Сирийская карта в арабо-израильском конфликте

17 ноября 2006
А.Д. Цыганок

Информация о том, что Израиль готовится к новой войне против радикальной ливанской организации «Хизбалла» и на сирийском направлении, время от времени просачивается на страницы местных изданий. Эти приготовления подтверждаются и развитием политической ситуации в самом Израиле, где все больше звучит критика в адрес правительства и руководства армии за неудачные итоги прошедшей войны, и руководство крайне заинтересованно в «маленькой быстротечной победоносной войне» для восстановления пошатнувшегося авторитета израильского генштаба и самого правительства Эхуда Ольмерта.

Именно к этой версии склоняются ряд аналитиков после завершившихся в США выборов в конгресс и сенат, оценивая изменение внутриполитической ситуации и возможные намерения по втягиванию Израиля и Сирии в боевые действия в собственных интересах для «вытаскивания из огня войны в Ираке» американских солдат.

Сирию втягивают в войну, от участия в которой Дамаск в течение последних трех лет уклонялся под всеми предлогами. Подтверждением того, что Израиль рассматривает возможность войны против Сирии, служит оценка ситуации начальником генерального штаба Даном Халуцем, предполагающим новую войну с Сирией в ближайшие один–два года. Однако, по данным военных, не исключено ее начало весной–летом 2007 года.

Задачам подготовки к боевым действиям отвечают практические выводы из недавней ливано-израильской войны: срочное развитие противоракетной обороны для нейтрализации ракет с нижними траекториями пролета на севере страны; отмена решения по сокращению выпуска современных танков «Меркава-IV», на чем настаивало правительство; отмена сокращения сроков службы по призыву и проработка военными различных вариантов развития конфликта.

Настораживают экспертов и названные генералом Даном Халуцем в израильской газете «Гаарец» причины для начала войны: «растущая уверенность в успехе среди сил в регионе, враждебных Израилю и Западу».

Внутриполитические события в США рикошетом отражаются на политике Израиля. Первое событие — переход под контроль демократов верхней и нижней палат американского парламента предполагает изменение американской политики на Ближнем Востоке. Второе событие — эксперты предполагают, что в ближайшее время могут начаться парламентские расследования военно-стратегических ошибок в Ираке, при этом предсказываются несколько громких отставок людей в администрации нынешнего президента, виновных в этих ошибках.

Первым из администрации Буша отправлен в отставку министр обороны Дональд Рамсфельд. На очереди, возможно, представитель США в ООН Болтон и вице-президент Чейни. В этой связи можно предполагать, что за отставками последует решение, как минимум, сначала сократить численность американских солдат на территории Ирака, и, как максимум, начать в 2007 году вывод американских войск. Сокращение числа американских солдат, по мнению израильского генштаба, может способствовать присоединению Ирака к «восточному антиизраильскому фронту вместе с Ираном и Сирией».

Напряженность и обеспокоенность в Израиле вызвали и заявления иранского руководства о том, что оно «поделится своими ракетными технологиями с соседними и дружественными странами». По словам командующего Корпусом стражей исламской революции генерала Яхья Рахима Сафари, «Иран располагает ракетами с радиусом действия 2000 км («Шахаб-3»), которые могут поставить под угрозу интересы США».

Масло в огонь подливают и высказывания лидера «Хизбаллы» шейха Насруллы о том, что на «вооружении организации вновь имеются 33 тысячи ракет».

Вывод руководства Израиля из такой оценки обстановки однозначен: для предупреждения возможного нападения начать упреждающие боевые действия против Сирии.

С учетом этих изменений в оценке нынешней ситуации можно предположить, что в 2007 году Сирия может оказаться втянута в войну между Израилем и «Хизбаллой», а также в иракский конфликт по четырем сценариям.

Первый вариант — по мнению начальника генштаба Израиля Дана Халуца, Сирия совместно с «Хизбаллой» и при поддержке Ирана может вторгнуться в Израиль с севера.

Второй вариант — по мнению того же израильского командования, Сирия, заручившись поддержкой противостоящих Израилю арабских государств и воспользовавшись началом вывода американских войск из Ирака, может самостоятельно начать наступления с целью освобождения Голанских высот.

Третий вариант — при выводе американских войск из Ирака Вашингтон заручится поддержкой внутри и вне страны, в том числе со стороны Дамаска. При этом Сирия перекроет сирийско-иракскую границу.

Четвертый вариант, прямо противоположный, — одновременно с выходом из Ирака США при поддержке Израиля нанесут удары по Сирии, если она не закроет сирийско-иракскую границу для террористов и не прекратит деятельность «Хизбаллы» в Ираке.

Руководству Израиля «маленькая война» позволит под шумок вывода американских войск поднять собственный авторитет. Не исключено, что возможность нанесения упреждающего удара Израиля по Сирии будет согласована с Вашингтоном и будет предшествовать началу вывода американских войск из Ирака.

Для Вашингтона предпочтителен третий вариант, при котором число жертв со стороны американских военнослужащих будет минимальными, что очень важно во внутриполитическом плане в преддверии очередных президентских выборов в США. Кроме того, удар Израиля по объектам на территории Сирии может быть остановлен после «эффектного вмешательства и предупреждения Вашингтона», что, возможно, сможет убедить Дамаск поддержать вывод американских войск.

Для справки

Группировка вооруженных сил Израиля: регулярная Армия обороны Израиля (ЦАХАЛ) насчитывает около 185 тыс. человек. Войска дислоцируются в трех военных округах: Северном, Центральном и Южном. В состав сухопутных войсках, насчитывающих 150 тыс. человек, входят 3 бронетанковые дивизии, 2 дивизии оперативного контроля (противоинтифадные), пехотная (пограничная) дивизия, 9 бригад, в том числе 5 механизированных пехотных, 1 бронетанковая, 2 артиллерийские, 1 парашютно-десантная; на вооружении более 100 пусковых установок оперативно-тактических ракет и среднего действия баллистических ракет “Иерихон-1” и “Иерихон-2”, 3836 танков, 8100 БТР и БМП, 448 реактивных систем залпового огня, 855 самоходных установок, 520 буксируемых артиллерийских систем, 1300 орудий зенитной артиллерии.

Из 140 танков, подбитых в ходе летней войны в Ливане, более 3/4 восстановлены. В целом, две трети израильской армии — это бронетанковые, парашютно-десантные, механизированные соединения и части исключительно высокой мобильности.

ВВС и войска ПВО насчитывают 35 тыс. человек (после мобилизации они могут достичь 57 тыс. человек). Организационно авиация Израиля подразделяется на авиакрылья по три эскадрильи вместе с несколькими звеньями вспомогательных самолетов и вертолетов.

В состав ВВС входят 22 авиационные эскадрильи, имеющие 438 боевых самолетов (на хранении около 250 самолетов «Кфир»), 10 самолетов-разведчиков, 6 самолетов ДРЛО “Фалькон”, 37 самолетов разведки и РЭБ, 17 транспортных самолетов, 20 самолетов связи, 105 учебно-боевых самолетов, 173 боевых вертолетов, 8 противолодочных вертолета, 150 транспортно-десантных вертолетов. Главные авиабазы – Рамат-Давид, Тель-Ноф, Сде-Дов, Хацор, Хацерим, Бикат-Увда, Мицпе-Рамон, Пальмахим, Тель-эль-Мильх, Лод.

Военная авиация Израиля по подготовке и оснащенности соответствует авиации Франции, Германии или Великобритании. По количественному составу парка боевых самолетов и вертолетов израильская авиация находится на четвертом месте в мире после США, России и Китая. По опыту боевых действий летчики Израиля превосходят летчиков своего союзника США, не говоря уже о российских летчиках.

В боевом составе национальной ПВО насчитываются 17 батарей ЗУР “Усовершенствованный Хок”, 3 батареи “Пэтриот”, 8 батарей “Стингер”, 28 зенитно-ракетных батарей, 3 батареи ПРО “Эрроу” (“Хец”), 12 пусковых установок с 144 ракетами «Эрроу-2». Батареи ПРО «Эрроу» дислоцируются в Тель-Авиве, южнее Хайфы и около центра ядерных исследований в Димоне. В составе ПВО — 73 истребителя ПВО F-15 “Игл”, в том числе модификации А-38, В-8, С-16 и D-11. Истребителями ПВО F-15 «Игл» оснащены две эскадрильи.

Силы флота — 6500 человек личного состава. В составе флота 3 корвета, 4 подводные лодки, 14 ракетных катеров, 36 сторожевых катеров, 40 вспомогательных судов. Силы флота имеют постоянные базы базирования в Средиземном море — Ашдод и Хайфа, в Красном море – Эйлат.

Несмотря на то что Израиль не признается в том, что владеет ядерным оружием, по американским экспертным данным, ежегодно на ядерном реакторе в Димоне производится 3–4 ядерных боеприпаса. По оценкам, общее количество ядерных боеприпасов, хранящихся на складах Израиля, достигает 200 единиц. Средствами доставки ядерных боеприпасов могут быть самолеты F-15 и F-16, «Кфир», ракеты “Иерихон-1” и “Иерихон-2”, « Зеэв», гаубицы калибра 203 мм.

Вооруженные силы Сирии насчитывают 380 тыс. человек личного состава. Сухопутные войска — 320 тыс. личного состава, три армейских корпуса,12 дивизий, четыре механизированные и две бронетанковые бригады, шесть артиллерийских бригад, три ракетные бригады, семь парашютно-десантных бригад, один танковый полк, десять полков “коммандос”. Вооружение: 26 оперативно-тактических и 36 тактических пусковых установок, 4410 танков, 2350 боевых машин пехоты, 725 БРДМ, 1600 бронетранспортеров, 450 самоходных и 1630 буксируемых орудий, 480 РСЗО, 908 зенитно-ракетных комплексов различных типов, противотанковых ракетных комплексов 3500, в том числе 2500 самоходных.

Парк боевых машин в основном (до 80%) представлен устаревшими образцами. Большой некомплект запасных частей и механизмов. Техническое оснащение требует замены или значительного обновления и модернизации.

ВВС и ПВО — 50 тыс. человек, 478 боевых самолетов (в том числе 20 бомбардировщиков, 134 истребителя-бомбардировщика, 310 истребителей, 14 самолетов-разведчиков), 25 транспортных, 31 учебно-боевой и 106 учебных самолетов, 72 боевых и 110 транспортных вертолетов. Сирийская авиация дислоцируется примерно на 20 аэродромах. Основными из них являются Дамаск, Алеппо, Абу-эд-Духур, Думейр, Насирия, Сейкаль, Тияс, Хама и Хальхале. ВВС в целом поддерживаются в боеготовом состоянии, но на вооружении ВВС в основном устаревшие типы самолетов. Самолетов Су-27 и Миг-29 современных образцов имеются единичные экземпляры.

Территория САР разделена на две зоны ПВО: Северную и Южную. ПВО составляют 2 дивизии, 25 зенитно-ракетных бригад (всего 150 батарей). На их вооружении имеются 908 пусковых установок и около 4000 зенитных орудий. Два зенитно-ракетных полка (по два зенитно-ракетных дивизиона двухбатарейного состава), 48 пусковых установок зенитно-управляемых ракет С-200 (по классификации НАТО SA-5) и 60 пусковых установок «Оса», по терминологии НАТО, SA-8.

Сирийское командование, анализируя опыт боевых действий в Югославии, Ираке, Ливане, прилагает значительные усилия для укрепления всей системы сирийской ПВО. В первую очередь закупаются современные ЗКР и системы радиоэлектронной борьбы. Однако пока на вооружении находятся устаревшие зенитно-ракетные комплексы, которые не смогут в полной мере противодействовать израильско-американским средствам воздушного нападения.

ВМФ — 10 тыс. человек. Дислоцируются на трех военно-морских базах (Латакия, Тартус, Мина-эль-Бейд). На вооружении флота состоят 10 боевых надводных кораблей (2 фрегата, 3 средних десантных корабля, 5 тральщиков), 18 боевых катеров, в том числе 10 ракетных, 8 патрульных, 4 вспомогательных судна, 2 танкодесантных корабля, 24 вертолета противолодочной обороны, 10 подвижных береговых ракетных комплексов, в том числе “Редут”-4, “Рубеж”-6, 48 орудий береговой артиллерии, в том числе 36 — 130-мм и 12 — 100-мм. Большая часть кораблей приобретена Сирией в СССР с 1979 по 1986 годы, поэтому морально устарели и имеют предельные сроки эксплуатации.

Непосредственно к предполагаемой зоне военных действий примыкает Иорданское Хашимитское Королевство, группировка которого включает 90-тысячную армию, из них сухопутные войска — 82 тыс. человек, военно-воздушные силы — 7,5 тыс. человек, военно-морские силы — 500 человек. На границе с Израилем и Сирией дислоцируются пять мотопехотных бригад двух механизированных дивизий.

В случае боевых действий между Израилем и Сирией Иордания, являющаяся арабской страной, поддержавшей Сирию относительно критики Израиля в войне против Ливана, но одновременно представляющая США пять своих аэродромов (из имеющихся 35) для базирования американской авиации, вероятнее всего займет нейтральную (выжидательную) позицию, не предоставляя ни Израилю, ни Сирии своего воздушного пространства.

В случае начала вывода коалиционной группировки войск из Ирака Иорданское королевство, как союзник США по антииракской коалиции, окажет всяческую помощь Вашингтону и не исключено, что предложит свои услуги для налаживания контактов между Дамаском и Вашингтоном при ведении переговоров.

Естественно, все предполагаемые расчеты и выводы по применению сил и средств во всех планируемых операциях учитывают состояние военно-технического сотрудничества России и Сирии. По словам заместителя Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству Александра Денисова, «мы думаем о наших национальных интересах. 80% сирийского вооружения составляют советские образцы вооружений».

В течение последних двух лет (2005–2006) продолжались переговоры о приобретении Сирией российских средств вооружений. Вероятнее всего, окончательно решены вопросы о поставке Сирии истребителей Су-27 и Миг-29, дополнительные поставки Су-24, а также закупка и модернизация средств ПВО ЗРК — С-75 «Двина», С-125 «Печора-2А», С-200 «Ангара», «Куб», «Квадрат», «Оса» противотанковых ракет «Корнет-Э» и «Метис-М». Идут переговоры о поставке Дамаску истребителей Су-30МКИ, учебно-боевых самолетов Як-130, модернизации истребителей МиГ-29, партии комплексов ПВО «Панцирь-С1» зенитных ракетных комплексов ближнего действия (4–5 км) «Стрелец», состоящих из связки двух–четырех пусковых установок ракет «Игла», двух дизельных подводных лодок проекта 1650 «Амур».

В обмен на поставки вооружений Сирия, вероятно, дала согласие на расширение военно-морского присутствия России в Средиземноморском регионе. В настоящее время в Тартусе дислоцируются пункт материально-технического обеспечения и временного базирования Черноморского флота (одна плавмастерская) и три плавучих причала ПМ-61. В 2006 году в Тартус заходили корабли Черноморского флота, совместно с кораблями НАТО принимавшие участие в операции «Актив эндэвор».

Поэтому можно предполагать, что проект развития российской военно-морской базы в Тартусе существует и решение принято, но реализация его возможна только в будущем. Однако наличие российской базы на сирийском побережье позволяют выдвинуть предположение о том, что возможные налеты израильской авиации на данном участке морской границы Сирии маловероятны. Ни у Израиля, ни у России совершено нет желания конфликтовать между собой. Это обстоятельство, вероятно, учитывается сирийским командованием, и можно полагать, что часть сил и средств сирийских ПВО может занимать позиции вблизи от российских военных объектов.

Сирия находится в сложном положении. Несмотря на начало поставок новых видов вооружения из России, Белоруссии, частично из стран Европы, в целом состояние сирийской армии не позволит длительно противостоять значительно более современной армии Израиля. Поэтому крайне сомнительно, что Сирия пойдет по первому или второму сценарному варианту. Эти сценарии больше отвечают внутриизраильским партийным играм, в которых имеются и другие игроки. Примером этого может служить заявление спикера израильского парламента Далии Ицик, которая в противовес премьер-министру Эхуду Ольмерту и начальнику генштаба Дану Халуцу призывает вступить в переговоры с Дамаском. По ее мнению, опубликованному в газете «Маарив», «если мы договоримся с Сирией о мире, то это поможет повлиять на «Хамас», «Хизбаллу» и иракских повстанцев».

При четвертом варианте возможно повторение натовского сценария для Югославии, где стояла задача не разгромить югославскую армию, а принудить Югославию выполнить требования Североатлантического альянса. Учитывая высокий уровень Израиля и США в области электроники, компьютеров, беспилотных летательных аппаратов и другой техники управления войсками, средств радиоэлектронной борьбы, технической разведки, что в современных условиях обеспечивает военное превосходство, можно полагать, что главными целями раздельной или совместной операции могут быть не достижение полной победы и разгром сирийской армии, а принуждение Дамаска пойти на американо-израильские условия прекращения поддержки «Хизбаллы», закрытия сирийско-иракской границы и выигрыша времени для организации планового вывода американских войск из Ирака.

При этом дополнительными целями могут быть одновременный разгром и ослабление палестинских террористических организаций, установления зон контроля над частью сирийского воздушного и морского пространства (по аналогии с зонами контроля в Ираке после поражения в Кувейте) для предотвращения возможных поставок иранского вооружения или перемещений групп боевиков.

При таком сценарии можно ожидать, что к весне 2007 года будет найдена причина объявления ультиматума Дамаску, выраженного в заведомо неприемлемой форме, и после того как президент Сирии его отвергнет, можно ожидать еще одну войну с теми же направлениями действий, что в 1967 году или во время операции «Мир Галилее» в 1982 году.

Однако существует большая вероятность того, что смена части администрации в Вашингтоне решит проблему изменения ориентиров в иракских и иранских делах и американская администрация пойдет на переговоры с Дамаском, в ходе которых постарается «перетянуть» Сирию на свою сторону, поскольку будет заинтересована в наименьших потерях при организации вывода войск из Ирака. И думается, у Вашингтона есть, что предложить Дамаску: оказать давление на Израиль в возвращении Сирии Голанских высот и подписании на этих условиях («мир в обмен на территории») мирного договора и одновременно обещать оказание финансовой помощи для решения сирийских социально-экономических проблем. Не исключено, что Дамаск пойдет на это и поддержит вывод американских войск из Ирака. В этом случае на какой-то период Сирия может стать для США не менее важным партнером, чем Израиль.

При третьем сценарии Россия может забыть о своем подарке, который она сделала Дамаску в прошлом году, списав 3/4 из 10-миллиардного сирийского долга. Реализация подписанных контрактов на поставки вооружения и так связаны с большими рисками и проблемами, в первую очередь в политическом плане. И даже при их преодолении остается опасение того, что сирийская сторона не выполнит полностью контракты из-за стремления Дамаска к диверсификации в области вооружений и военной техники и переговорам с другими экспортерами вооружений на Западе и в Азии, а также появившейся возможности наладить поставки вооружений из США.

Поэтому Россия подержит решение США о выводе войск из Ирака и одновременно будет стремиться всемерно поддерживать сирийское руководство, ускорит поставки вооружений и, возможно, найдет пути закрепления и расширения своего присутствия на сирийском побережье с целью помешать введению в жизнь вариантов втягивания Сирии в столкновение с Израилем.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03202 sec