Саудовская Аравия: вновь о терроре

14 декабря 2006
Г.Г. Косач

Выступая 3 декабря на церемонии вручения премии имени принца Наефа бен Абдель Азиза за лучшее исследование по исламу, саудовский министр внутренних дел (и инициатор создания собственной премии) подчеркнул: «Арестованные позавчера (1 декабря 2006 г. – Г.К.) члены семи террористических ячеек планировали осуществить ряд убийств», и продолжил: «Терроризм продолжает существовать. Сотрудники службы государственной безопасности все еще не завершили преследование действующих в стране террористов».

Днем ранее в распространенном министерством внутренних дел официальном заявлении подчеркивалось, что в результате серии предупредительных операций в Саудовской Аравии к началу декабря были арестованы 136 сторонников действовавших «в различных регионах королевства» террористических ячеек. В документе подробно перечислялись даты проведения операций сил государственной безопасности и места, где они осуществлялись.

12 сентября – Эр-Рияд, задержаны 31 чел., трое из которых – иностранцы, а остальные – граждане Саудовской Аравии. 10 октября — провинция Аль-Джауф, где были задержаны 6 саудовцев. 11 октября задержанию в разных городах страны подверглись 5 чел., один из которых был саудовцем. 14 октября сотрудники службы безопасности арестовали 16 подозреваемых (из них 10 саудовцев) в Мекке, Эр-Рияде, Джизане и вновь в Аль-Джауфе. 26 октября 44 саудовца были задержаны в Эр-Рияде, Восточной провинции, в Аль-Касыме и Хаиле.

На следующий день в ходе новой операции сотрудников службы безопасности в Хаиле были арестованы 14 чел., один из которых был иностранцем. 30 октября той же участи подверглись 8 саудовцев в Аль-Касыме и 12 членов террористической ячейки в Медине, среди которых только один был саудовцем. 7 декабря саудовская служба государственной безопасности арестовала сторонников террористического подполья в Джидде.

Этот впечатляющий список свидетельствует как о том, что внутрисаудовское террористическое подполье остается реальностью, так и о том, что сфера деятельности сторонников тех, кого в королевстве обычно называют заблудшей сектой, охватывает всю страну. Впрочем, еще в сентябре принц Наеф сообщал, что «в стране все еще действуют тысячи заблудших».

Важны, тем не менее, и некоторые другие подробности их деятельности, о которых говорят представители саудовского истеблишмента. Так, в уже цитировавшемся заявлении МВД отмечалось, что члены задержанной 12 сентября эр-риядской террористической ячейки были готовы «осуществить намечавшиеся ими цели, заранее получив разрешающие их преступные действия фетвы (суждения богословов. – Г.К.)». Да и сам принц Наеф говорил в сентябре о необходимости «противостояния тем невеждам, которые считают себя законоучителями», имея в виду смыкающуюся с террористами часть официальной страты улемов.

Существование антиправительственных настроений в рядах этой важной для истеблишмента страте саудовского общества, призванной оправдывать действия национального «политического класса», – неоспоримая реальность. Иначе чем можно объяснить периодически публикуемые «внутренней» и «зарубежной» прессой королевства обращенные к имамам мечетей «увещевания», подписываемые в том числе и ведущими фигурами возглавляющих саудовские религиозные институты представителей семьи потомков М. Абдель Ваххаба – Аль Аш-Шейх?

Содержание этих «увещеваний» однообразно, в них постоянно говорится о том, что роль имамов состоит лишь в том, чтобы быть «руководителями людей во время молитвы», а не «высказывать собственные суждения в связи с деяниями властителей».

Вместе с тем серьезным представляется и другое обстоятельство — удары, нанесенные властью по антисистемному террористическому подполью весной 2006 года, не привели к искоренению связанной с этим подпольем идеи и практики террора. Собственно, это признал и официальный представитель министерства внутренних дел бригадный генерал Мансур Ат-Турки, заявивший 2 декабря в беседе с корреспондентом лондонской «Аш-Шарк Аль-Аусат», что «обезвреженные службой государственной безопасности ячейки стремились возобновить террористическую деятельность в стране».

Это важное замечание, естественно, предполагало объяснение причин того, почему брошенные на подавление террористического подполья (и, несомненно, мощные) возможности власти в лучшем случае содействовали тому, что Саудовскую Аравию более не потрясают события, аналогичные событиям 2003–2004 гг., когда происходили взрывы в густонаселенных кварталах столицы и массовые захваты заложников, как это было в Восточной провинции страны и красноморском порту Янбо.

Для саудовской власти (прежде всего, министерства внутренних дел) эти причины заключались в том, что, как подчеркивал принц Наеф, выступая на церемонии вручения учрежденной им премии, действующие за пределами Саудовской Аравии террористические центры «используют открытость страны, куда прибывают множество людей с визитами, для совершения умры (малый хадж. – Г.К.) или хаджа, для того чтобы забросить в нее своих бойцов». Эта причина была для высшего чиновника министерства внутренних дел основной. Он добавил, что единственным препятствием «для въезда кого-либо в королевство может быть только наличие его имени в списках Интерпола или национальных ведомств полиции».

Впрочем, как оказалось, принцу Наефу известен адрес этих внешних по отношению к его стране террористических центров — отправляясь 12 ноября в Абу-Даби на XXV встречу министров внутренних дел стран, входящих в Совет сотрудничества арабских государств Залива, он заявил журналистам: «У меня нет никаких сомнений в том, что Ирак стал ныне основной базой террористов». Тем не менее данные, приведенные руководимым принцем Наефом министерством, доказывают, что костяком террористического подполья в Саудовской Аравии являются, конечно же, не иностранцы, а граждане самого королевства.

Развивая тему Ирака, принц Наеф перед отъездом в Абу-Даби сказал, что те саудовцы, которые «ради джихада отправляются в Ирак, немногочисленны». Если в Саудовской Аравии все еще продолжает действовать антисистемное подполье, то вина за это, по словам главы МВД, в большей мере лежит на «эмиссарах из-за рубежа», которые «пытаются вовлечь саудовцев в эту деятельность». В свою очередь, как сообщил принц Наеф, практическая открытость саудовско-иорданской границы позволяет как выезжающим в Ирак саудовцам, так и тем, кто их «вербует» в террористическое движение, практически беспрепятственно проникать в Саудовскую Аравию или выезжать из нее «через Иорданию, далее в Сирию и, в конце концов, достигать конечной цели – Ирака».

Слова принца Наефа не содержали в себе, тем не менее, ответа на основной вопрос: почему же, если принять его версию «зарубежных эмиссаров», эти «эмиссары» так легко формируют из молодых саудовцев новые террористические ячейки? Почему они легко находят общий язык с некоторыми группами страты официальных законоучителей?

Ответы на эти вопросы, тем не менее, лежат на поверхности. Отчитываясь о своей деятельности за время, прошедшее с момента завершения муниципальных выборов, члены городского совета Янбо говорили о том, что 250 тыс. (56%) жителей этого города (являющегося одним из центров деловой активности в стране) приживают в «кварталах нищеты» (отчет об их встрече с избирателями был опубликован 7 декабря в «Аш-Шарк Аль-Аусат»). Это – мигранты из депрессивных районов, привлекаемые в этот город возможностями трудоустройства. В большинстве своем они неграмотны или малограмотны, а условия их жизни в Янбо один из членов нынешнего городского совета охарактеризовал как «ужасающие». В равной мере эта ситуация повторяется в Эр-Рияде, Джидде или Дахране. Конечно же, жители «кварталов нищеты» и выступают питательной средой для продолжения деятельности антисистемного террористического подполья.

Важно и другое обстоятельство. Оно заключается в том, что насущно необходимые Саудовской Аравии внутренние реформы (в их социально-экономическом и политическом аспекте) вызывают в этой стране мощную внутреннюю дифференциацию и столь же мощную внутреннюю социальную мобильность, когда те или иные формирующиеся в королевстве силы стремятся в собственных интересах использовать существующую вопиющую бедность, а также возникающие в связи с ней антиправительственные общественные настроения. Иными словами, в Саудовской Аравии все еще сохраняется угроза ее стабильности.

Будет ли эта угроза смягчена или преодолена? Ответ на этот вопрос целиком и полностью зависит от степени сплоченности национального «политического класса» и совместных усилий всех его фракций, направленных на то, чтобы не допустить срыва курса реформ и модернизации.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03866 sec