Смертный приговор Саддаму Хуссейну: взгляд из Тегерана

09 ноября 2006
А.А. Розов

Судебное решение о вынесении 5 ноября с.г. смертного приговора бывшему иракскому лидеру С. Хусейну вызвало широкий резонанс внутри иранского сообщества.

Официальная реакция Тегерана прозвучала достаточно оперативно. Комментируя этот приговор еженедельной пресс-конференции, официальный представитель МИДа Ирана М.А. Хосейни отметил, что Тегеран, безусловно, поддерживает решение суда Ирака о применении высшей меры наказания бывшему диктатору, считая эту меру «минимумом» за те «злодеяния», которые совершил С. Хусейн. Одновременно иранская сторона требует дополнительного рассмотрения преступлений С. Хусейна в суде и учета других совершенных им незаконных действий, в том числе в вопросах, касающихся восьмилетней войны с Ираном (1980-1988 гг.), в которой, по мнению руководства ИРИ, С. Хусейн действовал как «агрессор».

В этой связи Тегеран призвал власти в Багдаде не исключать из судебного рассмотрения преступления бывшего диктатора, совершенные против Ирана, и учесть их при вынесении приговора. В этой связи иранцы намерены добиваться дополнительного расследования. По словам М.А. Хосейни, Тегеран уже официально направлял в Багдад свои просьбы и предложения на этот счет и получил заверения в том, что «иранский аспект» преступлений Саддама будет обязательно рассмотрен, однако в рамках уже другого суда, имеющего на это соответствующие полномочия.

Кроме того, подтвердил М.А. Хосейни, между Ираном и Ираком продолжается переговорный процесс вокруг резолюции Совета Безопасности ООН № 598*), и о конкретных итогах этого диалога стороны своевременно проинформируют мировую общественность. Ожидается, что в ходе предстоящего вскоре визита в Тегеран президента Ирака Дж. Талебани может быть достигнут значительный прорыв в переговорном процессе по данному вопросу.

В унисон внешнеполитическому ведомству высказался руководитель Судебной власти ИРИ А. Хашеми-Шахруди. Дескать, столь суровый приговор С. Хусейну является вполне заслуженным и логичным, соответствует законодательным нормам и вызывает в Иране положительную реакцию. По его мнению, решение иракского суда самым благоприятным образом отразится на дальнейших перспективах ирано-иракского сотрудничества. Приговор Хусейну должен, по его мнению, «стать хорошим уроком для всех диктаторских режимов, которые пытаются угнетать другие страны» (явный кивок в сторону США).

На смертный приговор Хусейну живо отреагировало и иранское экспертное сообщество. Однозначно осуждая политику иракского диктатора, местные политологи с удовлетворением отмечают итоги суда над ним. По их заключению, список преступлений С. Хусейна столь обширен и серьезен, что даже известные своими либеральными подходами к правозащитной проблематике западные страны выразили поддержку высшей мере наказания.

При этом иранские эксперты в этом вопросе выступают в унисон с официальным Тегераном. Они считают принципиально верным само решение суда, но не могут согласиться с частностями. Точнее, их не устраивают формулировки по статьям, за которые С. Хусейн, по мнению иракского правосудия, «заслужил» высшую меру наказания. Иранские эксперты усматривают в этом вопросе особый политический подтекст, полагая, что здесь в очередной раз имеет место «преследование американских интересов».

В частности, главная статья, по которой осужден Хусейн — обвинение в массовой резне среди шиитов, – направлена, по мнению иранских экспертов, на эскалацию внутренних конфликтов в Ираке. При этом они отмечают, что обвинение за более серьезное преступление – массовое убийство нескольких тысяч курдов – до сих пор не предъявлено (рассмотрение этого вопроса в суде будет продолжено).

В Иране полагают, что американцы намеренно используют судебный процесс над иракским диктатором для подогрева внутреннего напряжения и сталкивания между собой различных национально-этнических групп, прежде всего суннитов и шиитов. Прямое следствие приговора над С. Хусейном – начало новой волны волнений и беспорядков в суннитских регионах Ирака. Эта стратегия Вашингтона, считают местные аналитики, имеет широкий региональный контекст – американская администрация заинтересована в сохранении высокой степени конфиктогенности всего региона Ближнего и Среднего Востока, в частности, посредством сталкивания шиитской и суннитской религиозных культур.

Ярким примером такой политики США в Ираке, по мнению экспертов, является непрерывная серия терактов и взрывов исламских святынь, в которых периодически обвиняются различные шиитские и суннитские организации. Другой аналогичный пример – события, связанные с С. Хусейном, которые по-прежнему активно используются администрацией США для дестабилизации обстановки в регионе, отмечают иранские аналитики.

Таким образом, иранская сторона в целом поддерживает решение иракского суда в отношении С. Хусейна. В то же время она считает несправедливым главную статью — осуждение иракского диктатора за преступления против своего народа, полагая, что преступления С. Хусейна в войне против Ирана носят гораздо более серьезный и тяжкий характер. Алгоритм дальнейших шагов иранского руководства в деле С. Хусейна легко читается. Как представляется, Тегеран намерен в полной мере использовать этот эпизод для усиления антиамериканской риторики, активизации пропаганды против «мировых диктаторских режимов» и продвижения своих региональных интересов.

Собственно, этот процесс уже начался. Так, по мнению Тегерана, процесс над С. Хусейном намеренно используется американцами в политических целях для достижения конкретных задач в регионе Ближнего и Среднего Востока, в том числе для того, чтобы частично «оправдать» мотивы военной интервенции в Ирак. Вместе с тем, по мнению иранских экспертов, президент Дж. Буш будет использовать вынесение смертного приговора С. Хусейну для укрепления своих политических позиций внутри страны, в частности, накануне предстоящих в США выборов в конгресс.

Тегеран, судя по всему, избрал аналогичную линию поведения, надеясь извлечь из данной ситуации максимум политических дивидендов. По крайней мере, он будет добиваться включения в «набор обвинительных статей» пункта об агрессорской политике иракского диктатора во время ирано-иракской войны. В этом упорном стремлении Тегерана некоторые аналитики видят не только «исторические мотивы».

Если иранской стороне удастся добиться удовлетворения своих требований, она получит дополнительные козыри в затянувшемся переговорном процессе с Багдадом по неурегулированным до сих пор проблемам, относящимся к наследию ирано-иракской войны (резолюция СБ ООН № 598 от 1987 года). Кроме того, иранское руководство будет использовать этот фактор, чтобы очередной раз обвинить США в «разрушительной политике» на Ближнем Востоке, направленной на противопоставление и столкновение различных этнических и религиозных групп.
--------
*)В июле 1987 года Совет Безопасности ООН принял резолюцию № 598, призывавшую Иран и Ирак к прекращению огня, перемирию и началу переговорного процесса. Верховный лидер ИРИ аятолла Р. Хомейни признал резолюцию в июле 1988 года, после чего Тегеран согласился на проведение мирных переговоров, которые состоялись в августе 1988 года в штаб-квартире ООН в Нью-Йорке. В последующие годы путем переговоров Иран и Ирак стремились достичь полной реализации положений резолюции № 598. В рамках переговоров с Багдадом продолжают обсуждаться некоторые пункты, оставшиеся невыполненными с конца 80-х годов, включая вопрос о репарациях, проблему военнопленных и т.д.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03669 sec