Прозрачность ядерной программы Ирана. Владимир Шенк: инвестиции вместо бомбардировок

16 ноября 2006
Президент Ирана Махмуд Ахмадинежад четко объявил, что иранские ядерные разработки не будут остановлены ни на день. Но, что будет, в самом деле, не знает даже Иран, которого многому научила судьба Ирака, его разоружение посредством ООН и захват Америкой. Именно судьба Ирака привела нынешнее правительство Ирана к власти. ООН трансформировалась, когда ее рычаги стали инструментом достижения целей другой, более сильной власти.

То, что мировое сообщество не смогло предотвратить нападение на Ирак, показало всем, что ООН бессильна перед США. Америка своими действиями подорвала всякую веру в справедливость своей политики и авторитет ООН – ООН честно разоружает, а обезопасить разоруженную страну от нападения вооруженного агрессора она не в состоянии. Ситуация с Ираном приобрела необратимый характер.

Иран понимает, что если он потеряет полстраны для создания оружия, то он сохранит вторую половину. Но, если он не создаст оружие, то потеряет со временем все. США, сейчас завязшие в Ираке, в конце концов, освободятся, и тогда они найдут повод разобраться с Ираном.

Жертва Ирака и повторение проблемы внесла такое понимание этой ситуации. Теперь Иран знает, что его спасение только в собственной силе. То, что он поднял голову именно сейчас, говорит, что за прошедшее после захвата Ирака время работа проведена. И у них есть, чем защититься.

Отметим, что Иран стал единственной страной, которая полна решимости, открыто противостоять США. Ядерное оружие для Ирана, в первую очередь, необходимо для изменения взаимоотношений с США. Он надеется, что США включат Иран в число стран, с которыми нужно вести диалог не силой, а посредством переговоров. Именно, к этому и стремится Иран в столь причудливой форме просьб и желаний.

К сожалению, в США побеждают те, кто убедил администрацию Буша отвергнуть призыв Ахмадинежада к прямому диалогу, утверждая, что «лучшим форумом является ООН». Они боятся необходимости компромисса, уступок в своей политике. Но, вряд ли у них это получится.

Усиление Ирана и создание им ядерного оружия позволит использовать компромисс как инструмент в разрешении проблем между Западом и Востоком, избежать соблазнов силового давления как способа решения проблем со стороны Запада, приводящего к конфликтам между этими сторонами многостороннего мира. Именно это не нравится США, привыкшим считать мир своей вотчиной и провозглашать любой уголок мира сферой своих интересов, беспардонно вмешиваясь во внутренние дела государств. А причиной такого отношения к этим государствам является их экономическая и военная слабость. Да и решать все проблемы силой проще и выгоднее, т. к. это не требует компромисса, а особенно, экономических уступок.

Сейчас наступил момент, когда решается судьба глобализации. Если Иран вырвется из подчинения этой закономерности, то появится еще один независимый центр развития. И через некоторое время мы увидим другой мир без диктата сильных. Тогда все будут более чутко относиться друг к другу и более активно искать компромиссы. Сейчас развитие такого сценария кажется невозможным и ужасным. Но все мы привыкли мыслить штампами своего времени. По мнению экспертов Института Ближнего Востока «прорывом» в ирано-американских отношениях стала дискуссия по Ираку.

Но, что касается разговоров о желании Ирана уничтожить Израиль и т. п., то они предназначены, скорее, для внутреннего пользования собственным населением в целях сокрытия фактов возможных тайных переговоров Ирана с США в настоящем и будущем и прочих подобных целей. Это также необходимо иранскому руководству для консолидации населения в едином порыве сломить ненавистного врага, включая элементы психологического давления на США.

Только простак или тот, кому это выгодно, может говорить о том, что Иран всерьез провозглашает об уничтожении Израиля, т. к. все понимают, что это невозможно. Ирану, как и всем, не нужен никакой Израиль. Им нужно палестинское государство, да и то, поскольку-постольку, из национальной солидарности арабской нации. Но, собственной шкурой они ради палестинцев рисковать не будут. Им нужна свобода рук и чтобы с ними считались.

Президент Ирана Махмуд Ахмадинеджад дал пространное телеинтервью американскому журналисту и ведущему программы «60 минут» на телеканале CBS Майку Уэлласу сообщает CBSNews. Ахмадинеджад призвал США отказаться от агрессивной, по его мнению, внешней политики, заявив, что «эра бомб уже прошла и наступило время диалога и культурного обмена».

Говоря о нежелании Белого дома отвечать на его письмо, в котором он критикует внешнюю политику США, Ахмадинеджад сказал, что своим письмом хотел раскрыть Джорджу Бушу глаза и показать ему, что каждый смотрит на мир по-своему. «Мы все свободны выбирать», – добавил он. Писал он письма и Меркель, но они смотрят на это как аристократы на приглашение от цыгана на чашечку кофе.

Аналогично разговоры о нанесении ядерного удара по Ирану из Израиля. Сейчас против некоторых ракет у Израиля вообще защиты нет. Наземная операция против Сирии или Ирана невозможна, т. к. у Израиля нет необходимого для этого потенциала. Да и израильский солдат слишком нежен, чтобы штурмовать подземные укрепления по типу Берлина или Кенигсберга. Такой армии в Израиле нет. Аналогично, невозможна наземная операция против Израиля, поскольку его авиация не позволит продвинуться противнику на его территорию.

Остаются обмены ракетными и авиационными ударами. Но, и этого достаточно, чтобы вынудить Израиль пойти на мирные переговоры, убедив израильских избирателей, что силой удержать территории или улучшить их положение в сфере безопасности невозможно. Кроме того, разрушение химической промышленности Израиля может привести к непредсказуемым результатам и, действительно, привести к капитуляции.

Израилю выгоднее пойти на уступки палестинцам и сгладить некоторые противоречия с арабским миром, чем рисковать в таких масштабах. Руководство Израиля это понимает, но создает видимость иррациональности поведения Ирана.

Высокопоставленный представитель американской администрации заявил, что США «не располагают достаточной информацией об иранской ядерной программе, чтобы быть уверенными, что Израиль может уничтожить все ее объекты одним ударом», сообщает Jerusalem Post. «Худшее, что вы можете сделать, это попытаться и не достичь успеха», – сказал он.

По словам того же источника, на территории Ирана расположены не менее 200 ядерных объектов, поэтому с военной точки зрения прекращение иранской ядерной программы является гораздо более трудной задачей, нежели уничтожение иракского реактора в 1981 году. Поэтому представитель Белого дома выразил уверенность, что Израиль не предпримет военного нападения на Иран. В том же духе высказалась и министр иностранных дел Ципи Ливни, заявив, что «контроль над ядерной игрой всегда был в руках великих держав».

Даже, первоначальный энтузиазм Белого дома по поводу того, что в случае провала других мер могут быть нанесены удары, угас после того, как Пентагон и аналитики из разведки предупредили о несоразмерности риска и результата. На карты нанесено максимум 80% целей, причем даже они обозначены приблизительно. Источники сообщают, что значительными могут оказаться «сопутствующие потери» среди мирного населения Ирана. Один из аналитиков считает: «Если не действовать на 100% эффективно и не отбросить программу на два десятилетия назад, то мы получим лишь недолгую отсрочку и не добьемся результатов лучших, чем сегодня».

Генерал Джон Абизайд, командующий войсками США на Ближнем Востоке, предупредил, что удары по Ирану могут нанести ущерб нефтяным месторождениям, породить армию «суррогатных» террористов и вызвать ракетные обстрелы союзников Америки в регионе. Армия особенно обеспокоена тем, что Иран может дестабилизировать обстановку в Ираке, который и без того охвачен хаосом.

Джон Негропонте, глава национальной разведки, сообщил президенту Джорджу Бушу, что нет необходимости спешить с применением силы, поскольку ядерная программа Ирана испытывает множество технических проблем. «Мы уже не раз подчеркивали: не торопитесь, это не безотлагательный вопрос», – говорит Патрик Клоусон, специалист по Ирану из Вашингтонского института ближневосточной политики. По словам Клоусона, «президент Буш не пойдет на военную операцию вопреки советам госсекретаря, армейского командования и национальной разведки».

Буш, по сути, с трибуны Генассамблеи ООН признал ошибочность проводимой им политики угроз и военного шантажа. Еще месяц назад Белый дом в самой категорической форме заявлял, что перед тем как США присоединиться к европейцам в переговорах с Ираном, Тегеран должен прекратить работы по обогащению урана.

Сейчас вашингтонская администрация больше на этом не настаивает и молча соглашается с инициативами Великобритании, Франции, Германии и России продолжить переговорный процесс с иранским руководством для поиска компромисса. «У нас нет возражений против того, чтобы Иран развивал мирную программу ядерной энергетики. Мы работаем над дипломатическим решением этого кризиса», – подчеркнул американский президент.

Флинт Леверетт – бывший глава Совета национальной безопасности по ближневосточным делам, директор Проекта по геополитике и геоэкономике энергетической безопасности в Фонде «Новая Америка» – в The New York Times & InoPressa.ru сказал следующее. Иран занимает второе место в мире по подтвержденным запасам нефти-сырца после Саудовской Аравии и второе место по запасам природного газа после России.

Доказанные запасы здесь превышают 46 трлн. куб. м. Вторые по величине запасы газа принадлежат Ирану. Бывшая Персидская империя располагает более 26 трлн. куб. м. топлива. За последний год их прирост составил 3% или же 780 млрд. куб. м. Добыча топлива в государстве составляет около 87 млрд. куб. м., из которых на экспорт в Турцию отправляется только 4 млрд. куб. м. Относительно низкий уровень добычи делает Иран одной из стран, обладающих огромным потенциалом повышения экспорта, как нефти, так и газа, в течение ближайших десяти лет.

Однако, чтобы расширить свой энергетический экспорт, Иран нуждается в крупном капитале и продвинутых технологиях извне – минимум 160 млрд. долларов в ближайшие четверть века, по данным МАГАТЭ. Вашингтон, разумеется, делает все возможное, чтобы заблокировать такие инвестиции – запрещает американским энергетическим компаниям вести бизнес в Иране, а европейским и японским компаниям грозит штрафными санкциями и приостановлением поставок американских компонентов.

Эти меры, наряду с репрессивной политикой Ирана, отпугивающей иностранных инвесторов, сделали свое дело. После того, как Исламская Республика открыла свой нефтегазовый сектор для иностранных компаний в начале 1990-х, было привлечено только 15 -20 млрд. долларов японских и европейских инвестиций. И по мере того, как ядерный вопрос становился все острее, перспектива существенного повышения иностранных инвестиций практически улетучилась.

Иран не может больше ждать Запад и ищет альтернативных инвесторов. В последние годы в качестве крупного потенциального партнера возник Китай. Однако, если капитал Китай может обеспечить, то его государственные энергетические компании в техническом отношении не намного опережают Иран. Пройдет не меньше десяти лет, прежде чем Китаю будет под силу заполнить все технические пробелы Ирана. Вот путь как усмирить Иран. От такого вливания Иран станет послушным. А атомная бомба, сама по себе, как и в случае с Пакистаном, не является непреодолимым препятствием для дружеских отношений.

Владимир Шенк, Израиль (Статья прислана автором)

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.04227 sec