Иран, Израиль, Ближний и Средний Восток. Владимир Шенк: ядерная демонизация Израиля

28 декабря 2006
Немного истории

В пресс-службе МИД Израиля «Времени новостей» объявили, что израильский премьер Эхуд Ольмерт невольно раскрыл военную тайну, косвенно подтвердив, что еврейское государство обладает ядерным оружием. Скандальное признание прозвучало в интервью немецкому телевидению накануне вчерашнего визита Ольмерта в Германию.

Премьер витиевато сказал по-английски буквально следующее: «Иран открыто, явно и публично угрожает стереть Израиль с карты. Можете ли вы сказать, что это тот же уровень, когда они стремятся к обладанию атомным оружием, как Америка, Франция, Израиль и Россия?».

В канцелярии премьер-министра выпустили заявление, в котором утверждается, что «глава правительства никогда не заявлял о том, что Израиль располагает ядерным оружием. Его просто неправильно поняли». Ольмерт перечислил «четыре страны, которые придерживаются демократических основ и в отличие от Ирана не угрожают стереть с лица земли другие страны».

Глава комиссии Кнессета по внешним делам и обороне Юваль Штайниц призвал Ольмерта уйти в отставку, заявив, что досадная оговорка стала «очередным безответственным заявлением в длинной череде неудач премьера». По мнению главы левой партии МЕРЕЦ Йоси Бейлина, «этот инцидент говорит о недостатке ответственности главы государства». Он отметил, что люди, позволяющие себе подобные ошибки, не могут занимать пост главы правительства. Но, на таком уровне никто просто так не проговаривается.

В израильском парламенте дебаты по ядерному вопросу проводились лишь однажды, да и то мимоходом. 2 февраля 2000 года Исам Махуд, один из 10 депутатов арабов, добился вынесения этого вопроса на повестку дня через Верховный суд. Это ему отказывали семь раз. "Весь мир знает, что Израиль - это огромный склад ядерного, биологического и химического оружия, что создает базу для гонки вооружений на Ближнем Востоке", - заявил он, будучи защищенным депутатской неприкосновенностью.

Исам Махуд заявил, выступая перед израильскими парламентариями, что ядерный арсенал Израиля опасен для самого Израиля. Исам Махуд заявил: "Израиль считает, что ядерное оружие делает его сильнее, однако на самом деле, все наоборот. Факт наличия у Израиля подобных вооружений лишь стимулирует соседние страны к созданию ядерного оружия, которое может уничтожить нашу страну".

Несколько депутатов Кнессета демонстративно покинули зал заседаний. Другие ответили гневными выкриками. "Это обсуждение опасно", - заявил депутат Моше Гафни. Министр Хаим Рамон подчеркнул, что ни одна демократическая страна не приглашает врагов на дискуссии о своей ядерной политике. "Вы хотите, чтобы мы сообщили Ирану и Ираку, что у нас есть и сколько?" - возмущался он. Видимо, жизнь на пороховой бочке для них предпочтительнее. И это будущее кажется для них невероятным на фоне опьянения прошлыми успехами. Но, все имеет начало и конец.

С момента провозглашения Государства Израиль в 1948 году его первый премьер-министр Давид Бен Гурион задумывался о том, что арабской угрозе можно противопоставить еврейское государство. Бен Гурион был изумлен , когда США сбросили две атомные бомбы на Японию с целью обеспечить себе победу во Второй мировой войне. Он полагал, что будущее еврейского государства может быть гарантировано благодаря развитию нетрадиционного оружия, в частности ядерного, чтобы отбить у арабов даже мысли о возможности угрожать существованию Израиля.

Бен Гурион воспользовался помощью двух лиц, которым принадлежала ведущая роль в запуске и разработке ядерной программы Израиля. Это - бывший директор Израильского ядерного комитета профессор Эрнест Давид Бергман, который одновременно занимал пост начальника исследовательского отдела министерства обороны, и Шимон Перес, ставший впоследствии премьер-министром.

Израиль приступил к созданию ядерной бомбы в середине 1950-х годов, когда молодое государство оказалось в ситуации постоянного давления со стороны соседей-врагов. Реактор начали возводить в отдаленном уголке пустыни Негев, около городка Димона. Это был масштабный проект. Реактор и подземный комплекс на 14 кв. милях строили 1500 израильских и французских рабочих.

В 1956 году Израиль заключил секретное соглашение с Францией о постройке плутониевого ядерного реактора. Благодаря своим обширным связям и личным отношениям с президентом Шарлем Де Голлем, Ш. Пересу удалось в 1957 году убедить французское правительство поставить Израилю атомный реактор. Французская военная авиация, по сведениям Федерации американских ученых в Вашингтоне, тайно доставляла в Израиль из Норвегии тяжелую воду, которая является ключевой компонентой в функционировании плутониевого реактора.

В 1958 году строительство засекли американские самолеты-шпионы U2. Сначала Израиль заявил, что это - текстильная фабрика, потом - металлургический исследовательский комплекс. Два года спустя американцы четко обозначили комплекс, как ядерный реактор, и ЦРУ заявило, что это часть ядерной программы. Об этом свидетельствуют документы Национального архива в Вашингтоне.

В декабре 1960 года израильский премьер-министр Давид Бен-Гурион сообщил Кнессету о строительстве ядерного реактора, подчеркнув его исключительно мирное назначение. Это был первый и последний раз, когда израильский лидер делал публичное заявление о комплексе в Димоне, указывает в книге "Израиль и бомба" ученый Авнер Коэн.

Вскоре после прихода к власти в 1961 году, президент США Д. Кеннеди пытался убедить Израиль допустить к себе международные инспекции. В мае того же года комплекс в Димоне посетила группа американских экспертов.

В докладе, по завершении инспекции, американские ученые отметили, что они "удовлетворены тем, что от них ничего не скрывалось. Реактор соответствует заявленным ранее целям и носит мирный характер". В течение 1960-х годов американцы неоднократно посещали ядерный комплекс в Димоне и всякий раз сообщали об отсутствии каких бы то ни было следов военной программы.

В 1966-1967 годах Израиль завершил первый этап своей ядерной программы, произведя от трех до семи атомных бомб. С тех пор Израилю удалось значительно расширить свою ядерную программу, до производства водородной бомбы и ядерных боеголовок для баллистических ракет.

В 1969 году президент Никсон заключил сделку с премьер – министром Израиля Голдой Меир. США обязались прекратить свои инспекции и закрыть глаза на ядерную программу Израиля, если Израиль не будет ее афишировать и открыто проводить испытания. Об этом говорится в книге Коэна.

Но, только 5 октября 1986 года в лондонской "Санди тайме" появилась статья, в которой бывший сотрудник комплекса в Димоне Мордехай Вануну детально описывал израильскую программу создания ядерного оружия. Рассказ сопровождался диаграммами и фотографиями, сделанными на территории комплекса, где, по его словам, было произведено достаточно плутония для создания 100 ядерных бомб.

Мордехай Вануну отметил, что, для того, чтобы обмануть американских инспекторов, была построена фальшивая стена, которая скрывала лифты, спускавшиеся на шесть этажей под землю. Там обрабатывался плутоний и производились компоненты бомб, заявил М. Вануну. Вскоре после публикации статьи, женщина-агент израильской разведки выманила Вануну из Лондона в Рим. Его похитили и привезли в Израиль, где в ходе тайного судебного процесса обвинили в государственной измене и приговорили к 18 годам тюремного заключения.

Все это время Израиль совершенствовал возможности запуска ядерного оружия. США продали Израилю истребители F15 и F16, которые могут быть использованы для доставки ядерных бомб и ракет. В 1960-х годах французы помогли Израилю разработать первое поколение ракет "Йерихо". К середине 1980-х гг. появилась ракета «Йерихо II». «Йерихо" I и II» оснащены ядерными боеголовками, и, судя по спутниковым фотографиям, многие из них спрятаны в известняковых пещерах к юго-востоку от Тель-Авива. «Йерихо II» имеет дальность полета 930 миль, значит, она в состоянии долетать до Ирана. Так было обмануто мировое сообщество.

Политика «позитивной маскировки»

Но, Израиль никогда не проводил ядерных испытаний. По мнению экспертов, израильтяне могли использовать компьютерные симуляции и частично проводить испытания с обычными боеголовками. "Неядерные испытания не фиксируются спутниками и другими мониторинговыми системами, - говорит Гэри Милхоллин, директор Висконсинского проекта контроля над ядерным оружием. - Очень многое можно проделать в тайне, без всякого ядерного взрыва".

Поскольку, использование ядерного оружия в мире, кроме одного раза, не осуществлялось, то вряд ли это потребуется в будущем. Еврейский ум пришел к заключению, что важна лишь вера мирового сообщества в существование ядерного оружия в еврейском государстве. Поэтому все усилия должны быть направлены на формирование этой веры. Для этого созданы материальные предпосылки и их подтверждения в соответствии с современными технологиями маркетинга посредством политики «позитивной маскировки».

Политика «позитивной маскировки» является основной частью стратегии безопасности еврейского государства. Она заложена Бен Гурионом. Но, вольно или невольно, все израильское общество приняло участие в демонизации Израиля, посредством обсуждения политики «позитивной маскировки». Обсуждение ядерной программы Израиля заведомо предполагает наличие атомной бомбы в Израиле очевидным. Это создало видимость наличия того, что, возможно, в действительности, отсутствует, как и способность нанести ядерный удар. Эта политика основана на отказе руководящих кругов Израиля признать существование ядерного арсенала, сокрытии прямых доказательств о его наличии и создании косвенных намеков на его существование.

Проводя эту политику, Израиль пытается заставить арабские страны отказаться даже от мысли о возможности уничтожить еврейское государство. Бывший премьер-министр Израиля Ицхак Рабин придавал большое значение роли признания наличия ядерного арсенала арабскими странами в предотвращении любой попытки арабского мира начать открытое вооруженное противостояние с Израилем. Некоторые израильские стратеги считают, что в течение пяти десятилетий эта политика подтвердила свою действенность.

Израильские кабинеты министров последовательно проводили политику «позитивной маскировки» и решительно отказывались подписать договор о нераспространении ядерного оружия. При этом Израиль пользовался поддержкой США, признавших право Израиля не подписывать договор. С другими странами региона в подобной ситуации США поступали по-другому. Или захватили их, или пугали с целью не допустить разработки у них нетрадиционных видов оружия.

Считается, что Израиль сегодня находится в большей безопасности благодаря ядерному арсеналу, который удерживает арабские режимы от намерения разрушить Израиль. Этот арсенал, по мнению израильтян, не только сможет заставить арабов сесть за стол переговоров, он также способствует снижению уровня их требований во время переговоров. Как сказал свое время бывший начальник службы военной разведки (АМАН) Ури Саги, что, когда арабы придут на переговоры, они будут знать, что у них другого выбора нет. Это понизит уровень их требований, так как они поймут, что потеряли рычаги давления и свои материальные возможности угрожать существованию Израиля.

В Израиле бытует укоренившееся убеждение, что израильский ядерный арсенал может подтолкнуть арабские государства к подписанию, даже не удовлетворяющего их в полной мере, мирного договора. Это мнение ясно выразил Шимон Перес, который заявил: «Мир не приходит сам по себе или же благодаря влиянию потусторонних сил. Израиль осознал, что он может добиться мира, только если убедит арабский мир, что благодаря научному прогрессу он способен лишить арабов малейшей возможности угрожать его существованию».

Сторонники отказа от политики «позитивной маскировки» считают, что не следует опасаться реакции арабских режимов в случае легализации израильского ядерного арсенала. Депутат от Партии труда, бывший председатель комитета по международным делам и вопросам безопасности в Кнессете Хаим Рамон заявил, что арабские режимы в настоящее время озабочены сохранением собственных постов в свете свержения режима Саддама Хусейна в Ираке. Некоторые считают, что подчинение Ливии призыву арабских государств отказаться от программ разработки нетрадиционных видов вооружений, не дожидаясь, пока Израиль сделает такой шаг, является еще одним свидетельством того, что арабский мир не заботит ядерная программа Израиля.

Американский закон запрещает предоставление любой экономической и военной помощи любому государству, создающему ядерное оружие. Учитывая огромный масштаб американской помощи, Израиль не может изменять форму проведения своей ядерной программы. Но, сторонники школы «постсионизма» полагают, что администрация США с большим пониманием встретит объявление Израиля о наличии ядерного арсенала, поскольку некоторые официальные лица США заявляли, что всему миру следует признать факт его существования. Свою точку зрения они аргументировали тем, что избранное демократическим путем израильское правительство сможет ответственно обращаться со своим ядерным арсеналом, в отличие от арабских режимов, которые, согласно американской логике, чувства ответственности не имеют.

За исключением сторонников «постсионизма», никто в Израиле не призывает к свертыванию ядерной программы. Однако, растет число голосов, призывающих к пересмотру политики «позитивной маскировки» и изучению возможности поставить мир перед фактом наличия в Израиле ядерного оружия, официально объявив от имени правительства о существовании ядерного арсенала. Сторонники подобного шага заявляют, что международные и региональные условия позволяют Израилю сделать такой шаг, приводя пример Индии и Пакистана, которые объявили о своих ядерных программах и демонстративно провели ядерные испытания, не подвергнувшись при этом серьезным санкциям.

Но, официальный курс израильского правительства остается неизменным, несмотря на то, что следование общепринятым стандартам может быть оправдано теми ядерными изменениями, которые произошли в арабском мире. Очевидно, что в Израиле считают более выгодным неопределенность, чем ясные доказательства наличия в стране ядерного оружия. Может его вовсе невозможно создать в условиях существования еврейского государства.

А если это мистификация?

Но, по данным ЦРУ, Израиль обладает 400 ядерными боеголовками, а также достиг успехов в разработке водородной бомбы. Как отмечала газета «Хаарец», Израиль обладает ракетами с ядерными боеголовками, способными нанести удар по любой точке планеты. На вооружение военного флота поступили подводные лодки с ядерными ракетами. В свое время необходимость владения такими кораблями объясняли тем, что они позволят Израилю в случае опасности нанести удар по отдаленным арабским и мусульманским странам.

Но, «эффективность» работы ЦРУ доказана в Ираке, а израильской разведки АМАН и других его разведок – в Ливане. Да и они могут использоваться для мистификации. Фактически, никто не обладает достоверной информацией о ядерном арсенале Израиля, т. к. даже подземного испытания слабенького заряда не было. Как можно утверждать, что, что – то сделано, если не доказано, что оно работает. Испытания, опыт, вообще, являются элементом разработки. А реакторы, где они только не построены. Если Северная Корея произвела испытание, то это ясно всему миру. Также, непонятно, что с отходами при обогащении плутония. Фактически Израиль угрожает тем, что у него, может быть, отсутствует.

Как можно утверждать, что, что – то сделано, если не доказано, что оно работает. Испытания, опыт, вообще, являются элементом разработки. Даже значительно более простые устройства требуют испытаний и многочисленных проверок. Например, в Бейт-Хануне снаряды, выпущенные из израильских орудий, накрыли жилой квартал в городе, из которого за сутки до этого вышли части израильской армии. В результате погибли 19 палестинцев, в том числе 8 детей. Первичное армейское расследование инцидента показало, что, по всей вероятности, причиной происшествия стала техническая неполадка в системе наведения. Одна из составных частей электронной системы «Шилем», которая корректирует стрельбу, была установлена на батарее пять дней назад взамен вышедшей из строя. Замену производили техники специального подразделения, специализирующегося на системе «Шилем» и проверке ее исправности. Произведя замену комплектующих, техники дали заключение об исправности системы, однако контрольных выстрелов, подтверждающих точность стрельбы, произведено не было. При этом армейские эксперты утверждают, что инструкция по эксплуатации установки не требует контрольных стрельб, поскольку накопленный опыт доказывает, что достаточно только электронной проверки ее составляющих. Но, было произведено несколько выстрелов. - Система работала совершенно. Все снаряды попали точно в заданную цель с разбросом 200 метров.

Поэтому артиллеристы были уверены, что орудие стреляет точно, хотя и во время пристрелки снаряды немного отклонились от цели. Но, начав обстрел, военные положились на электронику, не контролируя ее показания с помощью оптических приборов наблюдения. Из-за этого 7 из 11 снарядов, выпущенных батареей, попали в два жилых дома, находившиеся на расстоянии 450 метров друг от друга. И это несмотря, что в целом все нормы были соблюдены. - А что говорить о ядерной артиллерии.

Даже, детективно–лирическая история с М. Вануну может быть всего лишь тонкой дезинформацией. – М. Вануну сейчас освобожден. Ему отказано в выезде потому, что, по мнению обвинения, он по–прежнему, владеет государственными секретами. Возникает вопрос, что мешало ему рассказать о них еще до его ареста. Или он получил дополнительную информацию сидя в тюрьме. Да и какую информацию может знать техник, а М. Вануну крупным специалистом – ядерщиком никогда не был, кроме чисто внешних атрибутов ядерной технологии. А может, его вели.

Хотя Израиль демократическая страна, обсуждение ядерной программы - табу. Израильская комиссия по атомной энергетике является одной из самых засекреченных организаций. В тайне держится ее бюджет, сотрудникам грозят жесткие санкции, если они заговорят с кем-нибудь о своей работе. Даже имя начальника отдела ядерной безопасности долго держалось в секрете.

На страже ядерных секретов Израиля стоит военный цензор. Журналисты, пишущие о безопасности и обороне, должны подавать ему статьи или сценарии телепередач для предварительного ознакомления. Цензор, армейский генерал, может заблокировать публикацию статьи или выход передачи в эфир. Его решения могут быть обжалованы в Верховном суде Израиля, однако, по словам журналистов, чаще побеждает правительство. Закон о цензуре распространяется и на иностранных журналистов в Израиле, хотя они редко подают свои материалы цензору. Хотя, Израиль ввел усиленную цензуру в прессе на все сообщения, касающиеся своей ядерной программы, руководство страны содействовало утечке информации о ядерной программе в иностранные СМИ. Даже М. Вануну вписывается в эти планы, хотя сам он, об этом, может и не подозревать.

Цена мистификации

Бен Гурион и его преемники были уверены, что израильский ядерный арсенал является своеобразным страховым полисом, отказ от которого означает потерю возможности обеспечить будущее государства и безопасности его населения. Ради этого мог разыграться этот грандиозный спектакль под названием «политика «позитивной маскировки»».

Но, этот спектакль по демонизации Израиля не только не смог заставить арабов сесть за стол переговоров или пойти на уступки, но активизировал их усилия по созданию собственных ядерных, химических, биологических военных потенциалов. Обычно на вопросы о том, почему арабы хотят иметь ядерное оружие, они отвечают одним словом: «Израиль».

Например, Сирия откажется от разработок оружия массового уничтожения только в том случае, если Израиль уничтожит свой ядерный арсенал. Об этом заявил президент Сирии Башар Асад в интервью британской газете "Дейли Телеграф". В этом интервью сирийский президент впервые фактически признал, что его страна обладает запасами химического и биологического оружия. Между тем, Б. Асад твердо заявил, что в данных условиях отвергает требования США и Великобритании об отказе от этих видов вооружений, поскольку "Сирия призвана защищать себя, обзаводясь средствами химического и биологического сдерживания. Для нас естественно искать средства для того, чтобы защитить себя. Сейчас несложно найти большинство видов данного оружия в мире и его можно приобрести в любое время".

Далее, дипломаты в Вене, где базируется МАГАТЭ, сообщили, что нашли доказательства секретных египетских ядерных экспериментов, которые могут быть частью программы вооружения. Деятельность Египта в последние годы была ограничена мелкими экспериментами в сферах, которые могут иметь и гражданское, и военное применение. Египет не скрывает своих ядерных программ, проводящихся в медицинских и исследовательских целях. Планы создания атомного реактора, о которых было объявлено в 2002 году, застопорились. Однако вызывают подозрения визиты в Египет Абдула Кадира Хана, пакистанского ученого, который признался в передаче ядерных технологий другим странам.

Последнее выступление президента Египта Хосни Мубарака перед депутатами национального парламента, в котором он заявил об отсутствии необходимости получения от кого-либо разрешения на строительство в стране АЭС, стало предметом анализа для многих египетских экспертов-политологов. «Нам нужна энергия для того, чтобы удовлетворить потребности будущих поколений. Это включает в себя мирное применение атомной энергии. Мы не собираемся получать у кого-либо разрешение на строительство АЭС», – заявил Мубарак.

Слова президента были встречены бурными аплодисментами, переходящими в овацию. «Я не думаю, что эти слова Мубарака были обращены в адрес Соединённых Штатов. Большинство американских чиновников публично говорят о поддержке права Египта на мирное использование атомной энергии», – считает Рабие, аналитик центра политических и стратегических исследований «Аль-Ахрам». По мнению Рабие, жёсткое заявление президента стало предупреждением в адрес Израиля.

Мубарак дал понять Тель-Авиву, что последний не должен препятствовать ядерным амбициям Египта. После президентского обращения, парламент Египта приступил к обсуждению 268-страничного доклада о перспективах развития атомной энергетики в этой стране, подготовленного комитетом по промышленности. В докладе особо подчёркивается, начиная с 50-х годов, Израиль делал всё возможное для того, чтобы не допустить появления в арабских странах мирной атомной энергетики, т. к. сам начинал с мирной энергетики, а закончил...

Индия, ссылаясь на то, что не может рисковать, провела ядерные испытания в 1998 году. Главный соперник Индии Пакистан быстро ответил на это собственными испытаниями. Обе страны были наказаны американскими экономическими санкциями, однако большинство санкций позднее были сняты в обмен на поддержку американской войны с террором.

Иран утверждает, что его ядерная программа имеет мирную направленность, однако ООН настаивает на том, что Иран стремится к созданию атомной бомбы. Активность Ирана могло подстегнуть развитие событий в Индии и Пакистане, однако его деятельность в этой области началась раньше, как реакция на опасения, что его соперник Ирак разрабатывает ядерное оружие. Свергнутый иракский диктатор Саддам Хусейн, возможно, переоценивал прогресс своей страны на пути приобретения ядерной бомбы для того, чтобы запугать Иран, пусть это и было чревато международным порицанием. Не последнюю роль в иранской ядерной программе сыграла Америка.

Индия, Пакистан, Иран, Египет объединяются посредством "ядерных взаимосвязей". "Ядерная энтропия мира ширится" и не последнюю роль в этом процессе сыграл Израиль. Но, сила Израиля обусловлена не наличием или отсутствием атомной бомбы, а возможностями получения помощи со стороны, особенно, финансовой. Большие деньги не только государство, но и личность делают демонической. Последняя война в Ливане, показала, что ничего демонического в Израиле нет.

А с политикой «позитивной маскировки» получилось как в рассказе А. П. Чехова «Пересолил». Именно, политика «позитивной маскировки» побудила Абдула Кадира Хана, пакистанского ученого, который признался в передаче ядерных технологий другим странам, пойти на передачу исламскому миру тех секретов, которыми он владел. Может, в этом и заключается благородство неосознанной миссии еврейского государства. – Создание многополярного мира. Но, это не все.

Авария в Димоне

По сообщениям «Иранатоминфо» на реакторе в Димоне произошла утечка воды с высоким уровнем радиоактивности. Как удалось установить израильским журналистам, загрязнённая радиоактивными частицами вода была обнаружена в одной из ям в непосредственной близости к реакторному комплексу. Власти страны признали факт инцидента, однако настаивают на том, что радиоактивная вода находилась в «удалённом месте» на территории комплекса, и доступ к ней гражданским лицам был полностью исключён. Журналисты «Channel 2» не согласны с этим утверждением. По их данным, загрязнённая вода попала за пределы охраняемой территории реакторного комплекса.

Тяжёловодный реактор в Димоне используется Израилем для наработки оружейного плутония. Несмотря на то, что срок службы этой установки подошёл к концу, власти Израиля не только отказываются выводить реактор из эксплуатации, но и не допускают на свой ядерный объект экспертов МАГАТЭ в области безопасности. Между тем, в случае крупной аварии на реакторе в Димоне, эвакуации будут подлежать не только большинство городов и населённых пунктов самого Израиля, но и целый ряд поселений в сопредельных государствах.

Удивительно, что Израиль, имея такие грандиозные ядерные объекты на такой крошечной территории, создав огромный склад ядерного, биологического и химического оружия, постоянно угрожает, бряцает оружием. Когда, наконец, наше правительство займется серьезно судьбами государства. Но, кому? – Из 25 министров в правительстве только 13 человек имеет академическое образование. Конечно, наше постсоветское мышление сразу задумывается о тяжелом детстве, многодетных семьях, нищете, отсутствии денег на образование будущих министров. Как бы не так. Израильская система образования идеальна для желающих учиться. Скорее всего, отсутствие способностей к обучению является причиной того, что 50% наших министров не имеют образования. Вот, что страшно.

Статья прислана автором

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.0393 sec