пакистане антиамериканских настроений среди не только оппозиционных, но и правящих кругов. Что касается первых, они пытаются использовать отношения Индии и США в ядерной сфере для того, чтобы обосновать свою точку зрения, согласно которой руководство Пакистана, являющееся в действительности марионеточным, действует по указке США в ущерб национальным интересам (Маулана Фазлур Рахман, лидер альянса исламистских партий «Муттахида Маджлис-е-Амаль» («Объединенный совет действия»); Pakistan Tribune, 05.03.2006). Если оппозиция предлагает радикальные меры для восстановления баланса в регионе, включая отказ в любой помощи действиям НАТО в Афганистане и вывод американских военнослужащих с территории Пакистана, то пакистанские руководство и экспертное сообщество понимают, что региональная и глобальная ситуации не позволяет вносить серьезные изменения во внешнюю политику страны. однако, как считает эксперт в области безопасности из Института стратегических исследований в Исламабаде Талят Масуд, Пакистан должен отказаться от следования в американском фарватере: «Пакистану следует продолжать сотрудничество с США в тех областях, в которых Штаты хотят с ним сотрудничать, но ему не следует идти в войне против терроризма по избранной Штатами дороге» (Pakistan Link, 06.03.2006). О далеко идущих выводах Пакистана можно судить по его шагам, направленным на развитие отношений с геополитическими оппонентами США – Ираном и Китаем, – в том числе в области энергетики. Если в случае Китая речь идет о сотрудничестве во многих областях, включая военную сферу и ядерную энергетику, то в случае Ирана, – прежде всего, о реализации амбициозного проекта по строительству газопровода Иран – Пакистан – Индия. Вместо Индии, участие которой вызывает у пакистанцев сомнение в свете ее отношений с США, рассматривается вариант Китая.

Очевидно, ядерная сделка оказала влияние на осознание Пакистаном того факта, что в долгосрочной перспективе американские интересы расходятся с его собственными. Сейчас же он пытается получить максимальную выгоду от временного совпадения интересов в области международной безопасности.

Суммируя различные мнения представителей Пакистана относительно ядерной сделки Индии и США, можно выделить несколько моментов:

1. Ядерная сделка подчиняется логике противостояния США с Ираном и Китаем.

2. Ядерная сделка является примером политики двойных стандартов, создающей угрозу режиму ядерного нераспространения и региональной безопасности.

3. Недискриминационный, политически не мотивированный подход ко всем странам, обладающим одинаковыми ядерным статусом и потребностями в энергии, является залогом сохранения режима нераспространения.

4. США, не заключившие подобную сделку с Пакистаном, показали свое истинное отношение к этой стране.

5. Пакистан, не имеющий возможности кардинально менять внешнюю политику, должен отказаться от исключительной ориентации на США, расширив круг партнеров за счет Ирана и Китая.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03716 sec