К визиту президента Сирии в РФ

19 декабря 2006
В.М.Ахмедов

Со времени первого визита Башара Аль-Асада в нашу страну в качестве президента Сирии в январе 2005 г. прошло без малого два года. Для России и Сирии этот период в политическом плане оказался далеко не простым, а по ряду параметров стал проверкой на верность избранного курса внутри страны и на внешней арене. Предстоящие два года также не сулят безмятежной политической жизни ни Москве, ни Дамаску. Достаточно сказать, что и в России и в Сирии последовательно пройдут парламентские и президентские выборы.

Да и ситуация на Ближнем Востоке отличается сегодня повышенной конфликтностью и наличием нескольких зон нестабильности на востоке (Ирак, Афганистан) и на западе (Палестина, Израиль, Ливан) региона. За всю свою новейшую историю Ближний Восток не переживал столь опасного периода, чреватого расколом по конфессиональным и этническим линиям, подрывом существующей системы власти, угрозой утраты суверенитета и территориальной целостности отдельных государств, взрывом социальных революций и серией государственных переворотов.

Таким образом, повестка предстоящих переговоров лидеров двух стран обещает быть весьма насыщенной. А с учетом того, что развитие политического процесса в регионе уже сложно представить без прямого участия Сирии и России, обсуждение двусторонних отношений, скорее всего, окажется вписанным в контекст региональных проблем, что придаст российско-сирийскому диалогу на высшем уровне стратегический характер.

Такая постановка вопроса выглядит логичной и оправдывается всем ходом двустороннего сотрудничества за последние два года. Встреча Башара Аль-Асада и Владимира Путина в январе 2005 г. в Москве придала тот искомый импульс развитию российско-сирийских отношений, который они никак не могли обрести после распада СССР. Урегулирование проблемы сирийского долга, которая буквально сковала наши отношения и использовалась противниками их развития, открыло новые горизонты сотрудничества и придало ему позитивную динамику.

Списав Сирии 73% (около 10 млрд. долл. США) долгов перед СССР, Россия не только продемонстрировала преемственность и последовательность политики в отношении своих традиционных арабских партнеров на Ближнем Востоке, но и дала ясно понять, что стремится развивать с ними сотрудничество на более широкой основе, не ограничиваясь узко материальными соображениями. К тому же решение этого непростого вопроса Россия и Сирия сумели конвертировать в приобретение нового политического капитала и взаимной экономической выгоды.

Сегодня на сирийском рынке действуют несколько десятков российских компаний и предприятий. Российские капитал и технологии преимущественно задействованы в ключевых отраслях сирийской экономики: финансово-банковской сфере, нефтегазовом секторе, транспортной инфраструктуре, энергетике, сельском хозяйстве, туризме.

Они имеют стратегический характер с точки зрения экономической безопасности и будущего развития страны. Таким образом, Россия реально содействует проведению в Сирии социально-экономической модернизации, без которой невозможно развитие устойчивой демократической системы. Прошедший в июне 2005 г. X съезд правящей в Сирии ПАСВ, рекомендовал углублять все формы сотрудничества и координации с Россией.

Данная рекомендация предполагает также использование российских возможностей для укрепления оборонного потенциала Сирии и модернизации ее вооруженных сил.

Заключенное в мае 2005 г. соглашение о развитии военно-технического сотрудничества (ВТС) между Дамаском и Москвой на новых взаимовыгодных условиях не только обеспечило поставки современного российского оружия САР, но в большей степени было сориентировано на подготовку современных военных кадров для сирийской армии. Достаточно регулярные контакты представителей двух военных ведомств, в том числе на уровне начальников генеральных штабов вооруженных сил Сирии и России, во многом способствовали уточнению параметров данного сотрудничества и оценок развития военно-политической ситуации в регионе.

В отличие от прежних времен военное сотрудничество двух государств приобретает больше военное значение, нежели чисто политическое. В этой связи обвинения России в нарушении сложившегося баланса сил в регионе выглядели во многом надуманными. Поскольку серьезно говорить о каком-либо равновесии после американского вторжения в Ирак и последней войны в Ливане не приходится. Наоборот, в долговременном плане российско-сирийское ВТС призвано отвечать укреплению стабильности на Ближнем Востоке и обеспечению там российских интересов.

С другой стороны, с учетом возрастающей роли военных в политике стран Арабского Востока, в том числе и Сирии, на этапе перехода к демократии, помощь России в деле модернизации сирийской армии призвана обеспечить «согласие» военных с ходом демокра­тических преобразований и снизить неизбежные издержки для армии от внедрения рыночных стратегий развития.

Заметно оживились в последнее время межпарламентские и межпартийные контакты двух стран. В отличие от прежних лет характер этих связей меняется. Наряду с парламентариями «левого» политического спектра России, традиционно имеющими крепкие связи со своими сирийским коллегами, в состав российских делегаций все чаще входят представители парламентского большинства. В результате межпарламентский диалог между Сирией и Россией не только расширяется, но и приобретает новое качество.

Активизация двусторонних отношений, расширение их сферы и наполнение конкретным содержанием содействовали повышению уровня политических связей между Россией и Сирией, привнесению в них большей доверительности и согласованности подходов к решению острых региональных проблем. Данная ситуация во многом объяснялась стремлением и готовностью России играть более активную роль в мировых делах, а следовательно и в политических процессах на Ближнем Востоке, который в последнее время становился важным фактором мировой политики.

С учетом традиционно дружеских связей между Россией и Сирией, принципиальной позиции сирийского руководства по ключевым ближневосточным проблемам и политического климата в регионе после войны в Ираке полновесный выход России на Арабский Восток представлялся наиболее оптимальным через сирийские «ворота». К тому же после того как традиционный партнер России Ирак оказался в «серой зоне» Сирия благодаря своему геостратегическому положению в центре Ближнего Востока превратилась в важный узел пересечения транспортных, торговых и энергетических коммуникаций между странами Персидского залива, Турцией и Европой.

Со своей стороны, Дамаск, в условиях жесткого давления со стороны США, недовольных отказом Сирии оказать помощь американцам в Ираке, осложнения отношений с Францией после убийства Р. Харири и усиливающимся разладом в отношениях с Египтом и Саудовской Аравией из-за особых отношений САР с ИРИ видел в сближении с Россией возможность выхода из изоляции и определенную гарантию сохранности правящего режима. И Россия во многом оправдала ожидания САР. Сегодня благодаря твердой и принципиальной позиции России по ключевым проблемам Ближнего Востока сирийская политика постепенно освобождается от наложенных США ограничений. Американская администрация больше не ставит задачу свержения Башара Аль-Асада, а наоборот ищет сирийской поддержки в иракских делах, отдавая тем самым должное региональной роли Сирии.

Однако в силу неопределенности и сложности региональной ситуации политика САР переживает сегодня поворотный момент и остро нуждается в верных и проверенных друзьях. Не случайно визит сирийского президента в Москву намечен сразу же после доклада генсеку ООН главы международной комиссии по расследованию обстоятельств смерти бывшего премьер-министра Ливана Р. Харири. И хотя данный доклад, как ожидается, будет носить промежуточный характер, развитие ситуации в Ливане может побудить США и Францию воспользоваться им и предложить СБ ООН новую резолюцию по созданию международного трибунала по делу Р. Харири по «югославскому» сценарию. Подобное развитие событий крайне нежелательно как для Сирии, так и для России и может подвергнуть новым испытаниям на прочность российско-сирийские отношения.

Однако с учетом возросшей роли России в мире и на Ближнем Востоке, в частности, успехам сирийской дипломатии в налаживании контактов со своими арабскими и региональными соседями, общим ослаблением американского влияния в регионе Москве и Дамаску удастся найти верное решение и не допустить дальнейшей эскалации напряженности на Ближнем Востоке. Ведь на то и нужны друзья, чтобы помогать друг другу.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03877 sec