Военные учения «Великий пророк-2» как зеркало иранской военной мощи

15 ноября 2006
В.И. Сажин

Со 2 по 12 ноября Исламская Республика Иран провела широкомасштабные военные учения под кодовым названием «Великий пророк-2». Центром проведения учений были южная иранская провинция Хормозган и близлежащие острова в Персидском заливе. Весь район учений охватывал акваторию и побережье Персидского и Оманского заливов, а также территорию провинций Западный Азербайджан, Керманшах, Казвин, Кум, Тегеран, Гулистан, Хорасан-Разави, Южный Хорасан, Йезд, Керман, Фарс, Кохгилуйе и Бойерахмад. При этом основные запуски ракет осуществлялись с полигонов в пустынной местности недалеко от города Кум, расположенного в 120 км к югу от Тегерана.

В маневрах принимали участие свыше 1800 подразделений Корпуса стражей исламской революции (КСИР), представляющие его военно-морские и военно-воздушные силы, войска ПВО, сухопутные войска, в том числе войска специального назначения, а также подразделения Сил сопротивления «Басидж».

Для лучшего понимания значения нынешних военных учений необходимо вкратце напомнить организационную структуру иранских вооруженных сил. Особенностью организационной структуры вооруженных сил Ирана является наличие в их составе двух независимых компонентов — регулярных вооруженных формирований: армии и КСИР, в каждом из которых имеются собственные сухопутные войска (СВ), военно-воздушные и военно-морские силы (ВВС и ВМС) с соответствующей системой органов управления как в мирное, так и в военное время. Кроме того, в условиях чрезвычайной обстановки в полное распоряжение военного руководства поступают силы охраны правопорядка (СОП), которые в мирное время подчиняются министерству внутренних дел.

В рамках КСИР действуют Силы сопротивления «Басидж» (ССБ), являющиеся, по сути, народным ополчением и одновременно подготовленным резервом, который подразделяется на резерв 1-й очереди и общий резерв ВС. В состав КСИР входит также структура, выполняющая стратегические разведывательно-диверсионные функции, — Силы специального назначения (ССН) «Кодс». (Подробнее см. Приложение)

Важным моментом, свидетельствующим об особой роли КСИР в системе вооруженных сил ИРИ, служит тот факт, что главная ударная сила Ирана – ракетные войска — входят в состав корпуса. Именно новые образцы ракет различного предназначения стали главными действующими субъектами всех последних военных учений в Иране.

По мнению руководства ИРИ, иранские ракеты способны сегодня ответить на возможные военные решения иранской ядерной программы со стороны США и Израиля. Как считает специалист по вооруженным силам стран Ближнего и Среднего Востока Дан Ашкелонский, «Иран рассматривает ракетное оружие как важнейший компонент своей программы создания неконвенционального оружия, который реально позволит ему создать угрозу своим существующим и потенциальным противникам и тратит весомую часть своего военного бюджета на его развитие».

Иран с помощью прежде всего Корейской Народно-Демократической Республики (КНДР) разработал значительное количество тактических ракет дальностью от 40 до 300 км на базе советских и китайских, так сказать, «первоисточников»: Oghab, Fajer-5, WS-1, Nazerat, Zelzal-2, Shahab-1, Shahab-2. Однако только с появлением Shahab-3 дальностью 1300–1500 км Иран стал превращаться в ракетную державу. Эта ракета способна нести боеголовку массой 1 т.

По данным Дана Ашкелонского, ракетный комплекс Shahab-3 разрабатывается с 1994 г. на базе северокорейской ракеты No-Dong, которая в свою очередь является вариантом советской ракеты «Скад». По различным сведениям, Иран купил до 10 ракет No-Dong в Северной Корее и пытается организовать их промышленное производство из местных комплектующих. В течение более десяти лет проводятся испытания этих ракет. Однако, как свидетельствуют израильские источники, число испытаний ракеты Shahab 3 было незначительным для такого вида оружия.

При этом есть признаки того, что только половина из них были успешными. Но это отнюдь не означает, что данный ракетный комплекс не может стоять на боевом дежурстве. В отличие от западной практики, иранцы принимают на вооружение образцы без длительных испытаний с повторяющимися успешными пусками.

По некоторым источникам, ракета Shahab-3 была принята на вооружение в 1999 г., однако ее доводка и модернизация продолжаются до сих пор. При этом специалисты-ракетчики сомневаются в конечном успехе, а точнее, в эффективности этой модернизации, поскольку из старой советской ракеты «Скад» конструкторами и эксплуатационниками «выжато» практически все еще в Северной Корее. И, как считают специалисты, для достижения дальности 2000 тыс. км с этой ракеты необходимо снять практически всю боевую нагрузку.

Однако министр обороны Ирана Али Шамхани, выступая по иранскому телевидению, утверждал, что ракета Shahab-3 переведена на использование твердого топлива, что позволило увеличить как радиус ее действия до 2000 км, так и точность попадания. Каким образом удалось двигатели, работающие на жидком топливе, сделать твердотопливными – непонятно. Специалисты уверены, что технологически это невозможно.

Как бы то ни было, теперь, по данным иранских СМИ, на учениях «Великий пророк-2» испытана новая модификация этой ракеты — Shahab-3ER с радиусом действия 2000 км. Следует отметить, что это первая иранская ракета, способная достичь территории Израиля.

Израильский специалист по ракетной технике Узи Рубин утверждает, что Иран приобрел в Северной Корее 18 установок мобильных ракет BM25. Этот ракетный комплекс производился в двух вариантах – дальностью действия 2500 км и 3500 км. (Однако данных из других источников, подтверждающих эти факты, автор статьи не имеет. — В.С.). Кроме того, Узи Рубин считает, что иранцы контрабандным путем получили с Украины несколько советских крылатых ракет Х–55 (Kh–55), которые не были приняты на вооружение ВС ИРИ, но, вероятно, использовались как основа для копирования и клонирования при создании собственных образцов аналогичного типа.

В настоящее время в Иране при активной помощи со стороны КНДР на основе северокорейских Taepo-Dong-2 и Taepo-Dong-Х продолжаются разработки межконтинентальных баллистических ракет Shahab-5, Shahab-6 (до 6400 км). Предполагается, что создание таких ракет займет не менее 5-10 лет (в лучшем случае, если вообще получится).

Однако, по мнению начальника Генерального штаба Вооруженных сил России Юрия Балуевского, Иран пока не может создать межконтинентальную баллистическую ракету. Начальник Генштаба ВС РФ заявил на днях: «Если мы говорим о межконтинентальной баллистической ракете, могу сказать — по нашим данным, сегодня Иран не располагает технологическими и техническими возможностями для создания ракеты межконтинентальной дальности».

Слова российского военачальника в определенной степени подтверждает и специалист по Ирану Фархад Хосрохавар, научный руководитель французского Центра анализа и социологических исследований при Высшей школе социальных исследований. Он считает, что никакого реального развития военно-промышленного комплекса Ирана не наблюдается. Его функционирование заключается в воспроизводстве северокорейской, российской и американской продукции. То есть, другими словами, в ИРИ нет ни научно-исследовательских традиций, ни национальной научной школы, ни многолетнего опыта, которые просто необходимы для создания высокотехнологического фундамента, чтобы на его основе разрабатывать сложнейшие виды новейшего вооружения и боевой техники, сопоставимые с российскими, американскими или западноевропейскими.

Однако при этом г-н Хосрохавар утверждает, что в военно-технической политике руководство ИРИ отдает приоритет двум направлениям – ядерным исследованиям и ракетным программам, которые ныне имеют большее значение по сравнению с разработкой и производством обычных вооружений. По всей вероятности, именно на этих двух направлениях сосредоточены основные политические, экономические, финансовые, кадровые, разведывательные, организационные усилия иранских властей. Следует отметить, что эти усилия, несомненно, приносят плоды. Исламская Республика Иран шаг за шагом идет к своей главной цели — стать ракетно-ядерной державой.

Однако, исходя из общей ситуации в иранских научно-исследовательских и опытно-конструкторских работах (НИОКР), Тегеран отдает приоритет в первую очередь копированию, клонированию иностранных образцов оружия. Недаром российские и иностранные специалисты по вооружению и боевой технике практически в каждом новом образце иранского вооружения, так щедро демонстрируемом на всех последних военных учениях, находят иностранные аналоги. Причем «первоисточники» Иран получает как путем легальных закупок, так и с помощью инструментариев мирового «черного рынка» и разведки. Однако большое значение имеют и двусторонние военно-технические связи, прежде всего с Северной Кореей.

Наблюдатели неоднократно обращали внимание на многолетнее перманентное ирано-северокорейское сотрудничество в самых щепетильных сферах: ракетостроении и ядерной области. Причем Северная Корея далеко продвинулась в этих направлениях, а Иран, подготовив за 20 лет бесконтрольной деятельности со стороны МАГАТЭ и других международных организаций достаточно квалифицированный персонал и создав хорошую технологическую базу в этих областях, готов использовать северокорейский опыт. Тем более что Иран, благодаря нефтедолларам, обладает значительными финансовыми возможностями, которые ограничены у КНДР.

Поэтому эти две страны, имеющие определенные сложности свободного общения с остальным миром, крайне заинтересованы друг в друге, особенно в чувствительных областях ракетостроения и ядерных технологий, за развитием которых с особым вниманием следят международные организации. Если учитывать, что в настоящее время именно эти две страны вызывают обоснованное беспокойство мирового сообщества своими ядерными программами, то их совместная работа может стать дестабилизирующим фактором прежде всего в плане сохранения режима нераспространения и режима контроля за созданием неконвенционального оружия.

В номенклатуру производимой ИРИ ракетной техники кроме баллистических ракет различного радиуса действия (класса «земля-земля») входят авиационные, противокорабельные ракеты, а также реактивные снаряды систем залпового огня (РСЗО), противотанковые снаряды.

В ходе учений «Великий пророк–2» проходили испытания именно этих новых образцов вооружений, — последние военные разработки как иранского, так и иностранного производства. Так, были проведены запуски различных видов ракет «земля-земля» с дальностью действия от 300 до 2000 км. Самой мощной оказалась усовершенствованная модель Shahab-3ER, которая, по иранским источникам, может быть оснащена разделяющейся боеголовкой, способной нести сотни бомб. С этим тезисом не согласны ведущие российские специалисты в области ракетостроения. Что иранцы имеют в виду, говоря о «разделяющихся боеголовках»? Если то же, что во всем мире, то это сложнейшие системы, где каждая из разделяющихся частей боеголовки автономна, обладает самостоятельной аппаратурой поиска цели, самонаведения на нее.

Технологиями производства таких боеголовок обладают единицы стран, прежде всего Россия и США. Скорее всего, по мнению российских ракетчиков, речь идет о простой боеголовке с кассетной начинкой. Если говорить о ядерной боеголовке к Shahab-3ER, то это вообще из области фантастики.

Даже в случае, если иранские ученые и военные смогут создать боевое ядерное устройство (как полагают специалисты, при наилучшем раскладе к 2010-2015 гг.), превратить это устройство в боеголовку для ракеты Shahab-3ER – дело чрезвычайно сложное. Часто, особенно в начальный период создания ракетно-ядерного потенциала, бывает наоборот – под конкретную боеголовку конструируется ракета. Поэтому ждать в ближайшем будущем в Иране ракет — носителей ядерного оружия, по всей вероятности, преждевременно.

На учениях «Великий пророк–2» проводились испытания трех новых противокорабельных ракет (ПКР) для использования в морских операциях (Noor, Kowsar, Nasr) с дальностью полета свыше 170 км. По свидетельству заместителя командующего морскими силами КСИР Сардара Фадави, у предшествующих ПКР иранской разработки этот показатель не превышал 120 км.

Кроме того, на прошедших учениях испытывались образцы нового поколения противовертолетных и противотанковых ракет, а также автоматические пушки нового поколения с большой дальностью стрельбы от 75 до 120 км.

Анализ особенностей учений «Великий пророк–2» свидетельствует о трех примечательных фактах. Первое — в учениях принимали участие прежде всего силы КСИР – элитного компонента вооруженных сил ИРИ, в который и входят ракетные войска. Второе – именно в составе КСИР находятся стратегические разведывательно-диверсионные силы специального назначения (ССН) «Кодс». Третье — активное участие в учениях практически по всей стране принимали и Силы сопротивления «Басидж», также входящие в организационную структуру КСИР.

Конечно, нельзя не обратить внимание на то, на каком политическом фоне проводились учения «Великий пророк–2». В Совете Безопасности ООН его пять постоянных членов и Германия сейчас активно обсуждают очередную резолюцию по ядерной проблеме ИРИ, которая не сулит несговорчивому Тегерану ничего хорошего. При этом даже постоянно поддерживающие Иран Россия и Китай из-за известной позиции Тегерана вынуждены с определенными оговорками согласиться с основными требованиями проекта этой резолюции. И скорее всего, в том или ином виде резолюция будет принята.

Чрезвычайно обеспокоены ядерными амбициями ИРИ и арабские государства. На днях Египет, Саудовская Аравия, Марокко, Алжир, Тунис и Объеденные Арабские Эмираты высказали заинтересованность в ядерных разработках и направили соответствующее обращение в МАГАТЭ. Обосновывается данная необходимость «сдерживанием ядерного потенциала Ирана». Эта начинающаяся, не в последнюю очередь усилиями Тегерана, региональная ядерная гонка и перманентные широкомасштабные военные учения ВС ИРИ в зоне Персидского залива также не способствуют позитивному решению иранской ядерной проблемы в Совбезе ООН.

Как отмечают наблюдатели, руководство ИРИ, проводя эти учения именно в такой непростой для себя момент, именно в это время, именно в данном формате, преследует как внешнеполитические, так внутриполитические цели.

Для внешнего пользования – это баллистические ракеты и ССН «Кодс», а через них — демонстрация готовности пойти на крайние меры, взорвать весь регион, но не поступиться ядерными принципами. В этой связи вполне уместно упомянуть два недавних и весьма любопытных заявления главкома КСИР Яхья-Рахима Сафави: «Мы готовы передать наши ракеты дружественным соседним государствам».

Возникает естественный вопрос: кому? Сирии, ливанской «Хизбалле», Палестине? И еще один вопрос. Обращаясь так легко с ракетными технологиями, не поступит ли Тегеран так же и с ядерными технологиями и тем более с гипотетической ядерной бомбой, к созданию которой, по мнению многих политологов и ученых-ядерщиков, стремится Иран? Где гарантия, что эти опасные технологии и, не дай бог, иранская ядерная бомба не окажутся в руках иранских друзей?

Второе заявление главкома корпуса также весьма примечательно: «КСИР опирается не только на свои технологические возможности, так как располагает тысячами шахидов-смертников, готовыми к широкомасштабным операциям. Это профессионалы, они имеют подготовку и боевой дух». Под профессионалами надо понимать спецназовцев из «Кодс» и их агентуру – террористов-смертников.

Эти высказывания одного из руководителей вооруженных сил ИРИ свидетельствуют о том, что иранские власти готовятся к использованию стратегических компонентов КСИР (ракетные войска и ССН «Кодс») как в регионе, так и за его пределами.

Для внутреннего пользования учения «Великий пророк–2» – это укрепление позиций КСИР не только в рамках вооруженных сил, но и в обществе и государстве. При этом не следует забывать, что КСИР является тем гнездом, где воспитывался и мужал президент Ирана Махмуд Ахмадинежад. В сложных условиях нынешней внутриполитической борьбы укрепление КСИР – это укрепление радикально-консервативных сил в иранской элите и усиление их влияния на ситуацию в стране. Этому в значительной мере способствует и активное участие ксировского «Басиджа» в учениях «Великий пророк–2».

Одно из главных предназначений Сил сопротивления «Басидж» — проведение широкой религиозной, идеологической и морально-психологической обработки населения и подготовка его к самопожертвованию во имя веры, индоктринация населения в духе идеологии «хомейнизма» первых лет исламской революции, адептами которой являются сам президент ИРИ и его команда. И это при всем том, что, как явствует из иранской пропаганды, «окружившие Исламскую Республику враги стучат в дверь».

Кроме того, проведенные учения дали иранским политтехнологам и пиарщикам информационный повод (который, правда, они сами и создали) широко рекламировать внутри страны успехи военно-промышленного комплекса ИРИ. Тегеранские пропагандисты и агитаторы позиционируют ВПК Ирана как мощную отрасль национальной промышленности, способную производить самые современные образцы вооружения и боевой техники чуть ли не наравне с Россией и США. Это, несомненно, воздействует на население и создает нужный властям морально-психологический климат в ИРИ.

Таким образом, демонстрация новейших образцов боевой техники на учениях «Великий пророк–2», участие в них ксировского «Басиджа» являются в руках радикалов основным инструментом сплачивания населения страны вокруг иранских лидеров перед лицом внешней угрозы, которая ныне раздувается в стране до небывалых размеров.

Военные учения «Великий пророк–2» — это третьи маневры иранских вооруженных сил за 2006 г. В марте-апреле прошли учения «Великий пророк–1». Тогда также перед миром предстало новое вооружение ИРИ. Был проведен успешный запуск противовоздушной ракеты с тепловым наведением «Мисаг-1». Был испытан гидроплан «летательный аппарат», способный лететь низко над поверхностью моря и вести прицельный огонь ракетами во время движения со скоростью до 190 км в час, а также были испытаны «самая быстрая в мире» торпеда «Хут» и «невидимая» для радаров баллистическая ракета «Фаджр-3» (правда, «самые быстрые» и «самые невидимые» образцы вызвали сомнение у иностранных военных специалистов).

В августе-сентябре Иран провел не менее широкомасштабные учения «Удар Зольфагара», во время которых иранские военные испытали новые ракетные системы ПВО, ракеты морского базирования «Сагеб» (кстати, видеозапись их испытаний была признана американскими военными экспертами фальшивой), тактическую ракету радиусом действия до 250 км. Кроме того, проводились испытания первого боевого самолета иранского производства «Саегэ» (аналог старого американского истребителя F-5E Tiger II, поставлявшегося из США еще во времена шаха), были опробованы новые авиабомбы с лазерным наведением весом 2000 фунтов и управляемые ракеты класса «воздух-земля».

Таким образом, только за семь месяцев Иран продемонстрировал такое разнообразие нового вооружения и боевой техники, что даже у ведущих мировых производителей оружия вызывает удивление, помноженное на сомнение. А в целом все это напоминает многоцветный фейерверк с громом взрывов на пиаровской презентации какого-нибудь товара для привлечения к нему всеобщего внимания. Но что это за товар? Ответ один – иранская военная мощь.

И это признает руководство ИРИ. Официально объявленная цель учений, как заявил командующий КСИР ИРИ Яхья-Рахим Сафави, – «демонстрация мощи иранского народа и его решимости в деле защиты страны от любых угроз».

Иранская военная мощь становится товаром на любых переговорах Тегерана со своими оппонентами, будь то на Западе или на Востоке. Но вот вопрос – поверят ли оппоненты ИРИ качеству разрекламированного товара? То есть насколько велика мощь Исламской Республики, чтобы ее оппоненты пошли на попятную в главных вопросах – соблюдения режима нераспространения ядерного оружия и ракетного вооружения? Помогут ли Ирану проведенные в ноябре учения «Великий пророк–2»?

_____________________________________
Использованная литература

Арабские страны тоже хотят в ядерный клуб. ЛIГАБiзнесIнформ украинская Сеть деловой информации. (http://news.liga.net/smi/NP060141.html) 06.11.2006 01:11.

Дан. Вооруженные силы и сухопутные войска Ирана. (http://www.waronline.org/mideast/iran_army.htm)

Дан. Неконвенциональное и ракетное оружие Ирана. (http://www.waronline.org/mideast/iran_wmd.htm).

Мясников Виктор. Тегеран демонстрирует готовность сражаться // «Независимое военное обозрение», 10 ноября 2006.

Сажин В.И. Военная мощь Ирана в контексте региональной и глобальной политики // Ближний Восток и современность // Сб. научных статей. Вып. 7. М.: Институт Ближнего Востока, 1999.

Штейнберг Марк. Три армии одной страны // Международный интернет-журнал «Русский глобус», март 2005, № 3.

«Коммерсантъ», 08.11.2006.

«Экспорт вооружений», 2005, № 5.

Материалы информационных агентств ИТАР-ТАСС, РИА Новости, Интерфакс, 01–13. 11.2006.

Материалы радио «Голос России», 09.11.2006.

Rubin Uzi. The Global Range of Iran's Ballistic Missile Program. Jerusalem Issue Brief, Vol.5,No.26 – 20 June 2006. (Institute for Contemporary Affairs founded jointly at the Jerusalem Center for Public Affairs).

The Military Balance 2004–2005 — IISS — The International Institute for Strategic Studies, London, 2005.

Приложение

КОРПУС СТРАЖЕЙ ИСЛАМСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ. В начале своей почти 27-летней истории КСИР представлял собой иррегулярные вооруженные формирования милиционного плана с независимой от армии системой управления. Однако уже в первые месяцы ирано-иракской войны (1980-1988) вскрылись большие потенциальные политические, военные и карательно-репрессивные возможности КСИР и наметились пути превращения корпуса в основную силу в системе регулярных вооруженных формирований ИРИ.

Сегодня КСИР превратился в мощную силовую структуру иранского государства, по некоторым аспектам превосходящую армию. На протяжении послевоенных лет шел процесс постепенного слияния двух компонентов ВС ИРИ. Были созданы единое для армии и КСИР министерство обороны и поддержки вооруженных сил, единый генеральный штаб.

Главной задачей КСИР является отражение совместно с армией иностранной агрессии. В мирное время корпус призван обеспечивать стабильность правящего в Иране исламского режима путем борьбы с оппозицией внутри страны и за ее пределами, пресечения совместно с СОП антиправительственных выступлений, а также контролировать деятельность политических и общественных организаций. Одна из его основных внешних функций — реализация концепции экспорта исламской революции. Кроме того, КСИР принимает активное участие в осуществлении крупномасштабных государственных экономических проектов.

Высшим должностным лицом в КСИР является главнокомандующий, который подчиняется непосредственно верховному главнокомандующему ВС ИРИ. В своей деятельности он опирается на высший совет командования, аппарат заместителей, объединенный штаб КСИР, штабы видов вооруженных сил, оперативных и территориальных командований. В состав высшего совета командования КСИР входят главнокомандующий и его заместители, начальник объединенного штаба, командующие СВ, ВВС, ВМС, Сил сопротивления «Басидж» и ССН «Кодс», а также представители руководителя страны в КСИР и видах вооруженных сил корпуса.

Объединенный штаб КСИР фактически находится в двойном подчинении: по стратегическим, военно-политическим и специальным вопросам — главкома и высшего совета, а по военным и оперативным — генштаба ВС ИРИ. Ему в свою очередь подчинены штабы видов ВС корпуса. Вопросы материально-технического обеспечения войск решает главное командование тыла во взаимодействии с министерством обороны и поддержки ВС ИРИ. Но все же до последнего времени КСИР были самостоятельными формированиями.

После прихода на президентский пост выходца и воспитанника КСИР Махмуда Ахмадинежада появились моменты, которые свидетельствуют о том, что в высшем руководстве страны приняли или планируют принять решение о слиянии двух компонентов ВС ИРИ в единую структуру, причем при верховенстве КСИР. То есть появилась тенденция поглощения корпусом армии. Об этом мечтали самые радикальные военные и политико-религиозные деятели Исламской Республики Иран на протяжении многих лет.

СИЛЫ СОПРОТИВЛЕНИЯ «БАСИДЖ». В 151-й статье Конституции ИРИ, основанной на одной из сур Корана, сказано, что «правительство обязано подготовить для всех граждан план и условия для военной подготовки в соответствии с исламскими нормами, чтобы все обладали навыками вооруженной защиты страны и исламского республиканского строя». Во исполнение данного конституционного положения на базе доктринальной концепции «Исламской армии 20 миллионов», разработанной основателем Исламской Республики Иран покойным аятоллой Хомейни, уже в первые месяцы существования ИРИ в 1980 г. была создана «Организация мобилизации обездоленных иранского народа» («Саземане басидже мостазефине мардоме Иран») или кратко – «басидж» (мобилизация — перс.яз.).

Впервые ополченцы «Басиджа» показали свою самоотверженность на фронтах ирано-иракской войны. Именно им прежде всего было предназначено сыграть роль «человеческих волн» — этого невиданного акта жертвования на поле боя детьми, подростками, стариками, мужчинами и женщинами со стороны военного руководства ИРИ.

Еще в годы войны военно-политическое руководство Ирана провело ряд мероприятий по структуризации народного ополчения «Басидж», повышению уровня общевойсковой подготовки его членов. «Басидж» стал курироваться Корпусом стражей исламской революции, а впоследствии превратился, по сути, в один из видов вооруженных сил КСИР.

В ходе проведенной военно-политическим руководством ИРИ широкомасштабной работы из «Организации мобилизации обездоленных иранского народа» выкристаллизовывались Силы сопротивления «Басидж» — наиболее подготовленная, организованная и боеспособная часть ополченцев.

После окончания ирано-иракской войны у иррегулярных ССБ появились новые функции и предназначение. Они заключаются в использовании ССБ в качестве резерва первой очереди для укомплектования регулярных соединений и частей КСИР до штатов военного времени и расширения мобилизационных возможностей страны в угрожаемый период за счет гражданских лиц, прошедших начальную военную подготовку в системе ССБ в мирное время, в проведении широкой идеологической и морально-психологической обработки военнообязанных ИРИ. Поэтому в ССБ наличествуют как бы две структуры: военная и идеологическая.

В соответствии с предназначением ССБ, на них возложено решение следующих основных задач: организация военной подготовки всего населения страны, в том числе целенаправленной подготовки резервистов; политико-идеологическое воспитание иранцев в духе фанатичной преданности исламу и правящему режиму; учет военнообязанных и резервистов; осуществление мероприятий по гражданской обороне населения и промышленных объектов; оказание помощи органам безопасности в борьбе с оппозицией и преступными элементами; охрана государственных учреждений и важных военно-экономических объектов страны.

Во главе Сил сопротивления «Басидж» стоит командующий, который непосредственно подчиняется командующему КСИР и через него в оперативном отношении начальнику генерального штаба ВС ИРИ и Верховному главнокомандующему (Духовному лидеру). Командующий ССБ несет полную ответственность перед главкомом КСИР и Верховным главнокомандующим за военное обучение гражданского населения, подготовку резервистов, деятельность и эффективность всей разветвленной системы вневойсковой подготовки населения страны, поддержание боеспособности и боеготовности иррегулярных частей «Басидж», организацию и проведение их оперативной и боевой подготовки. Командующий организует материально-техническое обеспечение подчиненных ему ССБ.

Руководство войсками командующий осуществляет через свой аппарат, включающий заместителя, секретариат и Центральный штаб ССБ. Особую роль в структуре управления ССБ занимает Консультативный совет, в который входят высокопоставленные офицеры и генералы КСИР, разрабатывающие рекомендации по всем вопросам функционирования «Басидж».

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03185 sec