Саудовская Аравия: визит делегации Human Right Watch

07 декабря 2006
Г.Г. Косач

28 ноября с.г. в Эр-Рияд прибыла делегация одной из крупнейших международных правозащитных организаций — Human Rights Watch. В ходе официальной пресс-конференции, организованной в штаб-квартире саудовской государственной Комиссии прав человека (Хейъа хукук аль-инсан), возглавляющий делегацию исполнительный директор Human Rights Watch К. Рот неоднократно подчеркивал, что поездка делегации правозащитной организации в Саудовскую Аравию направлена на то, чтобы составить мнение о том, «насколько провозглашенные королем Абдаллой реформы содействовали переменам в саудовской пенитенциарной системе».

Не приходится говорить, что речь идет о первом визите представителей Human Rights Watch в саудовское королевство. Никогда ранее представителям какой-либо международной правозащитной организации не разрешалось посещать Саудовскую Аравию. Напротив, в силу того, что постановка вопроса о правах человека в саудовских условиях ограничена всеобъемлющим господством государства, а также его стремлением решительно пресекать любые проявления той деятельности, которую это государство может квалифицировать в качестве антиправительственной, оппозиционной, аморальной или противоречащей достаточно условным «базовым основам» существования национального социума, неизбежно исключало сколько-либо существенные контакты между королевством и правозащитниками.

В свою очередь, это обстоятельство не раз вызывало жесткую полемику между саудовским правительством и международными правозащитными организациями (ведущую роль среди них играли Human Rights Watch и Amnesty International), далекими от того, чтобы квалифицировать королевство как страну, уважающую права человека. Тем не менее сегодняшняя эволюция Саудовской Аравии, включающая в том числе и возможность более широкой трактовки традиционных шариатских норм (как и стремление изменить образ страны в окружающем мире), в конечном итоге создала предпосылки, достаточные для установления таких контактов.

Наиболее существенным показателем трансформации саудовской позиции в отношении вопроса о правах человека стало возникновение правозащитного движения в самом королевстве. В начале марта 2004 г. в королевстве был создан «общественный» Саудовский национальный комитет прав человека (Аль-Джамъийя аль-ватанийя ли хукук аль-инсан) со штаб-квартирой в Эр-Рияде. В учредительном заявлении подчеркивалось, что комитет формируется «в интересах деятельности, направленной на охрану прав человека, в соответствии с Основным законом правления, а также декларациями и хартиями прав человека Лиги арабских государств, организации «Исламская конференция», Организации Объединенных Наций и других специализированных организаций». Далее в документе отмечалось, что «деятельность комитета не противоречит исламскому шариату».

Главой комитета стал член Консультативного совета, бывший секретарь Лиги исламского мира А.С. Аль-Убейд. Комитет провозгласил себя «независимой, действующей на основе гласности» и «финансируемой не из государственных фондов» организацией. В своем большинстве члены его избранного руководства (41 человек, среди которых 10 женщин) представлены депутатами Консультативного совета, сотрудниками средств массовой информации, юристами и университетскими профессорами. В начале марта 2004 г. деятельность комитета была санкционирована (в то время) королем Фахдом.

На встрече 9 марта 2004 г. с его членами король заявил: «Основной закон правления провозгласил конституцией королевства Книгу Всевышнего Господа и Сунну Его Пророка. Мусульманский шариат направлен на охрану прав человека, а это означает, что создание вашей общенациональной комиссии должно рассматриваться как дело, угодное Богу». В свою очередь, принимая 23 марта 2004 г. членов комитета, (тогда) наследный принц Абдалла подчеркнул важность его создания и отметил, что деятельность комитета опирается не только на «Книгу Всевышнего Господа и Сунну Его Пророка», но и на «Основной закон правления»». Едва ли не наиболее значимым направлением работы комитета стало развитие контактов с аналогичными зарубежными организациями.

В начале апреля 2005 г. «общественный» Саудовский национальный комитет прав человека был уравновешен «государственной» Комиссией прав человека (видимо, на ее создании настаивали некоторые ведущие представители истеблишмента королевства, в числе которых министр внутренних дел принц Наеф бен Абдель Азиз). Создание Комиссии прав человека было санкционировано саудовским Советом министров, а ее куратором был провозглашен его глава – нынешний король Абдалла. Речь шла о некоем подобии организации, на которую в саудовских условиях возлагаются функции омбудсмена.

В состав Комиссии прав человека (возглавляемой одним из официальных саудовских правоведов – Турки бен Халедом Ас-Судейри) вошли 18 членов, назначенных королевским указом. Среди них депутаты Консультативного совета, а также специалисты в области «шариатских наук», правоведы, политологи и специалисты в области педагогики. Срок их деятельности составляет четыре года с возможностью последующего продления. Целями этой комиссии (как и ее «общественного» аналога) провозглашались «охрана прав человека, распространение правоохранительного сознания и претворение правоохранительных норм в соответствии с положениями исламского шариата».

По сути дела, речь шла об органе (глава которого получал ранг министра), призванном «консультировать» правительство по всем вопросам, связанным с правоохранительной сферой. Создание этой комиссии приветствовалось руководством «общественного» комитета, подчеркнувшим, что оно видит в этом государственном органе «инструмент стимулирования и поддержки деятельности комитета, поскольку комиссия станет связующим звеном между комитетом и Советом министров, а также другими государственными органами».

Не стоит думать, что обе саудовские правозащитные организации обладают широкими полномочиями. Они, конечно же, жестко контролируются государством, подчеркивающим, что единственная основа их деятельности — нормы «благородного шариата». Да и в списке задач, которые они призваны решать, говорится об «охране (химайя)» прав человека, а это означает, что эти права заранее и всеобъемлюще гарантированы и защищены все теми же нормами шариата, которые, тем не менее, претворяются в жизнь обычными, способными ошибаться людьми.

Говоря иначе, обе правозащитные организации королевства должны лишь выявлять «ошибки» этих людей и «исправлять» их, содействуя безукоризненности шариатского правления. Об этом же говорил на встрече 30 ноября с.г. с делегацией Human Rights Watch один из заместителей министра внутренних дел, подчеркивавший, что «конституцией королевства является Книга Господа и Сунна Его Пророка», что означает, по его словам, что «Божественное законодательство – лучшая гарантия прав человека, вне зависимости от того, идет ли речь о гражданине (Саудовской Аравии. – Г.К.) или иностранце, мужчине или женщине».

Тем не менее значение возникновения в Саудовской Аравии пусть и ограниченных форм правозащитного движения, как и установления прямых контактов между саудовским государством и одной из крупнейших международных правозащитных организаций, не может преуменьшаться. Королевство действительно становится все более открытым для мира.

Одновременно, развивая пусть и ограниченное правозащитное движение и устанавливая контакты с международными правозащитными организациями, саудовский истеблишмент решает стоящие перед ним внутренние задачи, важнейшая из которых — смягчение деятельности внутренней антисистемной оппозиции. В начале октября 2005 г., совершая после своего прихода к власти поездку в Мекку (эта практика традиционна для саудовских монархов, демонстрирующих преданность религиозным святыням), король Абдалла заявил о помиловании саудовских граждан, воевавших в Афганистане на стороне движения Талибан и заключенных на базе Гуантанамо, а позже переданных Саудовской Аравии. Вопрос о тех саудовских гражданах, которые пока еще остаются в Гуантанамо, является и сегодня частью курса истеблишмента, направленного на поиск компромисса с частью оппозиции.

Это направление внутрисаудовской политики нашло свое проявление в том числе и в последнее время. В начале октября с.г. Саудовским национальным комитетом прав человека был поставлен вопрос о саудовских гражданах в Гуантанамо (с точки зрения нарушения их прав). Выступая 27 ноября с отчетом о своей деятельности на заседании Консультативного совета, глава Комиссии прав человека Турки бен Халед Ас-Судейри подчеркнул, что комиссия вместе с Саудовским национальным комитетом прав человека осуществляет постоянный мониторинг ситуации, касающейся саудовских заключенных в Гуантанамо, и поддерживает в этой связи постоянные контакты с Государственным департаментом США и международными правозащитными организациями.

Пребывание в столице королевства делегации Human Rights Watch было использовано Турки бен Халедом Ас-Судейри для обсуждения этого вопроса. Кроме того, делегация встретилась с родственниками саудовских заключенных в Гуантанамо — встреча была специально организована в штаб-квартире Комиссии прав человека. Как отметили члены делегации Human Rights Watch, поставленные перед ними в этой связи вопросы будут обсуждаться ими с представителями американской администрации после возвращения делегации в Вашингтон.

В то же время основной целью приезда делегации Human Rights Watch в саудовскую столицу, как подчеркивал ее глава, было желание понять, «насколько на практике изменилось содержание заключенных в саудовских тюрьмах». Впервые в саудовской истории (саудовский истеблишмент действительно волнует необходимость изменить образ страны в глазах международного общественного мнения) 1 декабря 2006 г. представители международной правозащитной организации получили официальное разрешение на проведение инспекционной поездки по пенитенциарным заведениям королевства и на встречи с находящимися в них заключенными. В тот же день члены делегации посетили одну из эр-риядских тюрем.

Однако программа все еще продолжающегося визита делегации Human Rights Watch в Саудовскую Аравию значительно шире, чем знакомство с состоянием саудовской пенитенциарной системы. Делегация должна провести встречи с министрами среднего образования, социальных дел и труда, а также со спикером Консультативного совета. Это означает, что представители Human Rights Watch, вероятно, поставят перед саудовскими официальными лицами вопросы, связанные, например, с правовым положением иностранных рабочих, а также с учебными программами (включая необходимость их коррекции) национальной школы. Не приходится говорить, что эти вопросы очень серьезны, и, если саудовский истеблишмент допускает сегодня возможность их обсуждения с международными правозащитными организациями, то это служит дополнительным свидетельством его стремления продолжать свой реформаторский курс.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03003 sec