Принятие резолюции СБ ООН по Ирану №1737: взгляд из Тегерана

28 декабря 2006
С.С. Воронов

Ввиду того, что сразу же после принятия резолюции Совета Безопасности ООН по Ирану в средствах массовой информации появилось множество сообщений, якобы излагающих позицию Ирана относительно упомянутого документа, представляется необходимым кратко проанализировать действительную позицию иранского руководства. Иначе экспертное сообщество может быть введено в заблуждение многократными перепечатками тенденциозных материалов, поступающих в российское информпространство, как правило, из некомпетентных западных источников. Более того, в работе с иранским ядерным досье жизненно необходимо постоянно владеть точной и достоверной информацией, особенно по таким чувствительным аспектам, как заявления иранцев относительно планов по так называемому пересмотру своего дальнейшего сотрудничества с МАГАТЭ.

23 декабря резолюция СБ ООН № 1737 по Ирану, процесс обсуждения которой значительной затянулся, наконец-то была принята, причем «единогласным решением всех 15 членов СБ ООН», — как подчеркнуло официальное информационное агентство ИРНА. Этот документ запрещает «поставки, продажу или транспортировку любых предметов, материалов, оборудования, товаров и технологий, которые могут способствовать ядерной и баллистической программам Ирана».

Надо сказать, что двумя днями ранее Генеральная Ассамблея ООН по рекомендации Третьего комитета ООН одобрила резолюцию по нарушению прав человека в Иране. Документ был традиционно подготовлен канадской делегацией и традиционно указывал на применение иранскими властями пыток, дискриминацию по этническому признаку, а также на запугивание и преследование политических оппонентов, религиозных «отступников», журналистов и представителей неправительственных организаций, исполнение публичных казней и прочие «нечеловеческие» виды наказания. Поэтому обстановка нагнеталась заблаговременно, видимо, чтобы как можно больше расшатать иранское общественное мнение и спровоцировать эмоциональных представителей иранского истеблишмента на резкие заявления.

Между тем в Иране показательно спокойно освещали ход принятия резолюции № 1737 по санкциям, а процесс, проходящий в ГА ООН, остался практически незамеченным.

Накануне принятия резолюции А. Лариджани, демонстрируя абсолютное спокойствие, заявил, что «сущность возможной резолюции СБ ООН не обладает потенциалом для давления на Иран. Если резолюция будет принята, то — и «шестерка» должна это понимать — она не будет особо результативной и в то же время Иран предпримет соответствующие шаги: пересмотрит свое сотрудничество с МАГАТЭ, а также на других направлениях».

Если рассматривать позицию Ирана по частям, то становится очевидным, что она вырабатывалась заранее и иранские специалисты над ней хорошо поработали. Наверное, поэтому ее отличают предельная ясность и логичность. Эмоциональные выступления президента М. Ахмадинежада, ориентированные на внутреннего пользователя, не в счет.

Вечером 23 декабря, практически сразу после принятия резолюции Совбеза, МИД Ирана распространил заявление, которое, судя по всему, стало своего рода базовым изложением основных тезисов, отражающих позицию Тегерана по этому вопросу. «Исламская Республика Иран расценивает принятие новой резолюции СБ ООН по мирной ядерной программе Ирана как незаконный шаг, выходящий за рамки обязанностей Совбеза и противоречащий нормам Устава ООН».

В реакции иранцев доминирует критика «иностранных недоброжелателей». «Резолюция показывает, что США и Британия используют СБ ООН в своих целях. Иранский народ помнит, как в прошлом Англия и США односторонне использовали Совет Безопасности ООН против независимости и суверенитета иранской нации и называли национализацию нефтяной промышленности (Ирана. – С.В.) угрозой миру и международной безопасности», – говорится в заявлении МИДа ИРИ.

Вполне естественно, что наиболее мощный поток критики пришелся на долю Израиля, премьер-министр которого своим недавним заявлением подлил масла в огонь. «Сегодня, в условиях, когда сионистский режим не готов подписать соглашение о ядерном нераспространении и поставить свою ядерную отрасль под контроль МАГАТЭ, а СБ не предпринял никаких действий в связи с открытым заявлением израильского премьер-министра о том, что сионистский режим обладает ядерным оружием, иранский народ не приемлет двойных стандартов СБ по отношению к ядерной программе ИРИ и ядерным арсеналам Израиля».

М.Дж. Зариф, постоянный представитель Ирана при ООН, сразу после принятия резолюции заявил, что это «скорбный день для режима нераспространения. СБ ООН даже не моргнул глазом, когда несколько дней назад израильский премьер публично заявил о наличии у Израиля ядерного оружия, а, наоборот, принял санкции против члена ДНЯО».

Вывод иранской стороны прост: «По этой причине иранский народ не доверяет свою судьбу не имеющим силы решениям Совета Безопасности ООН и в дальнейшем также не доверит. Пусть знают, что нельзя угрозами и запугиванием увести иранский народ с пути прогресса и развития».

Исламская Республика Иран трактует подобные шаги Совета Безопасности как ядерный апартеид, а также деление мира в вопросе обладания передовыми технологиям на Север и Юг и уверена, что это послужит причиной того, что другие страны, находящиеся на стадии развития, также двинутся в сторону самообеспечения мирными ядерными технологиями и их использования.

Таким образом, новая резолюция СБ ООН не только не сможет стать препятствием на пути прогресса Ирана, но и, кроме того, иранская нация, опираясь на собственные возможности, в русле реализации своих неоспоримых прав, вытекающих из Договора о нераспространении ядерного оружия, продолжит начатые работы в рамках своей ядерной программы и особенно твердо будет придерживаться действий по реализации стадии запуска комплекса из 3000 центрифуг в Натанзе для осуществления исследовательских работ под наблюдением агентства».

Отметим, что в заявлении иранского МИДа четко говорится о том, что наблюдение инспекторов МАГАТЭ сохранится. Это надо иметь в виду при анализе высказываний представителей ИРИ о «пересмотре отношений с МАГАТЭ».

Следующий момент, который стоит выделить в позиции ИРИ относительно резолюции № 1737, – это региональный фактор, который Тегеран с подачи Вашингтона, пытавшегося наладить контакты с Ираном по Ираку, подхватил и умело отрабатывает в пропаганде. На этот счет пока высказался, правда, только МИД Ирана, да и то очень деликатно: «Враги иранского народа должны также знать, что подобные шаги в СБ ООН не приведут к тому, что будут игнорироваться роль, место и влияние Исламской Республики Иран в изменениях в регионе, а также в вопросах безопасности и стабильности в нем».

О «пересмотре» заявил, правда, не совсем ясно, и председатель парламента Г.А. Хаддад-Адель: «В случае принятия резолюции против Ирана, а также прочих шагов, выходящих за рамки переговорного процесса, иранский меджлис пересмотрит способ своей работы с МАГАТЭ».

Как и ожидалось, наиболее эмоциональными (по сравнению с остальными) были заявления президента М. Ахмадинежада, получившие в западных, а потом и в российских СМИ молниеносное отражение, хотя и в искаженном варианте. Вместе с тем по своему накалу слова президента ИРИ не очень выделялись на общем фоне речей, звучавших до принятия резолюции. Да и содержание его высказываний изменилось мало: «Иранская нация абсолютно не обеспокоена и не тревожится по поводу принятия резолюции СБ ООН… Мы сожалеем, что вы потеряли возможность дружбы с иранским народом.

Вы же сами знаете, что не способны… нанести даже малейший урон иранскому народу. Недоброжелатели нашего народа хотят несколькими кусочками бумаги воздействовать на наши сплоченные ряды… Сегодня Иран крепче, чем когда-либо в прошлом, и хотите вы того или нет, Иран – ядерная страна, и в ваших же интересах жить рядом с ядерным Ираном. За всеми их («шестерки». — С.В.) решениями скрывалось коварство: они хотели растиражировать по всему миру, что Иран отступился, но мы, слава Богу, это их коварство вскрыли».

Завершающий элемент позиции ИРИ – формирование местной пропагандой «нужного» образа принятой резолюции СБ ООН путем аккумулирования поддерживающих заявлений со стороны иностранных партнеров Тегерана. На сегодняшний день позицию, входящую в русло иранских интересов, заняли Сирия, Египет и Пакистан.

Посол Египта в ООН высказал критику в адрес «двойных стандартов» принятой резолюции СБ по Ирану, МИД Сирии осудил резолюцию № 1737, заявив, что «резолюция по Ирану подтолкнет те азиатские страны, которые были на пути обладания производством ядерного оружия». Споуксмен МИДа Пакистана высказалась более деликатно: «Резолюция не повлияет на ирано-пакистанские отношения».

В этом контексте иранские СМИ положительно выделяют конструктивную работу Москвы. Еще до принятия резолюции № 1737 очков Москве в глазах иранского социума добавило сообщение о том, что российская сторона «попросила отсрочить голосование по резолюции», а двумя днями ранее, 20 декабря, министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил, что российская сторона добивается включения в текст резолюции положения об автоматическом снятии санкций при выполнении Тегераном всех требований. Впоследствии эта мысль получила продолжение, и иранские СМИ цитировали слова главы МИДа РФ о том, что резолюция составлена с учетом всех поправок России. Правда, прогнозировать продолжение такой доброжелательности вряд ли стоит, ведь в Тегеране особо подчеркнули, что резолюция принята единогласно.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03927 sec