Характеристика взаимоотношений по линии Баку-Тегеран-Вашингтон-Москва на современном этапе

13 декабря 2006
А.С. Климов

6 декабря председатель Государственного таможенного комитета (ГТК) Азербайджанской Республики Айдын Алиев сделал неожиданное заявление. По сообщению азербайджанского чиновника, местные компетентные органы перехватили некий груз, как туманно писали азербайджанские СМИ, цитировавшие скудные данные, приведенные А. Алиевым, — это примерно «22 тонны специального металла, который может быть использован для производства баллистических ракет». Помимо того, как сообщалось, груз включал «детали, которые используются для крепления ядерных боеголовок к бомбардировщикам».

Делая это заявление, глава ГТК сообщил, что только в Азербайджане на всем пространстве СНГ имеется современное оборудование, позволяющее оперативно и высокоэффективно проверять грузовые машины, пересекающие государственную границу. А. Алиев также указал маршрут следования задержанных материалов: «Груз перевозился через территорию Азербайджана из России и Грузии».

«Новость», безусловно, интересная. По всей видимости, она призвана встряхнуть излишне затихшую обстановку вокруг иранского ядерного досье. Правда, вызывает недоумение, почему А. Алиев сделал это заявление в декабре 2006 года, когда, по его же словам, упомянутый груз был перехвачен азербайджанскими таможенниками около двух лет назад.

Еще одно сообщение, пришедшее из Азербайджана на следующий день после выступления главы ГТК АР, под авторством азербайджанской государственной железной дороги в сухой форме гласило, что планировавшаяся на 7 декабря текущего года в Баку встреча представителей железнодорожных структур Азербайджана и Ирана откладывается. Причины, как, впрочем, и сроки проведения данной встречи пока не сообщаются, говорится лишь, что новые даты будут названы «в ближайшее время». Постараемся разобраться, в чем же суть дела.

Для того чтобы легче ориентироваться в ирано-азербайджанских отношениях, необходимо понимать, на какой стадии они сейчас находятся, где кроются основные болевые точки и что характеризует эти отношения. Напомним, что к концу периода правления в Иране М.Хатами потепление в ирано-азербайджанских отношениях достигло своего пика: стабильными был как политический диалог, так и торгово-экономическое сотрудничество, особенно в энергетической и железнодорожной областях.

С приходом к власти в Азербайджане Ильхама Алиева как в Тегеране, так и в Баку, желая не упустить из рук наладившуюся, казалось бы, динамику в отношениях, тщательно готовили официальный визит президента Азербайджана в Исламскую Республику Иран, работая над содержательной частью этой первой поездки азербайджанского лидера в ИРИ. Торгово-экономический блок с особой внимательностью был отработан в ходе специального заседания двусторонней азербайджано-иранской межправительственной комиссии.

Прессой и официальными представителями ИРИ и АР визит нового президента Азербайджана характеризовался как «прорывной», открывающий «новую страницу» в отношениях между двумя странами. И действительно, пакет подписанных документов был весьма солидным: он начинался открытием генерального консульства Азербайджана в иранском Тебризе и заканчивался существенными договоренностями в торгово-экономической сфере. Наиболее заметными здесь были соглашения в транспортно-энергетическом сегменте, предусматривающие соединение железнодорожных сетей ИРИ и Азербайджана, исходя из которого проект нового сообщения по линии Тегеран – Казвин – Астара был призван стать важной составной частью международного транспортного коридора «Север – Юг». Отметим, что транспортная тема, и железнодорожная, в частности, имеет для обеих стран ключевое звучание ввиду того, что за счет приграничной торговли формируется очень существенная часть доходов местного населения. Таким образом, совершенствование сообщения между двумя странами представляет собой, по сути, стратегическую неконъюнктурную задачу.

Вместе с тем, несмотря на такие заметные конкретные подвижки в отношениях, потенциально позволяющие и дальше наращивать взаимовыгодный диалог между Ираном и Азербайджаном, визит был омрачен старательно скрываемыми представителями обеих сторон принципиальными расхождениями относительно формулы обеспечения региональной безопасности и, в частности, присутствию здесь США. Не имеет смысла подробно останавливаться на том, каковы эти позиции у Ирана и каковы они у Азербайджана. Вопрос принципиален для обеих стран и, судя по всему, особых изменений здесь ждать не стоит, особенно в ближайшей перспективе. Тем более что, если разногласия проявлялись еще при М. Хатами, то с приходом М. Ахмадинежада политическая напряженность в отношениях Баку и Тегерана стала просматриваться все более явственно.

В качестве дополнительной демонстрации назовем состоявшийся в апреле текущего года официальный визит И. Алиева в США. Абстрагируясь от ненужных деталей, приведем лишь самое важное, а именно: израильский фактор и роль ситуации вокруг иранской ядерной программы в азербайджано-иранских отношениях. По обеим темам на И. Алиева в Америке было оказано очень сильное давление. Не секрет, что израильско-азербайджанские отношения развиваются довольно стабильно, и заявления М. Ахмадинежада о Холокосте и статусе Государства Израиль не могли не привести к соответствующим нареканиям с американской стороны в адрес Баку. Что касается ядерной проблемы, то здесь задача США сводилась к тому, чтобы обеспечить себя потенциальным союзником, готовым предоставить свою территорию в случае начала военной акции против непокорного Ирана.

Азербайджан оказался в весьма щекотливом положении и вынужден постоянно балансировать между Вашингтоном и Тегераном. Последний очень внимательно отслеживает все контакты своего северного соседа с США и предпринимает по возможности ответные шаги. Так, после визита Алиева в США в мае с.г. состоялись переговоры президента ИРИ М. Ахмадинежада и И. Алиева в рамках прошедшего в Баку саммита Организации экономического сотрудничества.

Такое положение дел существенно подрывает возможность стабильного и прогнозируемого торгово-экономического взаимодействия между двумя странами, хотя объективно в нем равно нуждаются оба государства: торговый оборот – 450-500 млн долл. США – имеет значительные резервы для наполнения.

Несмотря на то что в США И. Алиев, подчеркнув, что выступает за решение иранского вопроса исключительно дипломатическим путем, публично заявил: «Согласно подписанному между Азербайджаном и Ираном соглашению, наши территории не могут быть использованы друг против друга», постоянное давление по иранской тематике на Баку из Вашингтона не прекращается.

Именно в этом контексте, как мы полагаем, и необходимо трактовать упомянутую порцию сообщений А. Алиева об обнаружении «специального металла», а также об отказе азербайджанских железнодорожников провести давно назревшую встречу со своими иранскими коллегами по вопросу расширения коридора «Север – Юг». (Кстати, не стоит игнорировать здесь и российский фактор: насколько известно, Москва всегда считалась основным лоббистом транспортного коридора «Север – Юг». В свете этого становится понятно «уточнение» А. Алиева относительно маршрута, по которому опасный груз планировалось доставить в Иран).

Видимо, последние обсуждения в Нью-Йорке по вопросу о принятии известной резолюции по иранской ядерной программе подталкивают Вашингтон к задействованию дополнительных рычагов давления на своих несговорчивых оппонентов.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.0392 sec