Факторы стабилизации и дестабилизации внутриполитической ситуации в Судане

15 ноября 2006
С.Ю. Серёгичев

В последней декаде октября текущего года произошли важные изменения в курсе официального Хартума: 20 октября главное командование суданских вооруженных сил обвинило спецпредставителя генсека ООН в Судане Яна Пронка в «ведении войны против вооруженных сил» Судана и в «открытом вмешательстве в дела вооруженных сил». Суданский генералитет потребовал от правительства объявить Пронка «персоной нон грата» и выслать его из страны.

Такой участи Ян Пронк удостоился за следующие строки о Дарфуре, написанные им в своем интернет-дневнике 14 октября: «Суданские вооруженные силы потерпели два крупных поражения: в прошлом месяце под Умм-Сидиром и на этой недели в Каракале. Эти поражения кажутся очень серьезными. В репортажах говорится о сотнях раненых, убитых, взятых в плен. Моральный дух правительственной армии в Северном Дарфуре резко упал. Несколько генералов были уволены, солдаты отказываются воевать».

Официальные власти Судана вначале остановили процедуру выдворения Пронка за пределы страны, не прекращая при этом обвинять его в отходе от взятых на себя как спецпредставителя К. Аннана обязательств. Пресс-секретарь суданского МИДа Али ас-Садек в интервью государственному информационному агентству СУНА заявил: «Мы объявляем протест в ответ на замечания [Пронка. – Автор], потому что они выходят за пределы его полномочий как специального представителя генерального секретаря ООН».

Но уже 22 октября Хартум аннулировал дипломатическую аккредитацию высокопоставленного ооновского чиновника. Его полномочия были временно переданы заместителю специального представителя генерального секретаря ООН в Судане Тайи Зерхауну.

Главный вопрос в этой истории: кому была выгодна высылка из Судана главы ооновской миссии Яна Пронка?

Больше всего от этой ситуации выиграл официальный Хартум. А вот чтобы понять, почему аль-Башир и его генералы избавились от Пронка, рискуя навлечь на страну (и уже навлекши) гнев мирового сообщества и особенно его активных участников в лице США и Великобритании, нужно изучить те факторы, которые стабилизируют и дестабилизируют текущую политическую обстановку в Судане.

Начнем со стабилизирующих факторов. Их на данный момент можно насчитать четыре: поддержка со стороны Китая, партнерские отношения со старшим братом «по Нилу» — Египтом, фактор «внешней угрозы», установление мира в Восточном Судане.

Китай, по различным оценкам экспертов, стал главным инвестором суданской экономики, вложив 7 млрд долл. в нефтяную отрасль Судана. Помимо этого в 2005 г. Судан экспортировал в КНР товары и сырье на сумму 3,4 млрд долл. (главным образом, сырую нефть), а стоимость китайского импорта составила 1,3 млрд долларов. В 1996 г. государственная нефтяная компания Китая CNPC совместно с аналогичной суданской компанией, а также при участии малазийцев и индийцев создала Greater Nile Petroleum Operating Co., в которой китайской стороне принадлежит 40% акций. Именно поэтому КНР как постоянный член СБ ООН настаивает на том, чтобы международные миротворческие силы под эгидой ООН размещались на территории Дарфура только с согласия официального Хартума.

Египет тесно связан с Суданом общей для обеих стран рекой «жизни» — Нилом, причем для АРЕ вопрос распределения водных ресурсов Нила является приоритетным. Кардинальные изменения государственно-политического структуры в Судане могут негативно отразиться на экономическом положении в Египте, большей частью зависимом от распределения вод Нила.

Кроме того, египетские власти опасаются, что в случае масштабных социально-политических потрясений в Судане в Египет устремятся миллионы суданских беженцев, которые своим появлением значительно ухудшат и без того сложную обстановку в АРЕ. Более того, 30 декабря 2005 г. каирская полиция разогнала суданских беженцев, с сентября 2005 г. протестовавших у здания Управления верховного комиссариата ООН по проблемам беженцев (УВКБ).

Суданцы настаивали на том, чтобы им был предоставлен официальный статус беженцев и выданы виды на жительство по линии УВКБ в США, Великобритании, Канаде, Австралии. УВКБ же соглашалось только на оказание помощи нуждающимся на месте, то есть в Египте, но отказывалось добиваться для суданских беженцев вида на жительство в перечисленных странах.

В результате действий специальных подразделений по пресечению массовых беспорядков полиции Каира погибли, по меньшей мере, 25 человек, десятки получили ранения различной степени тяжести, 74 египетских полицейских были ранены.

Использование хартумскими властями фактора «внешней угрозы» пока позволяет консолидировать под руководством правящей партии – Национального конгресса Судана — самые активные слои суданского населения – молодежь, студенчество, которые мобилизуются властями на отражение возможной агрессии против Судана – ввода ооновских миротворцев в мятежный регион Дарфур. Однако по мере нарастания экономических трудностей и, как следствие, продолжающегося ухудшения материального положения большинства рядовых суданцев это фактор будет сходить на нет.

14 октября 2006 г. суданское правительство подписало мирное соглашение с Восточным фронтом (повстанческая группировка, действовавшая на востоке Судана и состоявшая из арабских племен ар-Рашидийя и аль-Беджа, была образована в 2005 г.). Мир в этом регионе стал возможен лишь на условиях назначения одного из лидеров фронта на должность помощника президента Судана, других же – на должности министра штата и восьми депутатов Национальной ассамблеи. Соглашением также предусматривается, что в 2007 г. на развитие Восточного Судана будет выделено 100 млн долл., а с 2008 по 2011 г. — по 125 млн долл. в год.

Помимо этого в регионе будет отменено чрезвычайное положение, боевики Восточного фронта будут освобождены из суданских тюрем после того, как начнет реально действовать режим прекращения огня и боевики фронта в течение двух лет будут интегрироваться в состав суданской армии.

18 октября данное соглашение было ратифицировано суданским парламентом, а спустя два дня декретом президента аль-Башира было отменено чрезвычайное положение в Восточном Судане (штаты Кассала, Красное море и Кадареф), где находится стратегически важный порт Порт-Судан, через который суданская нефть экспортируется странам-потребителям. Мир в Восточном Судане позволил нейтрализовать опасность срыва поставок сырой нефти по зарубежным контрактам, которые составляют приблизительно 80% всей структуры суданского экспорта, а доходы от них равняются примерно половине всего суммарного дохода суданского государства.

К основным дестабилизирующим факторам, действующим в настоящий момент в Судане, следует отнести конфликт в Дарфуре, рост цен на продукты первой необходимости в сочетании с низким уровнем доходов большей части населения страны.

Дарфурская проблема опасна не только из-за возможности вооруженного вмешательства международного сообщества во внутреннее дела Судана, но и из-за того, что повстанческое движение в указанном регионе может спровоцировать подобные выступления в других штатах и провинциях страны (после введения в 1994 г. федеративного устройства в Судане существует 26 штатов, которые включают 150 провинций). Эта проблема обостряется еще и вследствие крайне медленно идущего процесса формирования единой суданской нации путем преодоления узких рамок племенного сознания.

Бурный рост суданской экономики в 2004-2005 гг. (7,2% в 2004 г. и 8% в 2005 г.) практически не затронул доходы основной массы населения страны (в 2005 г. 30% населения страны находились за чертой бедности), численность которого продолжает расти значительными темпами (в 2000 г., по приблизительным оценкам, численность коренного населения в Судане составляла 31,1 млн чел., а в 2006 г. уже 36,2 млн чел.).

Таким образом, в Судане продолжает сохраняться большая потенциально протестная база, борьбу за которую ведут как оппозиционные политические силы: традиционалисты (в основном партии «Аль-Умма» и Юнионистско-демократическая партия) и исламисты (Народный национальный конгресс во главе с Хасаном ат-Тураби), так и партия власти.

Главными причинами суданского экономического роста являются доходы от нефти и иностранные инвестиции (3 млрд долл. в 2005 г.), большая часть которых была направлена в столицу — Хартум и прибрежную полосу (красноморское побережье), где активно строятся объекты туристической индустрии, легкой промышленности, телекоммуникационной индустрии.

В условиях относительно высоких цен на нефть на внешних рынках суданской государственной нефтяной компании выгодно продавать большую часть добытой нефти за рубеж, тем более что в самом Судане до сих пор наблюдается нехватка предприятий по переработке нефти — как следствие, бензин и дизтопливо закупаются также за границей. В итоге цены на бензин и солярку внутри страны постоянно растут, подстегивая цены на товары первой необходимости (в том числе и на сахар, основной продукт бедноты), что в свою очередь стимулирует рост вышеупомянутой протестной базы населения Судана.

В этих условиях главными задачами хартумских властей являются сохранение высоких темпов экономического роста, борьба с инфляцией и бедностью. Осуществить эти задачи можно лишь при условии сохранения существующего статус-кво: мировое сообщество осуждает политику Хартума, но прямо не вмешивается в его внутренние дела. С этой точки зрения высылка Пронка из Судана под давлением генералитета — это всего лишь способ поднять ставки Хартума на переговорах по Дарфуру с СБ ООН и добиться нужного для аль-Башира и его окружения решения этого затянувшегося конфликта.

На это указывают высказывания высших чинов ООН, которые анонимно или открыто, как К. Аннан, заявляют о необходимости выработать работоспособный план, альтернативный плану размещения в Дарфуре «голубых касок», полностью отвергнутый Хартумом. Предлагается создать некий гибрид из войск Африканского Союза (АС) и ООН: командиры подразделений АС подчиняются одновременно спецпредставителю АС и спецпредставителю ООН. Этот вариант уже получил предварительное одобрение со стороны суданского президента.

Подводя итоги, следует отметить, что в краткосрочной перспективе вопросы урегулирования дарфурской проблемы будут оставаться на первом плане суданской внутренней и внешней политики. В то же время необходимо отметить, что разрешение кризиса в Дарфуре не является для суданских властей самоцелью, главное для них закрепить, а по возможности и увеличить положительную динамику экономического роста. Судан стремится использовать свое «нефтяное счастье» для превращения в самодостаточную державу с привлекательным инвестиционным климатом, особенно в области сельского хозяйства, где по-прежнему занято 80% трудоспособного населения страны.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.04122 sec