Об изменениях в военно-политической обстановке на Ближнем Востоке и в Северной Африке (30 октября – 5 ноября 2006 года)

08 ноября 2006
На минувшей неделе наиболее важные события в регионе происходили в зоне палестино-израильского конфликта, вокруг ядерной программы Ирана и в Ираке. В секторе Газа ВС Израиля проводили войсковую операцию по ликвидации опорных баз боевиков палестинских экстремистских группировок.

В Совете Безопасности ООН проходило обсуждение проекта резолюции о возможном введении санкций в отношении Ирана. В Ираке 5 ноября суд вынес смертный приговор бывшему руководителю страны С. Хусейну.

На минувшей неделе сразу шесть арабских государств объявили о намерении приступить к созданию собственной ядерной энергетики. Алжир, Египет, Марокко, ОАЭ, Саудовская Аравия и Тунис поставили МАГАТЭ в известность об этом своем намерении и попросили содействия в решении вопроса о создании соответствующих объектов. С этой целью ими были проведены консультации в МАГАТЭ, где арабским странам была обещано техническая поддержка в деле мирного освоения атома.

Вместе с тем многие эксперты отмечают, что стремление арабских государств к обладанию собственной ядерной отраслью в немалой степени обусловлено соображениями безопасности. Так, Египет и Саудовская Аравия, да и другие страны «шестерки» не желают отстать от Ирана в этой сфере. Важным фактором для арабов является и то, что на сегодняшний день Израиль является единственной ближневосточной страной, реально обладающей атомными технологиями.

Президент Египта Х. Мубарак на минувшей неделе находился с трехдневным визитом в России. Итоги московских встреч и переговоров египетского руководителя свидетельствуют о наличии хороших перспектив для дальнейшего развития отношений между нашими странами в различных областях. В частности, речь идет о предполагаемом российском содействии в развитии ядерной энергетики в АРЕ, расширении торгово-экономического сотрудничества. В Москве также шла речь о возможной закупке египтянами партии истребителей МиГ-29СМТ, учебно-тренировочных самолетов МиГ-АТ и вооружения ПВО.

30 октября Х. Мубарак опроверг сообщение египетских официальных источников о якобы имевшей место переброске на границу АРЕ с сектором Газа 5 тыс. военнослужащих сил безопасности. Израиль также опроверг эту информацию.

Обстановка в зоне палестино-израильского конфликта остается очень напряженной. 1 ноября израильская армия начала в секторе Газа крупную операцию «Осенние тучи». Пехотные подразделения и спецназ ЦАХАЛа при поддержке танков и авиации вошли в палестинский анклав с севера в районе Бейт-Ханун и с юга в районе т. н. «филадельфийского коридора» на границе с Египтом.

Главными целями операции объявлены перекрытие каналов контрабандной доставки оружия и ликвидация инфраструктуры боевиков, в первую очередь, связанной с ракетным оружием, с тем, чтобы свести к минимуму угрозу обстрелов территории Израиля ракетами «Кассам». В тоже время израильтяне подчеркивают, что не намерены оставаться в секторе Газа на постоянной основе и покинут его территорию после полного достижения целей нынешней операции.

В ходе операции «Осенние тучи» израильские военные столкнулись с сопротивлением палестинских боевиков и поддерживающего их местного населения. Наиболее ожесточенные столкновения происходили в районе Бейт-Ханун. Потери палестинцев убитыми превысили 40 человек. Погиб один израильский солдат. Командование ЦАХАЛа утверждает, что боевики зачастую используют мирных жителей в качестве «живого щита». Израильтяне также продолжают рейды на палестинских территориях Западного берега реки Иордан с целью ареста активистов экстремистских группировок. Между тем ракетные обстрелы израильского города Сдерот продолжаются.

Палестинцы считают, что нынешнее военное вторжение в сектор Газа является очередной попыткой Израиля добиться ухода в отставку правительства, сформированного ХАМАСом. Глава ПНА М. Аббас осудил израильские действия и потребовал прекращения военной операции в секторе Газа. 4 ноября экстремистские группировки «Бригады мучеников аль-Аксы» и «Исламский джихад» выдвинули Израилю ультиматум – в течение 48 часов прекратить операцию в Газе.

В противном случае они обещают возобновить теракты на израильской территории. Кроме того, экстремисты сообщили, что продолжение военной операции может сорвать готовящийся обмен пленного израильского солдата на палестинских заключенных.

Представитель ХАМАСа сообщил 2 ноября о достижении предварительной договоренности между движениями ХАМАС и ФАТХ о формировании коалиционного палестинского правительства.

Руководитель МАГАТЭ М. эль-Барадеи заявил 30 октября, что Иран не подтвердил мирный характер своей ядерный программы, а несостоятельность Тегерана сделать это «вызывает серьезную озабоченность».

В Совете Безопасности ООН на минувшей неделе продолжалась работа над проектом резолюции в отношении Ирана. Российская сторона не поддерживает в нынешнем виде документ, предложенный Великобританией, Германией и Францией. По заявлению главы МИД РФ С. Лаврова, Россия поддержит резолюцию при условии конкретного определения сроков действия санкций, наличия четкого механизма их отмены, а главное – документ ни при каких условиях не должен препятствовать продолжению диалога с Тегераном. В тоже время США и страны Западной Европы настроены в отношении ИРИ более решительно. Некоторые европейские лидеры даже заявили о готовности ввести собственные санкции против Ирана, если переговоры по проекту резолюции СБ ООН зайдут в тупик.

В Тегеране считают возможное принятие резолюции по иранской ядерной программе «незаконной» и обещают принять «адекватные меры» в случае введения санкций против ИРИ. В частности, речь может идти о приостановке сотрудничества Ирана с МАГАТЭ.

2 ноября в Иране начались крупные военные учения «Великий пророк-2», в которых участвуют соединения и части сухопутных войск, ВВС и ПВО, ВМС, входящие в состав Корпуса стражей исламской революции, а также военизированные формирования Сил сопротивления «Басидж». Район проведения учений охватывает большую часть территории страны (13 из 24 провинций) и акваторию Персидского залива. Мероприятие пройдет в несколько этапов и завершится 12 ноября. В рамках учений осуществлены пуски баллистических ракет средней дальности «Шехаб-3» (дальность пуска до 2000 км), способных достичь территории Израиля и многих американских военных баз в регионе. Также были проведены пуски других типов ракет класса «земля-земля» и произведены испытания новых образцов ракетного оружия: противокорабельного, противотанкового и зенитного.

Вынесение смертного приговора бывшему диктатору Ирака С. Хусейну положительно оценено в США, Великобритании и Иране. Франция и Италия, Евросоюз и некоторые другие западноевропейские страны выступают против казни С. Хусейна. В самом Ираке это решение вызвало одобрение у власти, шиитского и курдского населения, в то время как арабы-сунниты встретили его негативно. В целом обстановка в стране остается очень напряженной, особенно в Багдаде, западной провинции Анбар, ряде центральных регионов, а также на юге в районе Басры. Продолжают совершаться многочисленные теракты, вооруженные нападения, похищения и убийства людей, другие насильственные действия. Не снижается уровень противостояния между арабами-суннитами и шиитами, которое принимает все более кровопролитный характер. Различные шиитские группировки ведут борьбу за влияние на юге Ирака.

Багдадское правительство во все большей степени теряет контроль над развитием ситуации в стране, что вызывает растущую обеспокоенность у американской администрации, о чем свидетельствуют участившиеся визиты в Багдад высокопоставленных чиновников из Вашингтона. В создавшихся условиях нынешнее иракское руководство выступает за сохранение на длительный период иностранного военного присутствия в стране. Так, президент Ирака Дж. Талабани заявил на минувшей неделе, что вывод иностранных войск из страны станет возможным не ранее, чем через 2-3 года, когда, по его мнению, иракская армия и силы правопорядка смогут самостоятельно обеспечивать безопасность на всей территории Ирака.

Напряженная внутриполитическая обстановка сохраняется в Ливане. Руководитель радикального шиитского движения «Хизбалла» Х. Насрулла выступил с угрозой вывести своих сторонников на улицу и добиться проведения досрочных парламентских выборов, если в стране не будет создано правительство национального единства. Это заявление лидера исламистов было поддержано одним из ведущих политиков христианской общины М. Ауном. Х. Нaсрулла также заявил, что любая попытка разоружения боевиков «Хизбаллы» может превратит Ливан «во второй Ирак или Афганистан». В Вашингтоне утверждают, что Сирия, Иран и «Хизбалла» готовят планы свержения нынешнего правительства во главе с Ф. ас-Синьорой, что сразу же было опровергнуто в Дамаске и Тегеране. Вместе с тем в условиях усиления внутриполитической напряженности власти ввели в Бейрут 20 тыс. военнослужащих ливанской армии. По заявлению министра обороны И. Мурра, военным отдан приказ не мешать проведению мирных демонстраций и применять силу только в случае возникновения беспорядков.

В докладе специального посла ООН на Ближнем Востоке Терье-Род Ларсена о ходе выполнения резолюции СБ ООН № 1701 по Ливану говориться, что «Хизбалла» продолжает получать оружие из Сирии. Сирийские власти признают такую возможность, но при этом ссылаются на трудности в деле охраны границы с Ливаном. Глава ливанского МИДа Ф. Саллух опроверг информацию посла ООН, заявив, что силы национальной армии (8,5 тыс. чел.) надежно охраняют границу с САР. Израиль же сообщил, что в случае продолжения контрабанды оружия из Сирии, он «может пересмотреть свою приверженность соблюдению условий перемирия с «Хизбаллой»».

30 октября правительство Израиля утвердило назначение А. Либермана - лидера правой партии «Наш дом - Израиль» - на пост вице-премьера и министра, отвечающего за «стратегические угрозы». По заявлению главы правительства Э. Ольмерта, назначение Либермана не затронет полномочий других министров, а основополагающие принципы деятельности кабинета министров не претерпят каких-либо изменений. Назначение А. Либермана должно еще пройти утверждение в израильском Кнессете (парламенте).

Вертолеты ВС Пакистана 30 октября нанесли удар по базе исламистских боевиков вблизи границы с Афганистаном, в результате чего погибло ок. 80 человек. В знак протеста против этой акции в ряде приграничных городов прошли массовые демонстрации представителей местных племен.

Командование силами НАТО в Афганистане призывает страны-члены альянса увеличить численность своих воинских контингентов в этой стране, т. к. в противном случае нынешнему составу войск коалиции «вряд ли удастся сломить сопротивление талибов в ближайшие полгода». В тоже время канцлер Германии А. Меркель заявила, что Берлин не будет расширять военное присутствие в Афганистане за пределами северных районов страны, где сейчас размещены подразделения бундесвера.

Министр обороны Франции М. Алиотт-Мари посетила на минувшей неделе Кувейт, где провела переговоры с представителями высшего военно-политического руководства страны. Конкретных договоренностей о новых поставках французского оружия Кувейту достигнуто не было, однако стороны подчеркнули необходимость дальнейшего развития военно-технического сотрудничества в рамках кувейтско-французского соглашения по вопросам обороны от 1992 г.

Руководство Алжира заявило, что действующие в стране исламистские экстремистские группировки потеряли за последний год 750-800 сторонников (70-80% их численности). Власти, в преддверии выборов в парламент и органы местного самоуправления, которые состояться в 2007 г., взяли курс на полное искоренение бандформирований. Однако, как показывает активизация действий боевиков в последнее время, решение этой задачи будет сопряжено с большими трудностями.

Приложение

О возможных путях развития Алжира


Алжир, являясь крупнейшим и наиболее сильным в экономическом и военном отношении государством на северо-западе Африке, обладая крупными запасами углеводородного сырья, в значительной степени определяет политическую ситуацию в регионе, а также оказывает заметное влияние на события, происходящие на Африканском континенте и в западной части Средиземноморья. Исходя из значимости Алжира в системе современным региональных и международных политических и экономических отношений, представляет интерес анализ возможных путей развития этой страны.

В данной статье предлагается кратко рассмотреть три сценария политического будущего Алжира: (1) сохранение в течение длительного времени нынешней политической системы АНДР; (2) переход Алжира на путь создания исламского государства; (3) ускорение процессов демократизации политической и общественной жизни страны.

1. Нынешняя ситуация в Алжире во многом определяется деятельностью такой сильной политической фигуры как президент республики А. Бутефлика. За время своего правления (с 1999 г.) Бутефлике удалось значительно ослабить (но не ликвидировать полностью) экстремистскую часть исламистского движения в стране, активно проводить курс на национальное примирение, снизить роль военной элиты в алжирской политической системе, укрепить международный авторитет АНДР, ослабленный в 1990-е гг. в период масштабного вооруженного противостояния властей с радикальными исламистами. В определенной степени ослабла напряженность, вызванная массовыми протестными выступлениями кабильского населения в защиту своих национальных прав, хотя эта проблема все еще далека от своего урегулирования и в перспективе может создавать значительные трудности властям.

В последние годы благодаря высоким ценам на мировом рынке на нефть и природный газ, Алжир стал получать крупные финансовые средства. Это позитивно сказалось на развитии национальной экономики и позволило снять остроту ряда (но не всех) социальных проблем, что, в свою очередь, расширило массовую базу поддержки режима.

Таким образом, современная внутриполитическая обстановка в Алжире характеризуется достаточной степенью стабильности. Политические оппоненты нынешнего режима пока не представляют для него реальной угрозы. Авторитарные тенденции в политической жизни страны отчетливо преобладают над демократическими элементами, появившимися в ходе событий конца 1980-х – начла 1990-х гг., что не позволяет официально действующей оппозиции оказывать весомое влияние на политику властей. Сохраняется в силе запрет на участие в политической деятельности бывшего руководящего звена запрещенного радикального Исламского фронта спасения и других организаций подобного рода.

Левые же силы Алжира разобщены и не имеют значительного влияния среди населения. Нет в рядах оппозиции и крупных политических фигур, сопоставимых с А. Бутефликой.

В результате в настоящее время реальная борьба за власть в стране ведется, по сути, внутри правящих политических, военных и экономических элит, которые не намерены делиться ею с другими алжирскими политическими силами. Конечно, борьба за высшие государственные посты между различными кланами внутри правящих элит может периодически осложнять ситуацию в стране, но не настолько, чтобы создавать реальную угрозу существующей системе власти в целом.

Немаловажным фактором, способствующим упрочению позиций нынешнего алжирского режима, является его фактическая поддержка со стороны ведущих государств Запада, которые видят в нем важного союзника в деле противодействия радикальному исламу и международному терроризму. Весьма значимым элементом для Запада остается и сохранение непрерывности крупных экспортных поставок алжирского газа, а также нефти, что может быть обеспечено только в условиях стабильной и предсказуемой внутриполитической обстановки в стране.

В целом, по мнению западных экспертов, существующий в Алжире «авторитарно-плюралистический» режим имеет большой запас прочности, его руководство проявляет необходимую гибкость (хотя и не всегда) в решении внутренних проблем, умело действует во внешнеполитической сфере. Все это говорит в пользу того, что нынешняя алжирская власть продержится в стране еще в течение длительного времени.

2. Ислам традиционно играет очень важную роль в Алжире, как в повседневной жизни населения, так и в политической жизни страны. Все политические режимы независимого Алжира в своей политической деятельности и идеологических платформах широко опирались на положения мусульманской религии. И хотя действующее национальное законодательство запрещает создание политических партий на религиозной основе, в современном Алжире вполне легально существуют партии исламистского толка.

По оценке экспертов, они на данном этапе не представляют реальной угрозы для властей и не пользуются очень большим влиянием в обществе, о чем свидетельствуют итоги парламентских выборов 2002 г. и президентских выборов 2004 г. Значительно снизились масштабы террористической деятельности экстремистских группировок, хотя о полном ее прекращении говорить еще рано.

Вместе с тем, влияние исламистской идеологии, в т. ч. ее радикальных направлений, в современном Алжире довольно значительно, особенно в молодежной среде. Этому способствует целый ряд причин политического и социального характера, таких как растущее отчуждение власти от большинства населения, повсеместная коррупция, существующие трудности в экономике, сохраняющийся высокий уровень безработицы, усиливающаяся неудовлетворенность молодежи своим положением в обществе, неполноценность существующих демократических свобод и др.

Немаловажным является и то, что исламисты имеют своих сторонников в руководящих сферах и различных государственных структурах. Ислам занимает видное место в идеологической деятельности правящего режима, системе образования и воспитания, деятельности средств массовой информации.

В целом можно утверждать, что, несмотря на достигнутые властями значительные успехи в противостоянии с радикальными исламистами, борьба между сторонниками светского и исламского пути развития Алжира продолжается, и у исламистов имеются значительные потенциальные возможности для усиления своего влияния в стране, воздействия на умы населения.

Конечно, на сегодняшний день нет достаточных оснований говорить о возможном приходе к власти в Алжире исламистов, особенно их радикального крыла. Тем не менее, нельзя полностью исключать такого варианта развития событий в будущем. Об этом говорит и недавнее прошлое, когда на рубеже 1980-х – 1990-х гг. исламисты, эффективно используя ошибки прежнего руководства страны, предприняли решительную попытку прихода к власти в Алжире (причем в основном используя легальные формы политической борьбы) и почти добились успеха – помешало буквально в последний момент прямое вмешательство армии, решительно вставшей на их пути.

3. В Алжире, хотя и не очень быстро и не всегда последовательно, идет процесс укрепления законности и улучшения положения дел в вопросах соблюдения прав человека, что, конечно же, не говорит о близком прорыве в сторону реальной масштабной демократизации. Более того, в правящих кругах имеются влиятельные силы, придерживающиеся линии на недопущение дальнейшего расшатывания авторитарной системы управления страной.

И все же тенденция к росту национальных демократических сил, демократических начал в алжирской общественно-политической жизни, хотя и с большими трудностями, но все увереннее пробивает себе дорогу. Однако говорить о серьезном ускорении этого процесса, а тем более о приходе к власти в стране политических сил демократической ориентации явно преждевременно.

Таким образом, как показывает нынешняя расстановка политических сил Алжира, власть в этой стране прочно удерживают в своих руках сторонники «мягкого авторитаризма», которые не форсируют процесс демократизации политической системы, опасаясь, что это может привести к негативным для режима последствиям. Подобная линия сдерживает рост активности исламистов, прежде всего их радикального крыла, но одновременно не дает возможности для более быстрого укрепления сил демократической ориентации. В целом, как видится, подобная ситуация сохранится в Алжире в течение длительного времени.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03734 sec