Песпективы трансформации политики США на палестино-израильском направлении в свете итогов выборов в конгресс

29 ноября 2006
Алек Д. Эпштейн

Прошедшие 7 ноября в США выборы в конгресс, в ходе которых были полностью переизбраны палата представителей и треть членов сената, привели к кардинальным переменам в составе высшей ветви законодательной власти крупнейшей мировой военно-политической державы: демократическая партия впервые с 1994 года получила большинство в палате представителей и впервые с 2002 года – в сенате. Нанеся поражение правящей республиканской партии, демократы не только оправдали прогнозы, но и в определенной степени превзошли ожидания.

В первые дни после выборов было многократно повторено, что результаты выборов являются очевидным вотумом недоверия американского общества политике администрации Дж. Буша в Ираке, в свете чего повсеместно прогнозировалось изменение курса США в этом вопросе.

Отставка – сразу после выборов – министра обороны США Дональда Рамсфельда, одного из ведущих архитекторов американской политики на иракском направлении, и назначение на его место Роберта Гейтса, который не скрывал своего скептического отношения к войне в Ираке и резко критиковал то, как Америка ведет себя уже после свержения Саддама Хусейна (1), были восприняты как очевидное подтверждение справедливости этих оценок. «Этот шаг был расценен всеми как признание того, что администрация платит по политическим счетам за катастрофу в Ираке, – отмечал в «The New Yorker» пулитцеровский лауреат Сеймур Херш, автор книги о ядерной доктрине Израиля. – Р. Гейтс входил в состав Группы по изучению иракского вопроса (которую возглавляют бывший госсекретарь Джеймс Бейкер и бывший конгрессмен-демократ Ли Гамильтон и которой было поручено изучить альтернативы нынешней американской политике в Ираке).

Кроме того, он уже больше года открыто призывает США начать прямые переговоры с Ираном. Решение президента Дж. Буша обратиться к Р. Гейтсу было свидетельством “отчаяния” Белого дома, сказал мне (С. Хершу) бывший высокопоставленный сотрудник ЦРУ, который работал вместе с администрацией после 11 сентября».

По мнению Ричарда Армитаджа, заместителя госсекретаря в администрации Дж. Буша в первые четыре года его президентства, высказанному им С. Хершу, победа демократов на выборах, за которой последовала отставка Д. Рамсфельда, означает, что администрация «притормозила» в том, что касается темпов подготовки военной кампании против Ирана. Р. Гейтс и другие люди, принимающие решения, теперь получат больше времени на то, чтобы продвигать дипломатическое решение иранской проблемы, и займутся другими, более срочными вопросами.

«С Ираком дело обстоит настолько плохо, насколько мы это себе представляем. С Афганистаном дело обстоит хуже, чем мы думаем, – сказал Армитадж. – Год назад Талибан боролся с нами отрядами по 8–12 человек, а сейчас они имеют численность до роты и даже больше».

Бомбить Иран и ждать, что иранское население, как думают некоторые в Белом доме, “восстанет” и свергнет правительство, – “бессмысленная затея”, добавил Р. Армитадж (2). «Хотя Дж. Буш и его администрация то и дело заявляют о решимости предотвратить появление у Ирана ядерного оружия, после поражения его партии на выборах президент избегает любых публичных упоминаний о военной силе как о средстве достижения этой цели», – отметил в «The Wall Street Journal» известный израильский военный историк Майкл Орен, автор книг об арабо-израильских войнах 1956 и 1967 годов (3).

За разговорами об Ираке, Иране и Афганистане почти ничего не говорилось о влиянии результатов выборов в конгресс на другое направление ближневосточной политики США – палестино-израильское; этот пробел и призвана заполнить настоящая статья.

Следует сразу отметить: на сегодняшний день у американской дипломатии нет никакой сколько-нибудь внятной позиции по поводу отношений Израиля и ПНА и палестино-израильского конфликта в целом. Если по, например, иракскому вопросу новые представители американского руководства (кроме министра обороны, сменяются также главы сената и палаты представителей, руководители многих комитетов конгресса; речь идет и о замене постоянного представителя США в ООН Джона Болтона) должны будут корректировать политику своих предшественников, что, очевидным образом, приведет к конфликтам между «старыми» и «новыми» членами высшего руководства США, то по палестино-израильскому направлению подобные конфликты не предвидятся: у американцев уже, как минимум, более года, с момента реализации А. Шароном так называемой программы размежевания, нет никакой политики по этому вопросу, корректировать ничего не надо: фактически можно начинать с чистого листа.

30 апреля 2003 года Госдепартамент США, заручившись поддержкой партнеров из Евросоюза, ООН и МИДа РФ, опубликовал так называемую «Дорожную карту» урегулирования палестино-израильского конфликта, в которой были зафиксированы в расширенном виде основные положения, высказанные президентом США Дж. Бушем 24 июня 2002 года. Этот документ был обращен к Ариэлю Шарону и Ясиру Арафату, которых с тех пор сменили другие лидеры. Еще до израильской военной конфронтации с «Хизбаллой» было очевидно, что «Дорожная карта» не выполняется по большинству зафиксированных в ней положений, односторонний вывод израильских сил и поселений из сектора Газы и Северной Самарии в августе 2005 года не имел ничего общего с лежащей в основе «Дорожной карты» логикой «встречного движения» сторон, а победа ХАМАСа в конце января 2006 года на выборах в Законодательный совет ПНА окончательно отправила этот документ в архив истории. С тех пор никакой другой доктрины американская дипломатия не предложила, декларируя верность «Дорожной карте» и тогда, когда нерелевантность этого плана уже была очевидной(4).

Учитывая те драматические изменения, которые произошли на Ближнем Востоке в целом и на палестино-израильском направлении, в частности, новые представители американского руководства имеют все основания инициировать новые предложения.

Среди упреков, повсеместно звучащих в адрес деятельности США в оккупированном ими Ираке и на Ближнем Востоке в целом, достаточно громко звучит тезис о «несбалансированности» и «предвзятости». При этом основным примером, призванным служить доказательством обоих обвинений, является некоторая степень американской поддержки Израиля.

Оговорка «некоторая степень поддержки» не случайна: на самом деле, американцы не поддерживают Израиль практически ни по одному из имеющих стратегическое значение спорных вопросов: ни в вопросе о статусе Иерусалима, ни по поводу будущего еврейских поселений на территориях Западного берега (Иудеи, Самарии и Иорданской долины), ни в том, что касается израильского тезиса о невозможности сколько-нибудь массового возвращения палестинских беженцев 1948 года и их потомков на территорию еврейского государства.

В чем американская администрация действительно поддерживает Израиль, так это в борьбе последнего против палестинских террористических организаций и «Хизбаллы»: США не раз накладывали вето на проекты резолюций Совета Безопасности ООН, которые осуждали Израиль за «чрезмерное, непропорциональное применение силы» (последний раз это случилось 11 ноября с.г.(5)). Желая восстановить свой имидж «супердержавы над схваткой», американцы вполне могут в ближайшей перспективе отойти от поддержки Израиля и по этому вопросу.

Представители демократической партии многократно и целенаправленно выступали против политики нынешней администрации в США в Ираке, но они практически не предложили никаких внятных и конкретных шагов, которые можно было бы предпринять для исправления ситуации. За немедленный вывод американского воинского контингента из Ирака не выступает практически никто из видных американских политиков, в том числе и из лагеря демократов, однако через два года в США состоятся новые выборы, в том числе и президентские, и демократы должны будут отвечать перед избирателями, которым они обещали кардинальные перемены внешней политики США на ближневосточном направлении. В этой связи спасительной для многих американских политиков может быть идея переключения внимания общества с иракского, иранского и афганского направлений на палестино-израильское.

Пятнадцать лет назад, по окончании первой иракской кампании, госсекретарь США Джеймс Бейкер действовал именно подобным образом. Он приложил значительные усилия для организации международной мирной конференции по Ближнему Востоку, в центре которой стоял не вопрос о судьбе стран Персидского залива, а именно отношений Израиля (не имевшего, понятно, никакого отношения к аннексии Ираком Кувейта, из-за чего, собственно, и разгорелась первая война в Персидском заливе) с граничащими с ним арабскими странами.

Эта конференция, прошедшая в Мадриде в декабре 1991 года, без сомнения, стала этапным событием, которое, среди прочего, внесло значительный вклад в укрепление статуса США как державы-посредника, которая только и может усадить «упрямые стороны» за стол переговоров.

Этот же маневр может быть повторен американской администрацией и в настоящее время. Не следует забывать о значительном влиянии бывшего госсекретаря Дж. Бейкера на процесс принятия решений нынешней администрацией: Дж. Бейкер не только является соруководителем Группы по изучению ситуации в Ираке (структура с участием представителей как республиканцев, так и демократов, в задачи которой входят оценка ситуации в Ираке и выработка рекомендаций для американских властей), но и был одним из трех лоббистов (совместно с экс-президентом США Дж. Бушем-старшим и бывшим главой Совета национальной безопасности США Б. Скоукрофтом), протолкнувших кандидатуру бывшего директора ЦРУ Роберта Гейтса, работавшего в последние годы президентом Техасского сельскохозяйственного и инженерного университета (Texas A&M University), на пост министра обороны. Модель действий, с успехом опробованную ими пятнадцать лет назад, американцы вполне могут постараться воплотить и сейчас.

Более того: тот факт, что подобная инициатива проведения международной мирной конференции по Ближнему Востоку, в центре которой должно стоять именно обсуждение различных компонентов палестино-израильского конфликта, уже сейчас активно обсуждается крупными западноевропейскими странами (Францией, Испанией и Италией), может стать катализатором американского стремления «сыграть на опережение» с целью сохранить свои позиции ведущего и наиболее влиятельного посредника. Жак Ширак объявил об этой инициативе, находясь в Испании, в городе Жероне, на двустороннем саммите с премьер-министром Испании Хосе Луисом Родригесом Сапатеро. План действий из пяти пунктов планируется представить саммиту ЕС в середине декабря.

Как ожидается, этот план будет включать следующие компоненты: требование о немедленном прекращении насилия; формирование правительства национального единства в Палестине; обмен заключенными, в том числе и возвращение капрала ЦАХАЛа Г. Шалита, захваченного в Газе, а также десятков палестинских министров и депутатов; в среднесрочной перспективе – проведение мирной конференции по Ближнему Востоку с участием всех сторон; и как завершающий шаг – миссия международных наблюдателей в Газе для обеспечения прекращения огня (6).

Следует отметить неслучайность того факта, что заявление о новой инициативе было сделано именно в Испании: во-первых, верховным комиссаром Евросоюза по внешней политике является испанец Хавьер Солана; во-вторых, министром иностранных дел Испании является в настоящее время Мигель Моратинос, бывший спецпредставитель Евросоюза на Ближнем Востоке; в-третьих, именно в Мадриде пятнадцать лет назад прошла упомянутая выше конференция. Сам М. Моратинос, кстати, недвусмысленно подчеркивает эту параллель, говоря о том, что он «делает ставку на проведение повторной Мадридской конференции, которая в 1991 году открыла путь к переговорам между Израилем и его соседями».

Учитывая, что американским руководителям, во-первых, нужно перевести внимание собственного общества с провалов в Ираке на какой-либо иной ближневосточный фронт, во-вторых, нужно улучшить отношения с западноевропейскими странами, большинство из которых (но не Испания) с самого начала выступали против операции в Ираке, и в-третьих, нужно сформулировать какую-то новую доктрину по палестинскому вопросу вместо отжившей «Дорожной карты», в нынешней ситуации представляется крайне маловероятным, что они будут выступать против западноевропейской инициативы – напротив, скорее всего они активно поддержат ее. Представляется, что американские руководители, как и пятнадцать лет назад, предложат платить по иракским счетам именно израильским «друзьям».

Примечания

1) См.: Вячеслав Белаш. Министр обороны от русских // «Коммерсантъ – Власть», № 46 (700), 20 ноября 2006 г., пер. на рус. язык: http://www.kommersant.ru/k-vlast/get_page.asp?DocID=722974.

2) Сеймур Херш. Следующий шаг. Нападет ли проигравшая на выборах администрация на Иран? // «The New Yorker», 20 ноября 2006 г., пер. на рус. язык: http://www.inopressa.ru/newyorker/2006/11/20/16:56:46/nextact.

3) Майкл Орен. Абба Ольмерт // «The Wall Street Journal», 16 ноября 2006 г., пер. на рус. язык: http://www.inopressa.ru/wsj/2006/11/16/13:31:20/olmert.

4) Этот вопрос подробно рассматривается в книге автора «Почему провалилась “Дорожная карта”?» — М., Институт Ближнего Востока, 2006.

5) См.: США наложили вето на резолюцию Совета Безопасности ООН, осуждающую Израиль // Сообщение информационного агентства «Newsru.co.il» от 11 ноября 2006 г.: http://www.newsru.co.il/world/11nov2006/usaveto.html.

6) Марко Мароцци. Трехсторонний план по Ближнему Востоку // «La Repubblica», 17 ноября 2006 г., пер. на рус. Алек Д. Эпштейн язык: http://www.inopressa.ru/repubblica/2006/11/17/12:35:26/girona.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.04048 sec