Об изменениях в военно-политической обстановке на Ближнем Востоке и в Северной Африке (13 –19 ноября 2006 года)

20 ноября 2006
На минувшей неделе наиболее важные события в регионе происходили в зоне палестино-израильского конфликта и в Ираке. Не снижается уровень напряженности обстановки в секторе Газа и на Западном берегу реки Иордан (ЗБРИ).

Президент США Дж. Буш отдал всем ведомствам, занимающимся обеспечением национальной безопасности, распоряжение «оценить ситуацию в Ираке, изучить возможные варианты действий и дать рекомендации» относительно стабилизации ситуации в этой стране.

14 ноября премьер-министр Великобритании Т. Блэр выступил с предложением привлечь Иран и Сирию к решению ближневосточных проблем, в первую очередь, к делу урегулирования обстановки в Ираке. Блэр считает, что возможным установление с Ираном «нового партнерства» в случае, если он прекратит поддержку терроризма и будет в полном объеме придерживаться режима нераспространения ядерного оружия. Сирия, по мнению британского премьера, также может «сыграть более конструктивную роль» в регионе. 15 ноября премьер-министр Франции Д. де Вильпен также заявил, что Сирия и Иран вновь должны стать «полноправными игроками на мировой арене». В частности, Сирия должна «содействовать поддержанию стабильности в Ливане», а Иран – «это ключевая страна на Ближнем Востоке».

Представители администрации Дж. Буша сообщили, что инициатива Т. Блэра привлечь Сирию и Иран к урегулированию обстановки на Ближнем Востоке «не противоречит взглядам США на ближневосточную политику». Однако, как считают в Вашингтоне, Тегеран и Дамаск «продолжают демонстрировать поведение, дестабилизирующее обстановку» в регионе. Американцы требуют от Ирана прекращения работ по обогащению урана, а от Сирии – отказаться от поддержки террористов и корректировки политики в отношении Ливана и Ирака.

Президент Ирана М. Ахмадинежад заявил, что его страна станет вести переговоры с США, если последние «скорректируют свое поведение». Сирия готова к диалогу с Соединенными Штатами, но считает, что «мяч находится на их корте». В Дамаске также дают понять, что Вашингтон должен пересмотреть вопрос о санкциях, введенных им в отношении САР в 2004 г.

На минувшей неделе в США с визитом находился премьер-министр Израиля Э. Ольмерт. Итоги его встреч и переговоров в Вашингтоне подтвердили неизменность курса двух стран на развитие стратегического партнерства. Глава израильского правительства выразил готовность начать серьезный диалог с главой ПНА М. Аббасом после того, как будет создано палестинское правительство национального единства и на основе международного плана ближневосточного урегулирования «дорожная карта». Ольмерт также выразил готовность вести переговоры с Сирией, которые должны базироваться на «определенной, разумной, ответственной политике», которую, по его мнению, в Дамаске «пока не проводят».

Глава израильского правительства выразил особое беспокойство политикой «фанатизма и экстремизма», которую проводит нынешнее руководство Ирана. Вместе с тем, по словам Ольмерта, Израиль не стремится к войне с Ираном, но видит для себя явную угрозу в ядерной программе ИРИ.

В зоне палестино-израильского конфликта обе стороны не прекращали вооруженные акции: палестинские боевики активно обстреливали ракетами приграничные районы Израиля, а израильтяне наносили удары (преимущественно воздушные) по объектам экстремистов в секторе Газа. На палестинских территориях ЗБРИ израильская армия проводила мероприятия по задержанию активистов террористических группировок. В тоже время Э. Ольмерт выразил сомнение относительно необходимости расширения военных операций в секторе Газа и высказался за продолжение тактики нанесения точечных ударов по боевикам и их инфраструктуре (сторонниками масштабной операции в Газе являются министр внутренней безопасности А. Дихтер и руководитель службы безопасности «Шабак» Ю. Дискин).

Израиль отверг инициативу ряда стран Евросоюза о размещении в секторе Газа контингента международных миротворческих сил.

Руководители палестинских экстремистских организаций ХАМАС и «Исламский джихад» заявили о готовности прекратить ракетные обстрелы Израиля и отказаться от планов использования террористов-смертников на собственно израильской территории в случае, если ЦАХАЛ прекратит «атаки на палестинцев».

17 ноября Генеральная Ассамблея ООН подавляющим большинством голосов (156 – «за», 7 - «против», в т. ч. США) приняла резолюцию, предложенную Катаром, которая осуждает действия Израиля в отношении палестинских территорий и требует незамедлительного прекращения израильских военных операций в секторе Газа.

Организация Исламская конференция 18 ноября потребовала незамедлительного снятия экономической блокады с палестинских территорий.

Переговоры между движениями ХАМАС и ФАТХ не привели пока к началу формирования палестинского правительства национального единства. Этот процесс, по оценке местных экспертов, может затянуться на несколько недель.

Директор ЦРУ США М. Хайден, выступая 15 ноября на слушаниях в Конгрессе, был вынужден признать, что «Ирак сегодня очень далек от мира», а межрелигиозное насилие между арабами-суннитами и шиитами представляет на данном этапе «наибольшую угрозу стабильности и будущему Ирака». Высокую активность проявляют и боевики иракского филиала «Аль-Каиды».

При этом основная масса терактов, вооруженных нападений, других насильственных действий (до 85%) происходит в Багдаде и прилегающих к столице районах. Командование ВС США вынуждено признать, что действия американских сил и иракских правительственных войск в столице имеют лишь «ограниченный успех». Нестабильная ситуация сохраняется на западе и юге Ирака. Иракское правительство во все большей степени теряет контроль над развитием ситуации не только в Багдаде, но и во многих других районах страны. В настоящее время, как утверждает руководство военной разведки США, иракские политические лидеры «не способны решать ключевые проблемы, такие как федерализация, дебаасификация», вопросы, связанные с неправительственными вооруженными милициями и т. д., а межконфессиональные разногласия «ограничивают эффективность правительства».

В этих очень сложных и трудных условиях американская администрация пытается выработать новые подходы к решению иракских проблем. Причем вопрос о выводе войск США из Ирака пока не стоит. Более того, звучат требования об увеличении численности иракской группировки на 20 тыс. человек для проведения «решительного наступления» на повстанцев и боевиков. В Вашингтоне в очередной раз пытаются также сделать упор на ускорении и улучшении подготовки местной армии и полиции, для чего, по словам главы Объединенного центрального командования ВС США генерала Дж. Абизайда, потребуется (опять же в очередной раз) 12-18 месяцев.

Иракский премьер-министр Н. аль-Малики посетил с визитом Турцию. На переговорах в Анкаре турецкое руководство акцентировало внимание иракской делегации на проблемах противодействия сепаратистской Рабочей партии Курдистана, основные базы которой расположены на севере Ирака. Турция также подчеркнула «крайне важное значение» сохранения территориальной целостности иракского государства.

На различных уровнях продолжается обсуждение вопросов, связанных с ядерной программой Ирана. США настаивают на принятии Советом Безопасности ООН резолюции, которая направила бы «иранцам решительное послание о том, что им необходимо изменить свое поведение», т. к. ядерная деятельность ИРИ «несовместима с программой мирного атома» и все большее число стран убеждаются в этом. Однако разработка проекта резолюции продвигается трудно из-за разногласий между ведущими членами СБ ООН.

По поступившей информации, в докладе главы МАГАТЭ М. аль-Барадея говорится, что агентство «не в состоянии достичь прогресса в возможности проверить наличие у Ирана незаявленного ядерного материала и незаявленной ядерной деятельности до тех пор, пока Иран не предпримет встречных шагов и не обеспечит подлинной открытости». В Тегеране же считают, что решением иранской ядерной проблемы может стать лишь возвращение ядерного досье ИРИ в МАГАТЭ. В этом случае иранцы готовы даже обсуждать вопрос о возможном расширении масштабов проверок своих атомных объектов инспекторами агентства.

14 ноября президент ИРИ М. Ахмадинежад заявил, что для создания полноценного ядерного топливного цикла его стране потребуется 60 тыс. газовых центрифуг, которые уже монтируются.

На прошедшей неделе в столице Эфиопии Аддис-Абебе состоялась международная конференция по ситуации в западном регионе Судана Дарфуре. В ее работе участвовали представители ООН, ЕС, Африканского союза, ЛАГ и ряда африканских государств. Обсуждались вопросы деятельности миротворческих сил в регионе, политического урегулирования конфликта и расширения работы гуманитарных организаций. В Аддис-Абебе Судан дал предварительное согласие на размещение в Дарфуре международного миротворческого контингента. По словам генерального секретаря ООН К. Аннана, в своей основе это будут африканские войска при общем руководстве со стороны ООН. Предполагается также увеличение численности миротворцев с 7 до 17 тыс. или даже до 20 тыс. человек.

Между тем обстановка в самом Дарфуре заметно осложнилась. Усилились вооруженные нападения отрядов проправительственного арабского ополчения «джанджавид» на формирования оппозиционных группировок. Резко ухудшается гуманитарная ситуация в регионе. По утверждениям представителей ООН, в срочной международной помощи нуждаются ок. 4 млн человек. В целом же конфликт в Дарфуре все больше приобретает трансграничный характер, распространяясь на территории соседних Чада и Центрально-Африканской Республики.

15 ноября в Пакистане было произведено успешное испытание баллистической ракеты «Хатф-V» («Гхури»), имеющей дальность пуска до 1,3 тыс. км. Ракета может нести ядерную боевую часть. Характерно, что пуск ракеты был осуществлен на следующий день после того, как Пакистан и Индия достигли договоренности о взаимных мерах по снижению риска случайного ядерного конфликта.

Премьер-министр Пакистана Ш. Азиз заявил, что Исламабад выступает против нарушения своих границ другими странами, в т. ч. США. Пакистан, по словам Азиза, остается американским союзником в деле борьбы с терроризмом, однако не позволит нарушать собственный суверенитет и способен самостоятельно контролировать деятельность террористов на национальной территории.

Руководство Афганистана считает, что находящиеся на территории страны иностранные войска не в состоянии решить проблемы, связанные с безопасностью. По мнению афганского министерства обороны, их может решить только «сильная и надежная национальная армия», численностью в 200 тыс. человек. Тем не менее, присутствие иностранных военных в Афганистане в настоящее время считается необходимым, прежде всего, «для восстановления страны».

По имеющейся информации, США в 2007 г. выделят на подготовку и оснащение афганской правительственной армии и полиции сумму в 2 млрд долларов.

13 ноября правительство Ливана одобрило создание международного трибунала по делу об убийстве бывшего премьер-министра страны Р. Харири, что усугубило внутриполитический кризис. Это решение было признано незаконным со стороны шиитских организаций «Хизбалла» и «Амаль», христиан, сторонников генерала М. Ауна, т. к. оно было принято в отсутствие шести министров, подавших ранее в отставку. 19 ноября лидер «Хизбаллы» Х. Насралла призвал к скорейшей отставке нынешнего правительства во главе с Ф. Синьорой и вновь обещал вывести своих сторонников на улицу, что еще больше накалило обстановку в стране.

Приложение

О военно-техническом сотрудничестве Египта с зарубежными странами


В арабском мире на сегодняшний день Египет имеет наиболее развитую военно-промышленную и научно-техническую базу. Национальная военная промышленность, по египетским оценкам, удовлетворяет потребности сухопутных войск на 75 проц, ВВС – на 40 проц и ВМС – на 20 процентов. Однако во многих случаях на местных предприятиях осуществляется только сборка образцов оружия и техники из комплектующих узлов и деталей, поставляемых из других государств. АРЕ также практически полностью зависит от зарубежных поставок наиболее современных видов вооружений - самолетов, боевых кораблей, сложной радиоэлектронной техники, ряда образцов бронетехники, противотанковых средств, вооружения ПВО и др. Все это обусловливает зависимость Египта от масштабной иностранной военно-технической помощи.

Вопросами военно-технического сотрудничества занимается министерство обороны и штабы видов ВС. Однако последнее, решающее слово при принятии решения на приобретение того или иного вида оружия за рубежом принадлежит главе государства. Народный совет (парламент) с 1974 г. регулярно (каждые три года) продлевает полномочия президента, касающиеся решения вопросов, связанных с закупкой, продажей и производством вооружений, без согласования с законодательным органом страны.

Со второй половины 1970-х гг. главным партнером Египта в военной и военно-технической области становятся Соединенные Штаты. США также оказывают содействие в развитии военной инфраструктуры АРЕ. На постоянной основе проходят военные консультации, встречи руководства министерств обороны обоих государств. В Каире действует представительство вооруженных сил США. С 1988 г. Египет пользуется статусом «союзника США вне НАТО».

На ближайшую перспективу американская администрация, по всей вероятности, не намерена отказываться от предоставления ежегодной безвозмездной помощи АРЕ в размере 1,3 млрд долларов на военные нужды. Одновременно американцы настаивают на преимущественном приобретении египтянами оружия в США, что существенно ограничивает возможности АРЕ по налаживанию ВТС с другими странами. В настоящее время осуществляются крупные поставки американского оружия и военной техники для всех видов вооруженных сил АРЕ, а также имеются перспективные договоренности о новых военных поставках из Соединенных Штатов.

Здесь же отметим, что Вашингтон при передаче вооружения Египту стремится учитывать интересы Израиля. Так, под израильским давлением американцы не стали поставлять египтянам ряд образцов современной авиационной, противовоздушной и военно-морской техники.

На дальнейшее сотрудничество с Соединенными Штатами в значительной степени сориентированы планы военного строительства АРЕ. В египетской армии вводятся американские системы материально-технического обеспечения, тыла, обучения личного состава и ремонта боевой техники. В ходе регулярных совместных мероприятий по оперативной и боевой подготовке отрабатываются вопросы взаимодействия армий двух стран в возможных вооруженных конфликтах на Ближнем Востоке и в Африке. Значительные группы египетских военнослужащих (в т. ч. до 600 офицеров) ежегодно направляются в США на учебу и переподготовку.

В целом есть все основания полагать, что нынешний уровень американо-египетского военного сотрудничества сохранится на обозримую перспективу. Причем в Каире прекрасно понимают, что реальной альтернативы военной помощи США не существует и не предвидится – ни одна страна не предоставит Египту преимущественно на безвозмездной основе такое количество и такой ассортимент военной продукции.

Соединенные Штаты считают, что оказание содействия в реорганизации вооруженных сил АРЕ позволит улучшить их боевую совместимость с американскими войсками и армиями других стран НАТО, а также облегчит египтянам участие в коалиционных военных действиях и операциях по поддержанию мира. В Вашингтоне рассчитывают на то, что сильная зависимость египетской военной машины от американских поставок и материально-технического обеспечения служит своего рода страховкой от возможного возврата АРЕ к конфронтации с Израилем. И еще американцы считают, что «сила египетских военных, их связи с Соединенными Штатами являются лучшей гарантией стабильности Египта и его прозападного курса».

Вместе с тем, египтяне стремятся расширить круг стран, с которыми поддерживаются военно-технические связи. В настоящее время к ним можно отнести КНР, Румынию, Бразилию, Великобританию, Францию, Италию, Испанию, Россию, Украину, Чехию, Белоруссию, Финляндию, Германию. Подобная политика дает некоторую свободу маневра при решении вопросов технического оснащения национальных вооруженных сил и позволяет более уверенно вести дела с американцами.

В 2005 г. с Францией подписан протокол о военном сотрудничестве, предусматривающий французские поставки оружия Египту, проведение совместных учений, участие французской стороны в разработке и производстве оружия в АРЕ, обмен военными делегациями, создание на египетской территории учебного центра для подготовки африканских миротворцев. С Италией, Великобританией, Финляндией и Германией развивается сотрудничество в деле модернизации и оснащения современной техникой египетских ВМС. Имеется договоренность о расширении военного сотрудничества с Саудовской Аравией.

Египетская сторона выступает за развитие военно-технического сотрудничества с Россией, однако наши связи носят в целом ограниченный характер, хотя египетские военные считают, что советское (российское) оружие и военная техника очень хорошо, надежно зарекомендовали себя в ходе эксплуатации и боевого применения в природно-климатических условиях Ближнего Востока. О развитии военно-технического сотрудничества между нашими странами шла речь и во время недавнего визита в Москву президента АРЕ Х. Мубарака.

В частности, сообщалось о возможной закупке египтянами партии истребителей МиГ-29СМТ, учебно-тренировочных самолетов МиГ-АТ и вооружения ПВО. В то же время сдерживающее влияние на расширение двусторонних контактов в военной области будут оказывать негативная позиция США и отсутствие у египтян достаточных финансовых средств для закупок крупных партий современных вооружений.

Вооруженные силы АРЕ регулярно принимают участие в совместных учениях с вооруженными силами США, других стран НАТО и ряда арабских государств. Наиболее крупным и значимым из них считается учение типа «Брайт стар», проводимое регулярно один раз в два года на египетской территории на севере страны в районе средиземноморского побережья. Основными его участниками являются США и АРЕ. Кроме того, в учениях участвуют части и подразделения ВС ряда западноевропейских и арабских стран. На сегодняшний день «Брайт стар» по праву считаются крупнейшими в мире многонациональными учениями. Также регулярно проводятся совместные учения ВВС и ВМС Египта и США.

С 1985 г. совместно с ВМС Франции (а позднее и Италии) в Средиземном море проводятся учения «Клеопатра». Флоты АРЕ и Саудовской Аравии с 1995 г. ежегодно проводят совместные учения «Марджан» («Коралл») в Красном море.

Египет, наряду со странами ССАГПЗ и Иорданией с 1999 г. ежегодно участвует в совместной оборонной инициативе «Игл Резлов», проводимой под руководством МО США. В ходе мероприятия отрабатываются вопросы улучшения координации управления войсками, контроля, связи и разведки в деле обнаружения и противодействия химическому и бактериологическому оружию в зоне Персидского залива.

Наличие относительно развитого ВПК позволило Египту занять второе место по экспорту оружия на Ближнем Востоке после Израиля. Египетское оружие поставлялось и поставляется в Руанду, Саудовскую Аравию, Судан, Катар, Кувейт и ряд других стран. АРЕ оказывает помощь целому ряду государств Азии и Африки в подготовке военных кадров. Так, в египетской Академии генерального штаба обучаются офицеры из Саудовской Аравии, Бахрейна, Омана, Ливана, Иордании, Турции, Кувейта, Пакистана и даже Великобритании. Египетские военные советники находятся в армиях Саудовской Аравии, Омана и Демократической Республики Конго (ДРК).

Неотъемлемой частью деятельности ВС АРЕ стало участие в различного рода миротворческих операциях. В настоящее время египетские военнослужащие проходят службу в составе миротворческих сил и миссий ООН в Грузии (Абхазия), Либерии, Западной Сахаре, Сьерра-Леоне, ДРК.

В целом Египет на обозримую перспективу сохранит зависимость от иностранной помощи в вопросах военного строительства и, особенно, в деле оснащения национальных ВС современными сложными образцами оружия.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.04214 sec