Общенациональные выборы в Иране: испытание для команды М. Ахмадинежада

14 декабря 2006
A.А. Розов

15 декабря в Иране состоится одно из важнейших событий внутриполитической жизни в текущем году – в масштабах всей страны пройдут выборы в городские и сельские советы. За пять дней до голосования предвыборная ситуация свидетельствует о существенном усилении трений на этой почве между основными кланами и группировками правящего консервативного духовенства.

Выборы в городские и сельские советы, по мнению экспертов, содержат настоящую интригу: ожидается, что за места в советах, особенно за 15 мест в Тегеранском городском совете, развернется настоящая борьба, исход которой сегодня никто не берется предсказать.

Значение предстоящих выборов трудно переоценить. Несмотря на многочисленные обещания президента М. Ахмадинежада «укреплять основы исламского строя», единения внутри политического истеблишмента Ирана ему добиться не удалось. Первый год президентского правления прошел под знаком серьезных разногласий между правительством М. Ахмадинежада и консервативным парламентским большинством. Называемая причина разногласий – несогласие критиков с экономической стратегией правительства – лишь поверхностная интерпретация гораздо более глубокого конфликта интересов между различными кланами политической элиты.

Примечательно, что на протяжении этого года президента и членов его правительства, некоторые из которых были отправлены в отставку, критиковали даже те парламентарии, которые формально относятся к пропрезидентской партийной коалиции «Абадгяран» («Благоустроители исламского Ирана»). А это означает только одно – основанная в 2003 году неоконсервативная группировка «Абадгяран» не может выполнить свою главную миссию – трансформироваться в широкое общественно-политическое движение и стать системообразующей структурой в консервативном лагере.

Приближающийся крах амбиций «Абадгяран» в свою очередь сильно бьет по персональному престижу М. Ахмадинежада и серьезным образом сужает ему пространство для маневров в ходе следующих парламентских (2008) и президентских выборов (2009).

Судя по последним выкладкам, консервативный лагерь выходит на финишную прямую предвыборных баталий разрозненным. По крайней мере, на сегодня официально фигурируют два отдельных предвыборных списка, получивших с подачи журналистов следующие названия: «список М. Ахмадинежада» (или «список сторонников правительства») и «список М. Галибафа».

С президентским (или правительственным) списком все более или менее понятно. Он представлен ближайшими соратниками М. Ахмадинежада по неоконсервативному лагерю, в первую очередь из околоправительственных кругов. Включенные в этот список «выдающиеся политические деятели», естественно, отсутствуют в «списке Галибафа». Примечательно, что прошедшие за последнюю неделю события на предвыборном фронте, казалось, не связанные друг с другом, сильно ударили по позициям пропрезидентской группировки (неоконсерваторам).

Так, отсутствие в окончательном варианте «правительственного списка» Мехди Чамрана стало поводом для активного раскручивания этой темы в местных СМИ. Как известно, М. Чамран, занимавший во время работы М. Ахмадинежада в столичной мэрии пост председателя Тегеранского городского совета, а затем включенный в топ-команду президента, до сегодняшнего дня считался одним из ближайших его соратников. Пресса выстраивает несколько версий: либо его решили «оградить» от неминуемого поражения, либо внутри президентского клана наметились серьезные разлады.

Сам М. Чамран, возглавляющий, кстати, в ходе предвыборной кампании некий «Штаб большой коалиции консерваторов», деятельность которого с публикацией двух раздельных списков можно считать формально исчерпанной, высказывает по этому поводу следующие идеи. Дескать, ранее существовала договоренность о формировании списка «настоящих сторонников правительства», в который была включена и его кандидатура. В новый же список он не вошел. Сегодня, однако, все еще сохраняется шанс на формирование единого списка от консервативного лагеря, заключил М. Чамран.

Данные заявления соратника М. Ахмадинежада косвенно свидетельствуют о том, что с единством в рядах президентской коалиции не все обстоит гладко. Это утверждение подкрепляется и другими примечательными фактами. В частности, заявлением генерального секретаря крупнейшей в Иране женской политической организации консервативной направленности – «Общества Зейнаб» — о том, что в итоговом списке этого движения не фигурирует кандидатура родной сестры президента Парвиз Ахмадинежад.

Что касается второй фракции консерваторов, сделавшей серьезную заявку на победу в предстоящих выборах в городские и сельские советы, то здесь складывается интересная ситуация, анализ которой требует углубления в историю вопроса. Официально список называется «списком М. Галибафа» и возглавляется нынешним мэром Тегерана, бывшим участником президентской гонки-2005. Судя по формальным признакам, данный список не может претендовать на статус «объединительного» в консервативном лагере, поскольку, помимо столичного градоначальника, в нем представлены 8 из 15 действующих членов нынешнего Тегеранского городского совета.

В то же время многие аналитики и политологи ангажируют данную фракцию как силу, представляющую альянс «старой гвардии» иранского духовенства, задвинутой на второй план после блестящих побед неоконсерваторов в 2004-2005 гг., и «парламентской группы неоконсерваторов», якобы недовольных социально-экономическим курсом правительства М. Ахмадинежада. Альянс, судя по всему, пользуется весомой поддержкой на самом высоком уровне правящей верхушки духовенства и претендует на объединительную роль в рамках всего консервативного лагеря.

Эти амбиции вполне оправданы и имеют соответствующее ресурсное обеспечение. Не следует забывать, что бывший «главный полицейский» Ирана М. Галибаф, состоящий в прямом родстве с Верховным руководителем ИРИ А. Хаменеи, был одним из претендентов на президентский пост (еще за две недели до первого тура голосования он уверенно занимал вторую позицию), а после президентских выборов, вопреки политической воле М. Ахмадинежада, был назначен на освободившийся пост столичного мэра.

Таким образом, нынешний расклад сил, при котором в рядах консерваторов появляется альтернативный президентскому список М. Галибафа, поддержанный к тому же со стороны «старой гвардии» вкупе с частью депутатов-неоконсерваторов, должен сигнализировать президенту М. Ахмадинежаду о том, что его положение существенно усложняется.

Интересно, что в нынешних непростых для иранского президента внутриполитических условиях молчаливую позицию занял его ближайший соратник, являющийся, между прочим, председателем политической фракции «Абадгяран», — спикер парламента Г.А. Хаддад-Адель, который, видимо, предпочитает занимать наблюдательную позицию, ожидая, чем закончится внутрифракционное противостояние в рядах консерваторов.

В последние недели появилась еще одна специфическая деталь, характерная для нынешней предвыборной кампании. В рядах консервативного духовенства образовалась некая «третья сила» умеренно-консервативных сил, за которой, очевидно, стоит фигура председателя Совета по целесообразности принимаемых решений (СЦПР), бывшего президента А.А. Хашеми-Рафсанджани. Эта сила, представленная коалицией 14 партий и группировок консервативного духовенства во главе с «Обществом последователей линии имама и рахбара», пока предпочитает дистанцироваться от внутриполитических распрей в консервативном лагере.

По словам официального представителя общества К. Саджади, изначально руководство этого политического блока планировало опубликовать свой отдельный список, однако впоследствии решило отказаться от этой идеи с целью «содействия единству и сплоченности» консервативных сил. Об истинных причинах этого решения пока судить трудно (возможно, поступила «просьба с верхов»), но очевидно, что этот политический блок скорее тяготеет к «списку М. Галибафа» и тем самым обеспечивает ему дополнительную поддержку.

С учетом складывающегося баланса сил накануне выборов в городские и сельские советы аналитики предлагают три возможных сценария и их соответствующие последствия для дальнейшего развития страны.

1. Наименее вероятный прогноз – победа на выборах представителей реформаторского лагеря. Судя по всему, такой исход в нынешних условиях следует относить к разряду теоретических. Мало того, что в руках консерваторов находятся все властные рычаги (исполнительная, законодательная и судебная власть), а также серьезный административный и финансовый ресурс, включая спецслужбы, реформаторы идут на выборы в условиях внутренних противоречий, без единого списка кандидатов. Так и не преодолев внутренних разногласий, обусловленных личными амбициями, реформаторы на этот раз идут на выборы двумя главными блоками с отдельными списками.

Это «Общество борющегося духовенства», возглавляемое бывшим президентом С.М. Хатами и его сторонниками (в их числе бывший секретарь Высшего совета национальной безопасности Х. Роухани и ряд бывших министров), а также «Общество национального доверия», возглавляемое бывшим спикером и участником президентской гонки-2005 (занял тогда третье место) М. Кярруби. Примечательно, что реформаторское движение на выборах практически полностью представлено умеренными силами, радикальные реформаторы в обоих списках отсутствуют. Для победы реформаторов, считают эксперты, должно случиться невероятное: максимально высокая явка избирателей, особенно представителей городской молодежи, и полное отключение «административного ресурса».

При совокупности этих факторов наибольшие шансы на успех имеет движение М. Кярруби, в основном благодаря его личной харизме. Тем не менее, считают местные эксперты, в процентном отношении шансы реформаторов на нынешних выборах выглядят как наименее достижимые (менее 10%).

2. Второй возможный сценарий – убедительная победа на выборах пропрезидентского блока. На волне широкой народной популярности М. Ахмадинежада его блок все еще имеет потенциал для убедительной победы, прежде всего благодаря «продуктивной» политике президента на международной арене. Но положение президентской фракции, с учетом приведенной выше аргументации, сегодня не такое устойчивое, как год назад. Слишком часто правительство М. Ахмадинежада критиковали за «промахи» в социально-экономической политике.

Взвалив на себя «тяжелую ношу» ответственности, неоконсерваторы, не имея значительного управленческого опыта, допускали грубые ошибки на наиболее чувствительном социально-экономическом поле, что вызывало существенную критику со стороны «старой гвардии» консерваторов. Это обстоятельство может сыграть против президентской фракции на предстоящих выборах, поэтому едва ли позволит ей одержать стопроцентную победу.

3. Наиболее вероятный сценарий – представители «правительственного списка» и «списка М. Галибафа» поделят между собой места в городских и сельских советах, в том числе в Тегеранском городском совете. Этот прогноз является на сегодня наиболее оправданным. Несмотря на наличие острых противоречий, многие представители консервативного лагеря, включая умеренные силы во главе с А.А. Хашеми-Рафсанджани («Общество последователей линии имама и рахбара»), заинтересованы в сохранении внутриполитической стабильности и готовы ради нее поступиться личными амбициями, тем более в условиях серьезного международного прессинга, в которых сегодня находится Иран.

Правящая верхушка Ирана предпочитает «не раскачивать лодку» и не выпячивать внутренние разногласии. Именно поэтому столь важно сохранить хотя бы внешне «единство консервативного лагеря», что и будет сделано по итогам нынешних выборов.

Тем не менее предстоящие выборы станут первым серьезным испытанием для президента М. Ахмадинежада и его команды. По-видимому, возникновение жесткой внутрифракционной борьбы в консервативном лагере иранской элиты не следует относить к разряду случайностей. Начинают сбываться прогнозы иранских аналитиков, сделанные сразу после президентских выборов летом 2005 года, в пользу однозначного обострения с избранием М. Ахмадинежада межклановых противоречий в стране.

Становится все более очевидным, что молодые неоконсерваторы, представляющие довольно узкую прослойку в консервативных рядах, не могут по объективным причинам быть выразителями интересов всего спектра консервативных сил. В результате подвергается трансформации концепция единого командного центра управления, что создает угрозу единству в рядах клерикально-консервативной верхушки, сконцентрировавшей в своих руках рычаги управления страной. Для выхода из создавшегося положения правящей верхушке, как ни парадоксально, выгодно искусственно поддерживать некое «межфракционное противостояние», чтобы не допустить трансформации молодой фракции «Абадгяран» в полноценное политическое движение, претендующее на лидерские позиции в иранском руководстве.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03954 sec