Коалиция имени Либермана: партийно-политический расклад в послевоенном Израиле

29 ноября 2006
Владимир (Зеэв) Ханин (1)

Присоединение партии Авигдора Либермана "Наш дом – Израиль" (НДИ) к правительственной коалиции стал источником весьма противоречивых оценок. С точки зрения Премьера Эхуда Ольмерта, присоединение А. Либермана – чистый выигрыш. (2) Оно стабилизирует коалицию, дает премьеру свободу маневра и рычаги давления на коалиционных партнеров и внутрипартийную оппозициию, и позволяет почти без проблем провести бюждет на 2007 г.

Но для НДИ, на первый взгляд, этот ход выгдядит неудачным: опросы зафиксировали падение рейтинга партии на 3-6, и даже 6-8 потенциальных мандатов после периода стабильного роста. (По данным опросов, этим шагом лидера НДИ недовольны около половины ее тех, кто проголосовал за партию в марте 2006 г.) Расчет на то, что присоединение "ястебиной" НДИ к коалиции вытолкнет из нее "голубиную" лево-центристскую Партию Труда, которая оставит сторонникам Либермана министерские портфели, также не оправдался: по всем признакам, Амир Перец, рейтинг которго опустился ниже, чем у какого-либо министра обороны за всю историю Израиля(3), отдает себе отчет в том, что он пробудет на посту лидера партии тем больше, чем дольше она останется в коалиции.

Зачем же Либерман пошел на все это, сделав нерелевантной идею парламентского переворота – переход власти от лидера Кадимы Эхуда Ольмерта к лидеру оппозиции Биньямину Нетанияху? Часть аналитиков предпочитают "конспиративные" версии этого шага (типа "Либерман вошел в коалицию, чтобы взорвать ее изнутри", либо "пожертвовал своими интересами, чтобы испортить игру лидеру Ликуда Нетанияху").

Другие считают, что Либерману, как практическому человеку, просто "скучно в оппозиции", и он хочет быть в правительстве "любой ценой". В силу этого он и передал Ольмерту поддержку своих 11 мандатов в ответ на невнятный, по мнению этих обозревателей, пост вице-премьера по "стратегическим угрозам", попутно "похоронив" связанные с ним амбиции и надежды "русской улицы"

Зачем ему это нужно?

Думается все же, что этот шаг Авигдора Либермана был продиктован предельно прагматическими соображениями, и должен быть оценен прежде всего в контексте его премьерских амбиций. Как нам уже приходилось отмечать (4), электоральный потенциал "русской несекторальной" НДИ составили три группы избирателей. Первую составляет традиционная база НДИ – правонастроенные и либерально-рыночно ориентированные и, в подавляющем большинстве, русскоязычные избиратели, которые дали в 2003 г. возглавлявшемуся тогда НДИ правому блоку "Национальное Единство" примерно 5 из завоеванных им тогда 7 мандатов.

Большую часть этих мандатов покинувшая накануне выборов 2006 г. правый блок НДИ сумела сохранить, несмотря на свой очевидный дрейф в сторону центра. Однако, этот потенциал сегодня выглядит практически исчерпанным: большего оторвать от правых партий - МАФДАЛ и блока "НЕ", равно как и от правого крыла Ликуда, которому опросы сулят 25-29 мандатов, сегодня Либерману вряд-ли удастся.

Вторую группу избирателей, которые дали НДИ около половины ее мандатов, составили бывшие сторонники исчезнувшей Исраэль ба-алия образца 1999 г., успевшие за время после выборов 2003 г. разочароваться в общенациональных партиях. Имеенно с целью привлечения этих политически умеренных и социально ориентированных избирателей Либерман в свое время серьезно сдвинулся к центру и выдвинул несколько социальных и общегражданских лозунгов, противоречащих традиционно рыночной и этнонациональной ориентации НДИ.

Эта группа получила также серьезное пополнение за счет примерно 4-х мандатного "русского" электората Кадимы, составленного из небольшой части наследия ИБА и остатков перешедших в Кадиму с Шароном из Ликуда его русскоязычных сторонников. Кризис взаимоотношений лидеров Кадимы с этими избирателями начался вскоре после образования правиительства Эхуда Ольмерта, когда выяснилось что там, впервые за десять лет, не будет "русских" министров. Согласно исследованию, проведенный компанией "Шваким Панорама" в июне 2006, 80% репатриантов из стран СНГ, которые голосовали на парламентских выборах за Кадиму, сегодня готовы отдать свои голоса за партию "Наш дом Израиль". Эта тенденция резко усилилась в свете нарастающей общественной критики итогов Второй ливанской войны.

Тем не менее, пока нельзя быть абсолюто уверенным в том, что эти мандаты у Либермана "в кармане". Некоторый шанс получить по-крайней мере часть этих мандатов, если их не сможет сохранить НДИ, будет у "русской" партии, позиционирующей себя в "социально-центристской" части политического спектра. На эту нишу уже есть несколько соискателей, которых вполне мог вдохновить успех НДИ в марте 2006 г. Определенную заявку на создание такой партии, например, сделала Марина Солодкина, которая перешла в своего рода "внутреннюю оппозицию" в Кадиме.

Она по сути, предлагает восстановить организационную самостоятельность партии Исраэль ба-алия, предъявив претензии не только на те "русские" мандаты, которые получила на выборах Кадима, но и на часть бывшего электората ИБА, которые на выборах 2006 г. поддержали Либермана. Не исключено также возобновление "отложенных" электоральных амбиций и Я. Кедми и Р. Бронфмана, и особенно – российско-израильского милиардера и филантропа А. Гайдамака, партия которого, в случае ее создания может переключить на себя, судя по опросам, едва ли не теть нынешнего потенциала НДИ. (5)

Наконец, на эти же голоса могут претендовать "русские партии-сателлиты" общеизраильских партий, если таковые, разумеется, появятся до следующих выборов. Оценив ситуацию, Либерман, вероятно заключил, что парализовать эти тенденции, находясь в оппозиции и не имея доступа к правительственным ресурсам, он вряд-ли сможет. Именно с целью удержать при себе этих избирателей, руководство фракции "Наш дом Израиль" потребовало в государственный бюджет на 2007 год десятки поправок с целью значительно усления уровеня государственной поддержки социально-значимых проектов и законов

Третью группу избирателей НДИ составили преимущественно ивритоязычные последователи право-ценристских партий, прежде всего Ликуда, которым пришлись по вкусу идея обмена еврейских поселенческих блоков Иудеи и Самарии на населеннные израильскими арабами-мусульманами города южной Галилеи (т.н. "проект Киссенждера-Либермана"), борьба с незаконным захватом государственных земель и уголовной преступностью (действия, имеющие в Израиле выраженно "арабскую" окраску) (6) и другие "прагматично-правые" лозунги лидера НДИ.

Увеличение именно этой группы сторонников и должно стать основной задачей партии Либермана, если главной стратегической целью является кресло Премьер-министра. А последнее невозможно без завоевания максимума голосов "широкого центра", который отличается умеренными взглядами на основные проблемы внутриполитического противостояния, и который в израильских условиях и является вотчиной партии власти.

Дилемма Либермана

Заявка на овладение этим избирательным массивом, включая его ядро – "первый Израиль" (потомки восточноевропейских ашкеназов второй - четвертой волн алии 1904–1929 гг., населяющие благополучные кварталы городов центра страны) ощутимо видна в лозунгах и тактике лидеров НДИ. Шансы на это есть: даже недавно "ультраправая" концепция обмена поселенческих блоков Иудеи, Самарии и Иорданской долины на районы внутри "Зеленой черты", плотно населенные израильскими арабами, вновь озвученная Либерманом в момент вступления в должность, сегодня вполне отвечает настроениям "ивритской улицы" и воспринимается чуть ли не как часть "центристского мэйнстрима". Вроде бы резко критичная по замыслу статья обозревателя ведущей газеты израильских интеллектуалов "Ха'арец" Алона Лиэля завершается почти мечтательным пассажем, вполне выдающие сокровенные желания лево-либеральных средних ихраильтян:

согласно замыслу лидера НДИ, [в Израиле] арабов остаться не должно. И больше не придется нам с вами слушать призывы муэдзинов и ночные свадебные салюты. А арабы избавятся от необходимости петь "Атикву" и считать бело-голубой флаг своим. Никто, кроме председателя партии Наш дом Израиль не предоставил бы израильским арабам независимости. И потомкам будет невдомек, что израильский политик пошел на этот шаг не от исключительной любви к арабам, а единственно из желания убрать их подальше с глаз долой. (7)

Дальнейшее движение НДИ в сторону центра неизбежно вызовет разочарование части ее правого крыла. Судя по всему, Либерман рассчитывает, что как это случилось менее года назад, приобретения в центре многократно перекроют потери правого крыла НДИ в пользу Ликуда, НЕ-МАФДАЛ и еще более правых списков.

Постепенный развала электората Кадимы и его смещение вправо открывает для этого немало возможностей. Однако, на те же голоса претендуют и Ликуд, и правые партии, и ШАС, и тот же Гайдамак. Поэтому, ответ на вопрос о том, где же сподручнее улавливать эти мандаты – в оппозиции, в конкуренции с крепнущим Нетанияху, или в коалиции, в соперничестве со слабеющим Ольмертом, для Либермана выгдядит совсем не праздным.

Насколько можно судить, Либерман тщательно взвесил потенциал движения общественного протеста, инициаторами которого были участвовавшие в ливанской войне резервисты и гражданские организации, и в ходе многочисленных встречь и посещений "палаток протеста" пришел к неутешительным выводам. А именно: ни обеспечить радикальную перестановку политических сил, ни даже просто расколоть Кадиму, развалить правящую коалицию и дать лидерам правых и правоцентристских партий возможность воспользоваться плодами этого процесса это движение пока не способно.

И действительно, 11 ноября резервисты прекратили акцию протеста, которая длилась около трех месяцев. По данным газеты Ха'арец, им удалось добиться выполнения лишь малой части своих требований, в то время как главные из них – отставка главы правительства, министра обороны и начальника генштаба ЦАХАЛа, а также создания государственной комиссии по расследованию хода войны в Ливане – выполнены не были. (8)

В рамках этой логики оставаться в оппозиции и бороться за лидерство с ее официальным главой Нетанияху становится бессмысленным. Равно бессмысленной ястановится и вынашиваемая частью соперничающих с Нетанияху ликудовских вождей идея объединить Ликуд с НДИ: хоть это и дало бы лагерю Либермана необходимый общенациональный статус, но переиграть Нетанияху на его поле сегодня шанс невелик. Намного продуктивнее в этих условиях выглядит перспектива "объединения" НДИ с Кадимой – конечно, не с самой партией, а с ее электоратом, для чего ему, очевидно, имеет смысл быть в коалиции.

Пятый пункт

Тем не менее, чтобы воспользоваться всеми этими возможностами, превратив их в реальную электоральную силу, Либерману следует постараться не потерять свою репутацию "человека слова" и не превратиться из "трезвого прагматика" в "беспринципного политикана". Для этого ему нужно решить, как минимум, три задачи.

Во-первых, не лишиться большинства своих правых сторонников. Именно с этой целью Либерман поспешил сделать несколько жестких антипалестинских заявлений. В ряде интервью он заявил, что Израиль должен вернуть себе контроль над Филадельфийским коридором на границе сектора Газы и Египта, чтобы прекратить свободную доставку оружия и взрывчатки палестинским террористам, а также "отправить в рай всех, кто организует и направляет террор, всех лидеров ХАМАСа, свободно разгуливающих по улицам Газы" – но при этом вполне в духе своей "умеренной политики" отметил, что установление полного контроля над сектором Газы не соответствует интересам Израиля. (9)

Во-вторых, наполнить созданное под него министерство стратегического планирования реальным содержанием. В связи с этим Либерман уже в момент вступления в должность вице-премьера "по стратегическим вызовам", определил зону своей ответственности: иранская ядерная угроза, палестинский арабский террор, "пятая колонна" среди арабов Израиля, и экономические поректы национального значения. По каждому из этих поводов Либерман озвучил те или иные идеи – либо в виде конкретных проектов, либо электорально "продаваемых лоозунгов", и намерен добиваться передачи в его министерство соответствующих полномочий и ресурсов.

Первый шаг в этом направлении – формальное согласие Ольмерта на передачу Либерману контроля за деятельностью израильских спецслужб.

В-третьих, объяснить и сторонникам, и противникам что же будет с ультимативными требованиями, которые в свое время Либерман выдвинул в качестве условия своего присоединения к коалиции. Как известно, требований было пять: отмена программы "консолидации"; правительственная поддержка реформы политической системы, отказ от демонтажа еврейских поселений, утверждение закона о гражданских браках, создание госкомиссии по расследованию войны в Ливане.

Как можно заметить, первая тема, которая служила главным формальным препятствием вхождения НДИ в коалицию Ольмерта в момент ее создания отпала сама собой. Премьер-министр вскоре после окончания Второй ливанской войны объявил, что его план второго этапа одностороннего размежевания с палестискими арабами в Иудее и Самарии в свете причин и итогов этой войны более нерелевантен. Ольмерт также согласился поддержать идею изменения политической системы страны, и поручил Президенту Междисциплинарного Центра в Герцлии и автору идейной платформы Кадимы профессору Уриэлю Райхману представить согласованный вариант реформы на основе проектов Кадимы и НДИ. Причем, Ольмерт это сделал вопреки возражениям главных коалиционных партнеров - лидера Аводы Амира Переца и ШАС Эли Ишая. (10)

Ольмерт официально не отказался от идеи разрушения "незаконных поселенческих форпостов" на Западном Берегу р. Иордан, но ввел Либермана в соответствующую межминистерскую комиссию, что дает ему возможность парализовать практическую деятельность в этом направлении. (11) При этом ожидаемая прессой острая конфронтация с лидером Аводы и министром обороны Амиром Перецем, для которого ликвидация этих поселений была частью предвыборной программы, пока не возникла. У Переца сегодня много более острых проблем, и потому Либерман, по некоторым данным, имеет неплохой шанс договориться с ним на основе компромиссного предложения Совета поселений. (12)

Ожидается, что лидеры НДИ и ШАС смогут найти также компромиссную формулу по вопросу о гражданских браках Ортодоксальные вожди партии сефардов-традиционаналистов, в принципе, и раньше были согласны взвесить возможность легализации альтернативных браков для тех граждан, которые не явряются евреями по Галахе и не принадлежат к иным религиозным группам. Можно предположить, что такое частичное решение проблемы Либермана бы вполне устроило: несмотря на существующие стереотипы, для большей части его электората возможность заключения гражданского брака является не столько практической проблемой, сколько важным культурно-политичеким символом.

Единственная тема, по которой пока нет продвижения, это "пятый пункт" коалиционных требований Либермана: создание независимой госкомиссии по расследованию итогов войны в Ливане, против чего решительно возражает Премьер-министр Эхуд Ольмерт. Вместо этого он назначил правительственную комиссию "с раширенными полномочимями" во главе с судьей в отставке Элияху Виноградом. Похоже, что Либерман решил пока не будировать этот вопрос, и укрепить свое влияние в правительстве, не обостряя отношения с Премьер-министром. Это дает противникам Либермана основания обвинять его в непоследовательности и предании идеологических принципов, и лидерам НДИ на каком-то этапе вероятно придется объясняться со своими избирателями по этому поводу.

Однако не исключено, что Либерман решил использовать эту тему как резервную карту в политической игре. Если события будут развиваться в удобном для него направлении, ничто не помешает лидеру НДИ объявить, что комиссия Винограда и является тем органом, создания которого он добивался, а ее выводы – ровно те, которые общественность и должна была получить. Если же Либерман в нужный момент решит развалить коалицию, несоздание государственной комиссии будет для этого удобным поводом.

Пока еще трудно судить, какие из шагов лидера НДИ продиктованы холодным расчетом, а в каких случаях их тащит за собой малоконтролируемая логика событий. Однако очевидно, что сегодня Авигдор Либерман, будучи главой четвертой по численности из пяти фракций коалиции, становится едва ли не главным коалиционным партнером Ольмерта. Надолго ли это и сумеет ли Либерман использовать этот факт для укрепления влияния своей партии и ее электората – пока уравнение со многими неизвестными.

1) Д-р Владимир (Зеэв) Ханин – преподаватель Отделения политических наук Университета Бар-Илан в Рамат-Гане, директор академических программ Института Евроазиатских исследований Междисциплинарного Академического центра в Герцелии, Израиль, и эксперт Института Ближнего Востока, Москва

2) Подробнее см. Владимир (Зеэв) Ханин, "От «свертывания» к расширению: коалиционные дилеммы в современном Израиле", Институт Ближнего Востока, 10 ноября 2006, http://www.iimes.ru/rus/frame_stat.html

3) Согласно опросам общественного мнения, проведенным компанией «Телесекер» и институтом «Дахаф», 78-80% израильтян считают, что Амир Перец должен уйти со своего поста министра обороны, причем согласно последнему, 72% респондентов уверены, что если Перец не уйдет добровольно, Ольмерт уволить его по своей инициативе. См. Маарив и Едиот ахронот, 24.11.2006

4) См. Владимир (Зеэв) Ханин, "«Русская» община, выборы и власть в Израиле: итоги и перспективы", Институт Ближнего Востока, 25 мая 2006, http://www.iimes.ru/rus/frame_stat.html и Vladimir (Ze'ev) Khanin, "Revival of "Russian" Politics in Israel: the Case of 2006 Elections", Israel Affairs, London (Spring 2007) forthcoming

5) Опрос Института социологических исследований "Дахаф" по заказу "Едиот Ахронот", 22.11.2006 г.

6) По данным израильской полиции, при менее чем 20% доле этой группы в населении, "арабскими" являются 43% дел об убийствах, 37% дел о нанесении тяжких телесных повреждений, 39% дел о крупных ограблениях и в 40% дел о поджогах, возбуждаемых израильскими судами. На арабский сектор приходится основная доля таких преступлений как контрабанда, торговля оружием и наркотиками (контрабанда последних считается монополией израильских арабов). Арабы же несут ответственность за примерно половину сельскохозяйственных и треть автомобильных краж. Цит. по: Newsru.co.il, 4.01.2006

7) Alon Liel, "The Herzl of the Israeli Arabs", Ha'aretz, 6.11.2006

8) Ха'арец, 11.11.2006

9) Ynet, 15.11.2006

10) Арик Бендер, "Цель: согласованное предложение об изменении правительственного устройства", Маарив, 12 ноября 2006 [на иврите]

11) Akiva Eldar, "Lieberman to join ministerial panel on dismantling outposts", Ha'aretz, 09.11.2006

12) По плану Совета поселений Иудеи и Самарии, 10 "незаконных форпостов" будут демонтированы, их население переведено в основные поселения, а остальные легализованы или объединены с существующими поселенческими блоками

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03775 sec