Военные маневры в Иране: послание мира или демонстрация силы?

15 ноября 2006
В.И. Месамед

12 ноября на юге Иране завершились широкомасштабные военные маневры под кодовым названием «Пайамбарэ азам-2» («Великий пророк-2»). Об их проведении было объявлено через день после окончания маневров, которые прошли в акватории Персидского залива с участием США, ряда их европейских союзников и арабских государств зоны Персидского залива. По сообщению иранских СМИ (агентство ИСНА, 12 ноября 2006 г., код новости 822998), на подготовку маневров ушло всего три дня. Выступая 1 ноября, накануне начала маневров, на специально созванной по этому поводу пресс-конференции, командующий Корпусом стражей исламской революции (КСИР) генерал Яхья Рахим Сафави определил цель маневров таким образом: «Это будет показ нашего могущества и возможности противостоять внешним угрозам, исходящим от наших врагов».

По всей видимости, нынешние маневры стали второй фазой учений, проведенных в этом же районе ранней весной. Тогда были продемонстрированы и испытаны новые образцы вооружения, производимого военно-промышленным комплексом ИРИ при военно-техническом сотрудничестве ряда зарубежных стран, в первую очередь России и Северной Кореи. Зона действия этих учений, по словам Сафави, охватила 730 тыс. кв. км.

О размахе маневров можно судить и по такой цифре – они прошли на территории 15 иранских провинций с участием крупных пехотных, военно-морских и военно-воздушных соединений КСИР, а также подразделений военизированного ополчения «Басидж».

Главнокомандующий КСИР объявил и о том, что в ходе этих учений проведены запуски ракетной техники различного радиуса действия, начиная от 150 км. В маневрах были использованы и всевозможные типы авиационной техники, в том числе самолеты-истребители российского производства типа «Сухой-25», производимые иранским ВПК беспилотные самолеты, вертолеты новейших конструкций, военно-транспортная авиация.

На пресс-конференции было объявлено и о том, что одновременно с военно-морскими маневрами в стране проводятся сухопутные маневры, призванные отработать возможности противодействия потенциальным беспорядкам внутри страны, а также возможности защиты жизненно важных стратегических объектов. Хотя выступивший в тот же день в Тегеране бывший секретарь Высшего совета национальной безопасности ИРИ ходжат-оль-эслам Хасан Рухани заявил, что проведение этих учений никоим образом не связано с новым витком напряженности вокруг иранской атомной программы, вряд ли можно считать такие слова достаточно серьезными.

В последовавших вслед за этим заявлениях делался упор на политическом значении маневров. Депутат иранского парламента (фракция фундаменталистов) Хоссейн Замани в интервью ИСНА 8 ноября заявил, что маневры проводятся своевременно и призваны показать готовность Ирана противостоять любому виду агрессии.

Представитель религиозного лидера страны Али Хаменеи аятолла Хоссейн Нури-Хамадани, присутствовавший на маневрах в качестве постоянного наблюдателя, заявил, что их проведение наносит «мощный удар по мировой деспотии» (то есть США. – В.М.). Тот же Яхья Рахим Сафави, выступая 6 ноября в эфире «Аль-Алам» — арабоязычной сети иранского ТВ, — определил главную цель маневров как показ сдерживающей силы КСИР, которая «отобьет у врагов потенциальное желание напасть на ИРИ».

Начавшиеся 2 ноября маневры сопровождались интенсивным информационным покрытием. Многие иранские телеканалы и радиостанции в прямом эфире по несколько раз показали запуски ракет Шахаб-2» и «Шахаб-3», сопровождаемые мощными возгласами «Аллах акбар!» Менее подробно освещались сухопутные маневры КСИР внутри страны, в частности, прошедшие 4 ноября учения по переброске на вертолетах сил быстрого реагирования в те районы страны, которые являются центрами потенциальных беспорядков, несущих угрозу безопасности страны.

Так, наиболее интенсивно эти учения прошли в районе Кума, где в последние месяцы отмечались массовые выступления населения, недовольного внутренней политикой правительства М. Ахмадинежада. Демонстрация мощи армии, по мысли военного руководства, должна сыграть роль предостережения силам, дестабилизирующим ситуацию в стране, в частности, в районах проживания национальных меньшинств – азербайджанских провинциях, Иранском Курдистане, населенной арабами провинции Хузистан.

Командующий ВВС КСИР генерал Салами в интервью Тегеранскому радио определил масштаб маневров как беспрецедентный, добавив, что вряд ли есть какая-либо другая страна, испытывающая одномоментно так много разновидностей ракетной техники. И действительно, на следующий день иранские СМИ неоднократно в прямом эфире показывали испытания других типов ракет класса «земля-море» под названиями «Нур», «Коусар» и «Наср». Их разработка и производство, по сообщениям иранской печати, осуществлены своими силами.

Эти типы ракет могут быть эффективно использованы для войны на море, а их пусковые установки монтируются на кораблях и береговых объектах. По данным Тегеранского радио, достигнутая на сегодня дальность полета составляет порядка 170 км, что на треть превышает прежние характеристики подобных противокорабельных ракет.

Как и на прежних маневрах, отрабатывавших все новые модификации ракет класса «Шахаб» третьего поколения, на этот раз была испытана последняя модификация ракеты – «Шахаб-3 D» «земля-земля» с дальностью полета порядка 1900 км и боеголовкой весом 650 кг разделяющегося типа. По сообщениям независимых источников, запуск, произведенный с ракетодрома в 45 км южнее города Кума, оказался неудачным: через полторы минуты после запуска ввиду отказа системы телеметрии ракета отклонилась от предписанной траектории и по команде с земли была уничтожена в полете. Несмотря на это, в официальных сообщениях все испытания ракет «Шахаб» признаны удачными.

По данным специалистов, апробированная на нынешних маневрах модификация ракет класса «Шахаб» является несколько продвинутым аналогом северокорейской ракеты «Нодонг-B». Как писала западная печать, в прошлом году Северная Корея передала Ирану пять ракет этого типа. На их базе и была освоена новая модификация иранских ракет класса «Шахаб».

Северокорейские специалисты из ВМС и ВВС Народной армии КНДР, по имеющимся сведениям, помогли в разработке и оснащении ВМС КСИР небольшими маневренными судами, на которых смонтированы пусковые установки для запуска ракет типа «земля-земля». По оценкам военных аналитиков, такие суда направляются к южному побережью Персидского залива для отработки поражения нефтяных объектов и стратегических центров в Саудовской Аравии и Объединенных Арабских Эмиратах. По всей видимости, на маневрах «Пайамбарэ азам–2» такие установки были успешно испытаны.

Предвидя озабоченность соседних с Ираном стран зоны Персидского залива нынешними маневрами, их пресс-секретарь генерал КСИР Али Фазли в первый же день проведения маневров поспешил заявить, что соседям Ирана в Заливе не стоит проявлять беспокойство, ибо маневры носят плановый характер и несут арабским соседям послание мира и дружбы. «Что касается врагов, — уточнил генерал Фазли, — то им мы шлем предупреждение о том, чтобы они не замышляли против нас даже мельчайших провокаций».

Беспокойство, однако, проявили США. Глава Госдепартамента Кондолиза Райс заявила 3 ноября, что ракетные испытания в Иране добавляют новые краски в исходящие от Ирана угрозы стабильности как на региональном, так и на глобальном уровне. «Мы еще раз убедились в том, что выработка Совбезом ООН санкций против Ирана является шагом в правильном направлении. Испытания новых видов ракетного вооружения, — сказала К. Райс, — лишний раз показывают, насколько опасен иранский режим, и мировое сообщество должно успешно этому противостоять».

6-7 ноября в рамках маневров «Пайамбарэ азам-2» были проведены учения по отработке блокирования Ормузского пролива — важного стратегического района, способного существенно влиять на мировые нефтепотоки. Через него циркулирует ныне пятая часть мирового грузопотока нефти. В ходе этих учений были задействованы артиллерия КСИР и ракеты класса «земля-море» небольшого радиуса действия – 75 км, а также быстроходные десантные катера. В этой связи можно обратить внимание на заявление, сделанное одним из влиятельных деятелей иранского режима, человеком из окружения президента М. Ахмадинежада, главным редактором консервативной газеты «Кейхан» Хоссейном Шариатмадари. 7 ноября в интервью иранскому информагентству Фарс он сказал, что в случае введения Совбезом ООН санкций против Ирана в Тегеране не исключают возможности блокировани Ормузского пролива. Это существенно снизит нефтяной экспорт в промышленно развитые страны Запада и чувствительно подорвет их жизнеобеспечение. «У нас, — продолжил Х. Шариатмадари, — есть и другие рычаги воздействия, которыми мы не преминем воспользоваться в случае необходимости».

У Х. Шариатмадари есть много единомышленников среди высшего духовенства ИРИ, в их числе уже упоминавшийся выше аятолла Нури-Хамадани, который на встрече с высшим руководящим составом ВМС КСИР 9 ноября призвал эффективно использовать этот инструмент силы в пользу Ирана, что, на его взгляд, может серьезно ударить по интересам Запада.

Другая возможность влияния на нефтепотоки в Персидском заливе и Оманском море – минирование морских путей. Командующий ВМС КСИР генерал Сафари сообщил в тот же день в эфире Тегеранского радио о том, что в ходе маневров испытаны новые ракеты иранского производства, способные минировать те или иные районы морской акватории на требуемой глубине. По его словам, иранские ракеты держат под своим прицелом весь регион Персидского залива и Оманского моря. Реакций на такие заявления служат слова командующего ВМС США в регионе Персидского залива адмирала Патрика Вэлша в интервью телесети Fox News: «Военно-морские маневры ИРИ несут в себе послание устрашения и региональной гегемонии. Их цель – нагнетание атмосферы ужаса в странах бассейна Персидского залива. Наше послание в ответ на маневры Ирана в этом регионе – Америка стоит на стороне дружественных государств региона и всегда готова их защитить».

Отметая сравнение недавно проведенных учений США с участием их союзников и стран бассейна Персидского залива с нынешними иранскими маневрами, адмирал П. Вэлш отметил, что в отличие от иранских на американских маневрах не было выпущено ни одного снаряда, а единственной целью было противодействие незаконному провозу оружия массового поражения.

Несмотря на многоаспектность проведенных маневров Пайамбарэ азам-2, их главной составляющей была все же отработка новых видов ракетной техники. Неслучайно в информационных выпусках иранского ТВ сообщения о проходящих маневрах предварялись заставкой, иллюстрирующей запуск ракеты. Это дало повод аналитикам еще раз осмыслить роль военно-технического сотрудничества между Исламской Республикой Иран и зарубежными странами в модернизации военного потенциала страны, несущего несомненные угрозы как на региональном, так и на глобальном уровне. Несомненно, главенствующая роль здесь принадлежит России. Начало сотрудничеству было положено в первые месяцы после победы исламской революции в Иране (февраль 1979 г.), когда были предприняты первые попытки наладить взаимодействие в военной сфере между двумя странами. Однако это сотрудничество не имело достаточных стимулов к развитию по идеологическим соображениям: аятолла Рухолла Хомейни, провозгласивший одной из концептуальных основ исламского режима борьбу с большим (США) и малым (СССР) «сатаной», всячески торпедировал его продвижение. Позже, в 1980-1990-х гг. обстоятельства изменились: Европа и США ввели эмбарго на поставки иранской армии новых современных видов вооружений.

Такой шаг вынудил иранское руководство абстрагироваться от идеологии и пойти на интенсивные военные закупки в СССР/России. Было начато тесное сотрудничество и в сфере военного консультирования.

Темпы сотрудничества стремительно нарастали, и в 1988–1992 гг. Иран закупил в России оружие и боевую технику на 2,2 млрд долларов. Реалии сегодняшнего дня таковы, что Иран стал единственным государством в Ближневосточном регионе, военное сотрудничество с которым позволяет России проводить эффективную увязку своих экономических интересов с геополитическим приоритетамии, преследуя — не всегда, однако, последовательно — задачу сохранения и углубления своего влияния в этом районе.

Для Ирана военно-техническое сотрудничество с Россией в условиях эмбарго на поставки вооружений из стран Запада означает возможность доступа к современныму типам и видам вооружений, что стало, по сути, важнейшим элементом углубления климата доверия между двумя странами. Сотрудничество в ракетной сфере служит одним из приоритетных направлений военно-технического сотрудничества между Россией и Ираном.

Военная доктрина ИРИ в значительной мере основывается на современных ракетах типа «Шахаб» и «Фатех», ориентированных на доставку химического, биологического и – в ближайшей перспективе – атомного оружия. В этой сфере Иран в разные годы сотрудничал со специалистами Северной Кореи, России, частично – Ливии. К настоящему времени испытаны или находятся на стадии проектирования или испытаний пять модификаций ракеты «Шахаб», главные компоненты которых создавались на основе российских аналогов.

Параллельно с налаживанием собственного ракетного производства Иран делал попытки импорта ракетной техники из России. Первый контракт на поставку в Иран советской ракетной техники был подписан в ноябре 1989 г. Тогда Иран получил две зенитные ракетные системы С-200ВЭ «Вега». Однако из-за переживаемых Ираном на рубеже 1980-1990 гг. финансовых трудностей многие виды ракетной техники поставлены не были. Очередной помехой к развитию ирано-российского военно-технического сотрудничества стало подписание в июне 1995 г. российско-американского Меморандума Гор–Черномырдин, по которому Россия брала на себя обязательства заморозить любые контакты между армиями ИРИ и РФ, завершить все поставки по военной линии до 31 декабря 1999 г. и затем свернуть все сотрудничество с Ираном в этой области. Однако уже в следующем году Россия в одностороннем порядке вышла из этого Меморандума и интенсифицировала свое сотрудничество с Ираном в военной сфере, аргументировав это в первую очередь общностью геополитических интересов двух стран.

Во время визита в Иран ныне покойного министра обороны России маршала Игоря Сергеева в декабре 2000 г. были достигнуты договоренности о военных поставках на сумму более 4 млрд долларов, в том числе о ракетном вооружении (газета «Афтабе Йазд», 18 декабря 2000 г.).

Иран рассматривает Россию в качестве стратегического партнера последовательно реализуемой программы перевооружения своих вооруженных сил. Это позволило Ирану выдвинуться на третье место в мире – после Китая и Индии – по объемам импорта российской военной техники и боеприпасов. В последнее время Ираном велись переговоры о поставке российских зенитно-ракетных комплексов большого радиуса действия С-300ПМУ и С-300ПМУ-2, однако контракт заключен не был, но иранская сторона заключила контракт на зенитно-ракетные комплексы малого радиуса действия Тор-М1. На стадии переговоров закупка ракетно-зенитных комплексов Бук-М1 и оперативно-тактического военного комплекса «Искандер-Э».

Переговоры и закупка в течение последнего времени Ираном в России современых средств противовоздушной обороны свидетельствуют о намерении защитить главные объекты иранского ядерного комплекса в случае потенциального удара со стороны США или Израиля с целью снижения иранской ядерной угрозы на глобальном уровне. Поставки современных комплексов ПВО стали поводом для серьезных демаршей дипломатического характера со стороны США. В итоге Россия отказалась поставить в Иран крупную партию переносных зенитно-ракетных комплексов (ПЗРК) «Игла-1М». Тогда Иран приобрел в Китае ПЗРК «Цяньвай», который, впрочем, производится там по российской лицензии.

Промышленное производство ракеты «Шахаб-3», очередная модификация которой была испытана на маневрах «Пайамбарэ Азам-2», началось в мае 2002 г. Выступая на заседании президиума правительства ИРИ, тогдашний министр обороны страны адмирал Али Шамхани сказал, что дальность полета ракеты достигла тех параметров, которые «...необходимы стране и дадут возможность реализовать задачи обеспечения национальной безопасности» («Афтабе Йазд, 28 мая 2002 г.). Эта ракета способна поразить цели, находящиеся в Израиле, декларированном Ираном в качестве своего врага, и во всех других странах Ближневосточного региона.

В последующие годы в Иране реализовывалась ее доработка (главным образом в плане увеличения дальности полета). Уже в том же 2002 г. эта иранская ракета, как считают израильские аналитики («Thе Jerusalem Post», 28 мая 2002 г.), превзошла по главным параметрам свои аналоги – пакистанскую ракету « Гаури» и северокорейскую «Нодонг». Впервые официально она была продемонстрирована на военном параде в честь Дня Армии ИРИ 18 апреля 2003 г. При скорости 7 тыс. км «Шахаб-3» обладает способностью поражать цели на расстоянии примерно 1300-1500 км и в состоянии нести боеголовку весом до 1 т. В последней модификации, испытанной на маневрах «Пайамбарэ азам-2», дальность полета была увеличена до 1900 км за счет снижения веса боеголовки до 650 кг и ряда технических усовершенствований.

ЦРУ неоднократно представляло доклады о полномасштабной российском помощи на всех этапах разработки и реализации иранской ракетной программы. Под давлением Запада Россия не раз давала понять, что она намерена минимизировать свое участие в реализации иранской ракетной программы, с тем чтобы уменьшить утечку современных военных технологий. Об этом неоднократно заявлялось на межмидовских российско-иранских консультациях, проводимых поочередно в Москве и Тегеране.

Однако «Шахаб-3D» не является высшим достижением иранской ракетной программы. С 2000 г. начались испытания четвертого поколения ракет класса «Шахаб», на этот раз с дальностью полета 2000-2200 км. Это позволит им поражать потенциальные цели и в Европе.

По данным западной военной периодики, пять лет назад иранские разработчики ракетной техники начали работать над пятой моделью «Шахаб», имеющей дальность полета до 10 тыс. км, то есть способной поразить цели по ту сторону Атлантики. Однако три года назад Иран объявил о приостановке работы по продвижению своей ракетной программы, для того чтобы отвести обвинения в том, что она носит наступательный характер. Маневры «Пайамбарэ азам-2», между тем, показали, что иранская ракетная программа последовательно реализуется.

Наибольшее беспокойство она вызывает в Израиле, ибо в ИРИ до сих пор не отказываются от своей стратегической цели – уничтожения Израиля. Неоднократные антиизраильские заявления нынешнего иранского президента Махмуда Ахмадинежада с призывами устранения Израиля с карты мира усиливают такую тревогу и заставляют пристально отслеживать все новые реалии милитаризации ИРИ. Маневры «Пайамбарэ азам-2» лишь добавили в эту тревогу новые краски.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03681 sec