Приговор Саддаму Хусейну: реакция в Юго-Восточной Азии

27 ноября 2006
М.Н. Гусев

При рассмотрении вопроса, связанного с реакцией стран Юго-Восточной Азией на приговор, вынесенный Саддаму Хусейну, сразу же надо оговориться, что это событие фокусирует множество проблем и вопросов, непосредственно касающихся положения дел в исламском мире, в том числе в Юго-Восточной Азии — регионе с огромным количеством приверженцев ислама, все более активно проявляющих себя в качестве субъекта мировой политики.

В известной степени Саддам Хусейн олицетворял собой неприятие мусульманами всего мира глобалистской политики Соединенных Штатов, выраженной в выходе США на мировую арену в качестве единственной сверхдержавы.

Здесь проявляется распространенный по всему миру антиамериканизм, точнее, антигегемонизм, связанный с поведением единственной сверхдержавы и представлением о том, что Америка стремится не только господствовать над всем миром, но и навязывать всем свои ценности, свой образ жизни, лишив других самобытности. В этой ситуации ислам и исламские политические деятели, стоящие на позициях антиамериканизма, нередко рассматриваются в мусульманском мире в качестве единственной силы, способной противостоять имперской политике США.

Этот тезис не чужд значительной части мусульман: в нем адепты ислама, придерживающиеся различных вариантов его толкования, находят точки соприкосновения интересов, их действия в ряде случаев подкреплены схожей мотивацией.

Как известно, высказывались мнения, что вынесение приговора Саддаму Хусейну было приурочено к выборам в конгресс США, что давало основания рассматривать процесс в первую очередь в качестве рекламной акции Буша, а также его попытки уничтожить заклятого противника любой ценой, невзирая на принципы гуманизма. Уже одно это вызвало в мусульманском мире волну отторжения по отношению к судебному процессу и его результатам.

Кроме того, в исламском мире полагают, что американцы намеренно использовали процесс над Хусейном для разжигания внутренней напряженности и сталкивания между собой различных национально-этнических групп, и прежде всего шиитов и суннитов. В частности, прямое следствие приговора Хусейну – начало нового витка напряженности и беспорядков в суннитских районах Ирака.

В Багдаде по-разному встретили смертный приговор бывшему президенту. Жители шиитских районов ликовали, тысячи людей высыпали на улицы, многие стреляли из автоматов в воздух. В суннитских районах наблюдалась иная картина – безлюдные улицы, траурная тишина. Сунниты ряда стран высказывались о том, что, если приговор будет приведен в исполнение, это будет личным оскорблением для каждого суннита.

Вместе с тем и шиитов и суннитов возмущает политика США на Ближнем Востоке, приведшая к многочисленным жертвам. Они задают вопрос: “Если за убийство 148 шиитов Хусейну положена смертная казнь, что же делать с Бушем, ставшим виновником гибели 600 тысяч мусульман?” На этом фоне все более популярным становится тезис о том, что тот, кто убивает мусульман, – враг ислама. В целом, реакция суннитов и шиитов во всем мире на вердикт иракского трибунала оказалась диаметрально противоположной. Реакция шиитов вполне объяснима: смертный приговор Хусейну вынесен именно в связи с убийством по его приказу шиитов в городе Дуджаиле в 1982 году.

Показателен пример Индии, где свыше 10 процентов мусульман – шииты. Глава Всеиндийского шиитского совета по частному праву Мирза Мухаммад Атара заявил: “Хусейн заслужил смертный приговор. Вердикт трибунала – торжество справедливости”. С ним солидарен известный шиитский богослов Маулана Калбе Джаввад, по словам которого бывшего диктатора постигла “расплата за преступления против человечности”.

Суннитский имам соборной мечети Джама Масджид в Дели Ахмед Букари назвал суд над Хусейном марионеточным, а вердикт — запланированным. Индийские сунниты исходят из того, что Хусейн, конечно, совершил преступление против своего народа, но даже в этом случае он заслужил более честный приговор.

Видимо, с учетом этих соображений следует подходить и к реакции на приговор со стороны стран Юго-Восточной Азии. Официальная Джакарта весьма сдержанно оценила отмеченные события, причем в этой оценке в немалой степени усматривалось желание не осложнять отношения с Соединенными Штатами. Вместе с тем, высказывая свое мнение по столь щекотливому вопросу в сдержанной форме, власти преследовали цель не затрагивать обостренных религиозных чувств населения.

Практически все ограничилось сообщением министерства иностранных дел, в котором указывалось, что Индонезия может понять вынесение смертного приговора бывшему диктатору Ирака. В нем также говорилось, что, хотя напряженная обстановка в Ираке не создает идеальных условий для вынесения справедливого приговора, тем не менее эта ситуация значительно предпочтительнее той, что была во времена режима Саддама Хусейна, запятнавшего себя многочисленными невинными жертвами. Отмечалось и то, что Хусейну была предоставлена возможность защищать себя в суде и что вынесенный вердикт не окончательный, поскольку осужденный имеет возможность подать апелляцию.

“Индонезийское правительство, конечно, надеется, что посредством этой меры справедливость будет полностью соблюдена и что процесс над Саддамом Хусейном будет способствовать примирению в Ираке”, – говорится в тексте.

Ведущая индонезийская газета “Компас” отмечает, что хотя приговор не оказался неожиданным, тем не менее он потряс население страны. Обозреватели газеты выражают опасения по поводу дальнейшего обострения ситуации в Ираке и возможности гражданской войны между шиитами и суннитами и высказывают мнение о том, что будущее страны тревожно. “Компас” также считает, что судебный процесс с самого начала выглядел как весьма спорный, поскольку рассматривался в контексте политики США. По мнению газеты, так же как и большей части исламского мира, вердикт Хусейну был приурочен к выборам в конгресс США.

Это мнение созвучно результатам проведенного в Индонезии опроса общественного мнения, в соответствии с которым большинство населения считает правомерность признания вины Хусейна относительной, поскольку даже в азиатских странах приговоры выносятся под влиянием западных держав, в первую очередь США. Большинство индонезийцев относятся к приговору Хусейну весьма скептически и склонны считать решение суда политическим.

Представляет интерес высказывание по этому поводу наиболее одиозной фигуры на исламском политическом небосклоне региона, лидера радикальных мусульман Юго-Восточной Азии Абу Бакар Башира. По ряду оценок, он является создателем и идейным вдохновителем мощной террористической организации “Джамаа Исламия”, которую нередко рассматривают в качестве регионального филиала “Аль Каиды”.

Жертвами деятельности “Джамаа Исламия”, направленной преимущественно против американцев и австралийцев (хотя погибло немало и местного населения), стали многие сотни людей. Башир относится к наиболее громогласным проводникам идей “священной войны” против иноверцев, подразумевая при этом в первую очередь США, Израиль и их союзников. Он только что вышел из тюрьмы, где отбывал срок за причастность к террористической деятельности. При том раздвоении мнений, которое существует в мусульманском мире по поводу приговора, Башир, являясь суннитом, выразил твердую убежденность в том, что Хусейн заслужил смертную казнь, поскольку виновен в массовых убийствах невинных мусульман Ирака.

Выступая в одной из мечетей Центральной Явы, Башир заявил: “Хотя Саддам Хусейн и сам мусульманин, он нарушил заповедь нашей религии, мусульманам нельзя убивать единоверца”. От такого высказывания Башира не отвратили ни антиамериканский заряд прошлой политики Хусейна, ни их общая принадлежность к суннитам. По словам Башира, Саддам Хусейн, будучи настоящим социалистом, десятки лет преследовал исламскую религию: “Уже за одно это мусульмане всего мира должны поддержать решение иракского суда, отправившего на виселицу диктатора”.

В Малайзии ситуация с реакцией официальных властей на приговор Хусейну оказалась не совсем простой. Их “опередил” находящийся в жесткой оппозиции нынешней власти бывший премьер и бывший председатель организации «Исламская конференция» (ОИК) Мохатхир Мохамад, явно не желающий уходить с политической арены. Он назвал процесс над Саддамом Хусейном политическим, не имеющим юридического обоснования, а приговор — несправедливым и лишенным доказательной базы. С осуждением приговора выступили также правозащитники.

Так, президент Малайзийского международного движения за всеобщую справедливость Чандра Музаффар заявил: “Саддам, вне всякого сомнения, жестокий диктатор. Он заслуживает сурового наказания за чудовищность своих преступлений. Но даже с учетом этого я бы не подписался под смертным приговором”. C заявлением о том, что сожалеет по поводу смертного приговора, выступил и другой малайзийский орган защитников прав человека — “Эмнести интернейшнл Мелейзиа”. В целом же по стране точка зрения на рассматриваемые события была приблизительно такой же, как и в Индонезии.

Несколько в стороне при обсуждении данного вопроса оказались мусульманские политические деятели умеренного толка Индонезии и Малайзии. Причина этого, по всей вероятности, кроется в непростой ситуации, сложившейся в исламском мире среди противостоящих друг другу шиитов и суннитов относительно приговора.

Суннитские исламские государства Индонезия и Малайзия, имея определенные планы на рост своей роли в исламском мире, не заинтересованы в обострении отношений ни с шиитами, ни с суннитами, тем более что официальная Джакарта уже высказала свою позицию, требующую от мусульманских лидеров страны адекватного политического маневра. Некоторые проблемы подобного рода для их коллег в Малайзии создало заявление Мохатхира Мохамада. Для Малайзии высказывание официальной точки зрения практически означало бы выбор между Мохатхиром и Баширом, что совершенно неприемлемо, тем более с учетом того, что в настоящее время эта страна является председателем ОИК и каждое выступление, исходящее от руководства страны, немедленно приобретает широкий резонанс.

Высказывалось мнение о необходимости того, чтобы “дело Хусейна” рассматривалось Высшим исламским судом при ОИК. Эту инициативу, в частности, проявил от лица Центрального духовного управления мусульман России муфтий Талгат Таджуддин. Создавшаяся ситуация требует от руководства Малайзии повышенной осторожности и взвешенного подхода.

Очевидно, последующие заявления и поступки лидеров умеренных мусульман (которых большинство) обеих стран, связанные с изложенным комплексом вопросов, будут соизмеряться с развитием ситуации в Ираке и на всем Ближнем Востоке.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.0401 sec