Новые повороты в ирано-японском сотрудничестве по проекту «Азадеган»

08 ноября 2006
С.С. Воронов

Несколько дней назад японское информационное агентство Киодо анонсировало проведение в начале января следующего года в Лос-Анджелесе трехсторонних консультаций на уровне глав внешнеполитических ведомств США, Японии и Австралии. Как сообщается, основными вопросами, которые предполагается обсуждать на этом мероприятии, будут иранский и северо-корейский.

Такая заблаговременность удивляет, так как события, связанные с КНДР и особенно с Ираном, развиваются весьма динамично. Но, судя по всему, в Токио настроены во что бы то ни стало провести спустя два месяца заявленные консультации и именно по означенным вопросам.

Уже сейчас известно, что после трехсторонней встречи планируется публикация итогового документа, который подчеркнет обеспокоенность мирового сообщества нуклеризацией Корейского полуострова и неутихающими ядерными амбициями Тегерана, а также продемонстрирует единство позиции США, Японии и Австралии по этим проблемам.

Ситуация становится более ясной, если принять во внимание перемены, произошедшие за последние недели в дружественном и, казалось бы, безоблачном долгосрочном сотрудничестве между Японией и ИРИ в торгово-экономической сфере.

Уже в начале октября осведомленные источники начали говорить о значительных поворотах в ходе реализации проекта разработки нефтяного месторождения «Азадеган» на западе Ирана (провинция Ахваз). Напомним, что это – самое крупное месторождение нефти, обнаруженное в Иране за последние 30 лет. Принципиальные договоренности об исключительных правах Японии на разработку «Азадегана» были достигнуты еще в 2000 г., и, если вспомнить, дались обеим сторонам тяжело.

Иранцев спасло то, что японская экономика, удовлетворяющая 85% своих энергетических потребностей за счет поставок из стран Персидского залива, была максимально заинтересована в прагматичном диалоге и исключении из него политического фактора, навязываемого Вашингтоном. «Азадеган» тогда был в значительной степени спасительным и для японской экономики, находящейся в состоянии затянувшейся рецессии.

Не станем вдаваться в историю проекта, на этот счет уже много было сказано, проследим лишь ход событий, позволяющий сделать определенные выводы.

В первых числах октября в СМИ появилась информация о том, что переговоры между японской полугосударственной компанией «Импекс» и государственной Иранской нефтяной компанией (ИНК) зашли в тупик. Причина – излишняя медлительность японцев, оттягивающих начало разработки месторождения. Как сообщается, дело доходило до того, что ИНК угрожала тем, что будет самостоятельно вести все необходимые работы на «Азадегане». «Компромисс» был достигнут следующим образом: «Импекс» объявил о сокращении доли японского участия в проекте с 75 до 10%.

Таким образом, Япония отказалась выполнять свои первоначальные контрактные обязательства перед Тегераном, предусматривавшие: начало работ по обустройству месторождения уже осенью 2006 г. и предоставление льготного финансирования проекта за счет кредитов японского Банка международного сотрудничества. Заявленная причина столь болезненного для обеих сторон решения – опасения международных санкций против Тегерана в связи с обострившейся ситуацией вокруг иранской ядерной программы.

Токио, по сути, лишился своей крупнейшей концессии за рубежом и, как следствие, возможности начиная с 2009 г. импортировать 170 тыс. баррелей нефти с «Азадегана» в сутки (это приблизительно 4% японского потребления).

Помимо этого, здесь имеется, как сейчас принято выражаться, имиджевый фактор. Фактическим уходом из «Азадегана» Япония ставит под вопрос широко разрекламированные планы укрепления энергетической безопасности страны за счет увеличения гарантированных поставок энергоресурсов с месторождений, разрабатываемых японскими компаниями за рубежом.

Стратегия диверсификации энергоисточников в последние годы занимает одно из главенствующих мест в политике Японии. Ситуация с «Азадеганом» может негативным образом сказаться на прочих проектах ирано-японского сотрудничества, в частности в перспективном Каспийском регионе (соответствующие намерения японцев относительно нефти Каспия высветились еще в 1997 г. в выдвинутой тогдашним премьер-министром Р. Хасимото концепции «евразийской дипломатии»).

Перечеркнуты и рациональные, многолетней давности планы Токио по стабилизации ситуации в странах нефтедобывающих регионов за счет создания своеобразного нефтедолларового рычага воздействия на их политические элиты.

Имеются и финансовые потери. Половина понесенных «Импексом» затрат на вхождение в проект и по авансовому платежу в счет роялти (85 млн долл. США) уже списана компанией на убытки, а компенсации оставшейся части японцы намерены добиваться в ходе последующих консультаций с иранскими властями.

Не стоит, однако, делать акцент только на японских «потерях». ИРИ тоже понесла немало убытков. Во-первых, потеряно много времени, имеющего сейчас решающее значение, скрупулезных усилий, нацеленных на выполнение всех контрактных условий (что для иранской стилистики ведения бизнеса – дело практически уникальное).

Во-вторых, это еще один, весьма болезненный удар по иранскому руководству, особенно если принять во внимание всю разрекламированность в ИРИ тезиса о готовности ко всякого рода санкциям и мерам давления. И наконец, по оценкам экспертов, ИНК неспособна самостоятельно, лишь за счет имеющихся у нее на вооружении научно-технических ресурсов осваивать гигантское месторождение «Азадеган». Это, как ожидается, вынудит иранские власти пригласить к участию в проекте новых игроков. Условия уже, разумеется, будут другими, и можно предположить, что не в пользу иранской стороны.

На этом фоне весьма отчетливо просматривается сближение позиций Японии и США относительно Ирана. Об этом свидетельствуют наращивание политического диалога, последний визит К. Райс в Японию и упомянутые в начале статьи трехсторонние консультации по линии США–Япония–Австралия.

На наш взгляд, кабинет нового премьер-министра Японии не сможет долго соглашаться с идущими извне невыгодными инициативами, направленными на сокращение сотрудничества с ИРИ. Все же 10% участия в проекте «Азадеган» по-прежнему за Токио: двери еще не заперты.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03772 sec