Некоторые тенденции в социально-экономическом курсе правительства Ирана

20 декабря 2006
С.С. Воронов

Наблюдения последних нескольких недель, анализ иранской прессы, а самое главное – выступлений руководства ИРИ, в том числе на тегеранских пятничных намазах — ключевых мероприятиях, организуемых официальным иранским агитпропом, показали, что сегодняшняя ситуация в стране вынуждает истеблишмент Ирана как можно активнее и результативнее работать над решением накопившихся задач в социально-экономической области. Очевидно, что ядерная тема уже в определенной степени поднадоела рядовым иранцам, которые по-прежнему живут в условиях растущей безработицы и инфляции.

15 декабря прошли долгожданные выборы в собрание экспертов, а также в сельские и местные советы. Руководство страны готовилось к ним заблаговременно, и на первый взгляд все прошло успешно: были мобилизованы значительные пропагандистские ресурсы, позволившие в полном формате и в нужном свете преподнести социальные инициативы президента М. Ахмадинежада, чтобы не допустить дробления электората и обеспечить высокую явку.

Если оставить тему выборов позади, становится очевидно, что запущенный руководством ИРИ поток социально-экономических инициатив не может быть остановлен, уж слишком чувствительно это направление внутренней политики. Возможно, лишь чрезвычайно громкие события на внешнеполитической арене могут на некоторое время отвлечь население от ежедневных трудностей социально-экономического характера.

В то же время, как признает экспертное сообщество, объективно правительство не имеет достаточных ресурсов для действительно качественного и последовательного оздоровления социально-экономической политики. Эта причина, видимо, в числе прочих толкала правительство Ахмадинежада на проведение популистской ядерной политики, призванной обеспечить быструю народную поддержку и национальное сплочение. Теперь условия изменились, и правительство пытается подстроиться под них, дабы не растерять наработанный политический капитал. К каким шагам в связи с этим вынужден прибегать кабинет М. Ахмадинежада, постараемся продемонстрировать на следующем примере.

17 декабря в Тегеране отмечался национальный день транспорта. Впервые в столице был организован Конгресс общественного транспорта, в котором принял участие сам президент Ахмадинежад, что свидетельствует о том, что идея данного мероприятия исходит из его администрации, если не от него лично. Цели здесь, на наш взгляд, совершенно определенные.

Если вкратце, то основная идея, которую пытались донести организаторы конгресса до общественности, заключалась в следующем. Сейчас транспортная область переживает кризис в связи с тем, что, как отметил президент ИРИ, «за последние десять лет объем трафика (внутри городов и между городами. – С.В.) вырос на 50 процентов» и «использование частного транспорта создает трудности, такие, например, как пробки, загрязнение атмосферы и расточительство национальных ресурсов».

В качестве альтернативы Ахмадинежад предлагает «до максимально возможной степени удешевить стоимость пользования общественным транспортом, дабы он мог заменить собой частный транспорт». Разумеется, задача сложная, и президент признал это открыто, заметив, однако, что постарается сделать так, чтобы все сопутствующие этому процессу трудности не легли на плечи народа. Для подтверждения своей заботы о народе он обратился к руководству ведомств транспортной сферы с просьбой взять этот вопрос под свой контроль.

Уточним, что, по всей вероятности, из всего ряда безусловно актуальных проблем, перечисленных президентом, наиболее важным является вопрос о «расточительстве национальных ресурсов».

Речь идет о нефтяной отрасли Ирана, которая, несмотря на сложившийся в массовом сознании стереотип, находится в не лучшей форме. Объем добычи в 2006 году составил всего около 3,9 млн баррелей нефти в сутки. Отрасль нуждается в активном инвестировании. Даже министр нефти ИРИ К. Вазири-Хамане осенью текущего года признал, что без новых инвестиций добыча иранской нефти будет сокращаться примерно на 13% ежегодно. Собственных денег на исправление этой ситуации не хватает. Чрезвычайная социальная активность Ахмадинежада (помощь сельским регионам, молодежные ссуды на жилье и др.), по некоторым оценкам, стоила госбюджету, который на 80% формируется за счет поступления доходов от продажи нефти, 240–250 млрд долл. США. При этом ежегодные затраты на покупку бензина составляют 5 млрд долл. США. Как известно, местные НПЗ способны обеспечить лишь 40% потребления бензина, что вынуждает правительство импортировать топливо для растущего автопарка и продавать его на внутреннем рынке по сверхнизкой цене — приблизительно 10 центов за литр. Необходимых 16 млрд долл. для постройки достаточного количества НПЗ пока не предвидится. Вопрос экономии чрезвычайно объемных затрат на импорт бензина актуален сейчас как никогда.

Названная аргументация находит подтверждение в словах самого Ахмадинежада: «затраты при передвижении общественным транспортом составляют 1/10 литра бензина, тогда как при использовании частного транспорта – 1 литр. Ежедневно в стране потребляется примерно 72 млн литров бензина, из которых 60% приходится на 16 крупных… У нас нет другого выбора, – резюмирует президент, – кроме наращивания парка общественного транспорта». Если уточнить, то это две меры – наращивание и удешевление стоимости пользования.

Судя по всему, вопрос настолько актуален, что правительство планирует внесение специальной поправки в госбюджет. Пока не сообщается, какими будут конкретные методы, но, по словам Ахмадинежада, «поправка к закону о бюджете – хороший шаг правительства для снижения доли потребления горючего в стране… и надеемся, что эта мера приведет к 25-процентному снижению в течение пяти лет».

Упомянутое же «наращивание» парка общественного транспорта предполагается осуществить при помощи введения в пользование новых средств передвижения. Пока президент говорил о Тегеране, который «…нуждается в быстром развитии сети рельсового транспорта». Напомним, что уже действует линия тегеранского метро, построенная китайскими специалистами, и, если судить по последовавшей затем витиеватой фразе Ахмадинежада, он лично этим строительством, а точнее, подходом к таковому чиновников недоволен. Впрочем, в данном случае это не так важно. Отметим, что президент призвал сместить акценты с подземного рельсового транспорта на наземный, в частности, на воздушной подушке. По его словам, это проще и дешевле. Последнее, на наш взгляд, самое главное.

Складывается впечатление, что правительство начинает испытывать серьезный финансовый дефицит, особенно при долгосрочном планировании. Учитывая высокую вероятность введения уже в скором времени разнообразных, в том числе и экономических, санкций против ИРИ (по некоторым сообщениям, обсуждения в СБ ООН по проекту иранской резолюции находятся на финальной стадии), задача экономии значительных средств, затрачиваемых на импорт бензина, представляется действительно актуальной и вместе с тем сложной. Вряд ли Ахмадинежаду удастся безболезненно разрешить эту проблему (без повышения цен на бензин), а тогда это ощутимо ударит по его «народной» социально-экономической политике.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03698 sec