Военно-политическая обстановка в Ираке (октябрь 2006 года)

07 ноября 2006
В. П. Юрченко

Военно-политическая обстановка в Ираке в октябре 2006 года характеризовалась нарастающей напряженностью и нестабильностью. Ситуация в сфере безопасности становиться все более сложной. Высоким остается уровень противоборства между различными политическими силами страны. Продолжается, принявшее широкий размах, противостояние между арабами-суннитами и шиитами. В этих чрезвычайно сложных условиях иракское правительство во все большей степени теряет контроль над развитием ситуации в стране. Внешнеполитическая деятельность вокруг Ирака в минувшем месяце отличалась заметной активностью, прежде всего, со стороны США.

В октябре негативные тенденции в сфере безопасности в Ираке получили дальнейшее развитие, что вынуждает правительство продлевать в стране режим чрезвычайного положения (за исключением провинций, входящих в курдскую автономию). Меры, принимаемые командованием коалиционных сил и местными властями, не приводят к снижению напряженности и стабилизации обстановки в республике. Госсекретарь США К. Райс при посещении Багдада в октябре с. г. была вынуждена признать ситуацию в сфере безопасности в Ираке как «невыносимо тяжелую», подчеркнув, что ее невозможно исправить, если и дальше будет продолжаться бездействие местных властей.

Основные усилия американских войск и иракских правительственных сил по-прежнему были направлены на нормализацию обстановки в Багдаде и прилегающих к нему районам, где, по заявлению командующего ВС США В Ираке генерала Дж. Кейси, иракские повстанцы и зарубежные боевики совершают до 90% своих вооруженных нападений. На сегодняшний день в столице дислоцировано 15 тыс. военнослужащих США и 40 тыс. иракских военных и полицейских. Вместе с тем, усилия по наведению порядка в городе не приносят заметных результатов, что вынуждены признать американские военные. Более того, уровень насилия в столице неуклонно растет, в т. ч. число вооруженных нападений со стороны суннитских повстанцев и боевиков шиитских вооруженных группировок.

Американские войска при поддержке авиации неоднократно проводили рейды в шиитской части Багдада Садр-сити, контролируемой «Армией Махди», подчиняющейся радикальному имаму М. ас-Садру. Эти действия американцев, однако, вызывают неудовольствие со стороны премьер-министра Ирака Нури аль-Малики, который даже приказал убрать блок-посты, установленные военными США на границах Садр-сити, что вызвало сильное раздражение у американских высокопоставленных военных чинов. Глава правительства не дает также своего согласия на проведение широкомасштабной операции с целью наведения порядка в Садр-сити, на чем настаивает коалиционное командование. Более того, аль-Малики дал команду освободить ряд активистов – сторонников ас-Садра, задержанных военными США. Свою позицию премьер-министр мотивирует высокой популярностью сторонников ас-Садра и трудностями в организации и проведении подобных силовых акций.

Иракские повстанцы периодически подвергают обстрелам особо охраняемую т. н. «зеленую зону» столицы, где размещены основные правительственные учреждения, командование группировкой ВС США в Ираке, многие иностранные посольства.

Пентагон признал, что в Багдаде все более эффективно действуют боевики-снайперы, а число их нападений увеличивается: в сентябре – 23, а за 25 дней октября – 36.

В Багдаде не прекращаются вооруженные столкновения между суннитскими и шиитскими вооруженными группировками.

Как и прежде, наибольшее число вооруженных нападений, терактов и других насильственных действий имели место в городах (и прилегающих к ним районах) в центре, на севере и западе Ирака: Рамади, Эль-Фаллуджа, Киркук, Баакуба, Мосул, Байджи, Тикрит, Балад-Руз, Самарра, Эль-Микдадия, Талль-Афар, Синджар, Эль-Хафиджа, Эш-Шаркат, Эль-Халис, Эс-Сувейра, Эль-Хадита, Сулейман-Бег, Эль-Мансурия, Балад и в ряде других мест.

Не снижается активность боевых и террористических акций иностранных боевиков и местных повстанцев в западной провинции Анбар (г. Рамади). Именно здесь, наряду с Багдадом, американские войска несут наиболее крупные потери (в октябре с. г. погибло 37 чел. в провинции Анбар и 40 чел. в Багдаде). 26 октября войска США и иракские правительственные силы при поддержке авиации начали крупную войсковую операцию в Рамади с целью выдворения из него местных повстанцев и иностранных террористов. Рамади считается одним из главных оплотов сил сопротивления и зарубежных боевиков.

В Киркуке иракские правительственные войска и полиция (14 тыс. чел.) при информационной и тыловой поддержке армии США провели операцию «Ключ к безопасности» по поиску и ликвидации боевиков, которая, однако, особого успеха не имела. Вооруженные нападения и другие насильственные действия в городе продолжаются.

На высоком уровне сохраняется интенсивность боевой и террористической деятельности повстанцев и боевиков в т. н. «треугольнике смерти» южнее Багдада, особенно в районе городов Эль-Махмудийя, Эль-Юсифийя, Эль-Мусайиб, Эль-Искандерийя.

Увеличение числа вооруженных и террористических акций происходит в различных районах иракского юга. Очень сложной и напряженной остается обстановка в Басре. Здесь не прекращаются ожесточенные вооруженные столкновения между различными политико-религиозными группировками (сунниты – шииты, шииты против шиитов и др.), ведущими настоящую войну за влияние в городе. В Басре совершаются также многочисленные убийства на криминальной почве. В этих условиях британская сторона была вынуждена перевести персонал своего консульства в Басре в более безопасное место в районе аэропорта. Более того, дислоцированные в районе Басры британские подразделения фактически находятся в роли «буфера», который принимает на себя удары с различных сторон. Английские войска в этих условиях вынуждены занимать круговую оборону, а реальных союзников в городе они не имеют.

В октябре на юге Ирака теракты, вооруженные нападения и другие насильственные действия происходили также в городах (и прилегающих к ним районах): Хилла, Эн-Наджаф, Эль-Кут, Эс-Самава, Амара, Эд-Дивания, Эш-Шатра и в некоторых других местах.

Вооруженные столкновения американских войск с отрядами «Армии Махди» имели место в Хилле и Эд-Дивании.

Обстановка в Иракском Курдистане в октябре в основном сохранялась стабильной. 14 октября правительство курдской автономии и министерство обороны Ирака достигли соглашения об официальной передаче контроля в деле обеспечения безопасности в Иракском Курдистане местным вооруженным формированиям «пешмерга». Это соглашение получило одобрение послов США и Великобритании в Багдаде. Отметим, что на деле курдские силы уже в течение длительного времени (еще с 1992 г.) обеспечивают безопасность и поддерживают порядок на территории автономного района. Кроме того, три бригады курдской милиции несут службу по охране границы Ирака с Ираном и Турцией.

Все более широкий размах приобретает противоборство между арабами-суннитами и шиитами, которое во многих случаях принимает формы вооруженных столкновений между сторонниками двух общин. Не прекращаются похищения суннитов и шиитов, многих из которых затем убивают. В различных регионах страны, но преимущественно в Багдаде и прилегающих к столице районам, ежедневно находят десятки трупов представителей двух общин, многие из которых погибли в результате жестоких пыток. Продолжаются убийства бывших функционеров партии Баас, правившей при режиме С. Хусейна, а это в подавляющем большинстве – сунниты.

В целом по стране ежедневно в результате межобщинного противостояния погибают ок. 100 человек. 2 октября парламент Ирака заявил о сползании страны в «пучину религиозной гражданской войны».

Неуклонно растет число лиц, вынужденных покинуть места постоянного проживания из-за усиливающегося межрелигиозного насилия. Свыше 1000 человек ежедневно становятся беженцами именно по этой причине, а всего с февраля 2006 года (времени начала обострения суннитско-шиитского конфликта) число лиц, покинувших свои родные места превысило 365 тыс. человек. Всего с 2003 года, по данным ООН, 1,6 млн иракцев выехали за пределы страны, а 1,5 млн – стали внутренними беженцами. В совокупности это составляет ок. 12% населения Ирака (26 млн чел.). Наибольшее число иракских беженцев находится в Иордании (500 тыс. чел.) и Сирии (450 тыс. чел.) Так, ежемесячно в Сирию прибывает до 40 тыс. иракцев.

Особо подчеркнем, что многие беженцы – это представители технической и творческой интеллигенции, квалифицированные специалисты различного профиля: инженеры, врачи, педагоги и др. В итоге на сегодняшний день во многих университетах и медицинских учреждениях не хватает до 80% преподавателей и специалистов. Оценочно, до трети представителей иракской интеллигенции были вынуждены покинуть страну после войны 2003 года, что нанесло очень чувствительный урон Ираку. Здесь же отметим, что иракское правительство отдало распоряжение местным медицинским инстанциям не сообщать представителям ООН данные о жертвах гражданского населения в ходе вооруженного конфликта.

В октябре в Саудовской Аравии под эгидой Организации Исламская конференция состоялась встреча представителей религиозных руководителей шиитской и суннитской общин Ирака. Проведение встречи имело цель наладить процесс примирения между иракскими шиитами и суннитами. 20 октября в Мекке представители двух общин подписали совместное обращение к населению страны с призывом прекратить кровопролитие, столкновения на почве межрелигиозной вражды и обеспечить территориальное единство иракского государства. Документ также призывает к освобождению всех лиц похищенных или захваченных в плен, обеспечению неприкосновенности святых мест шиитов и суннитов, расположенных на территории Ирака. Вместе с тем, большинство экспертов считает, а развитие событий в стране это наглядно подтверждает, что «Мекканский документ» вряд ли окажет заметное воздействие на положение дел в Ираке, а тем более приведет к прекращению суннитско-шиитского противостояния.

По мнению представителя ООН в Ираке Дж. Игленда, конфликт между шиитами и суннитами уже вышел из-под контроля. «Ситуацию нельзя назвать неисправимой, но чем дальше она сохраняется, тем сложнее ее будет разрешить».

В последнее время также отмечается усиление противоречий между ведущими шиитскими политико-религиозными организациями – «Армией Махди» и Высшим советом исламской революции в Ираке (ВСИРИ), что в целом ряде случаев приводит к вооруженным столкновениям между боевиками враждующих сторон на юге Ирака, в Багдаде и некоторых других местах. Так, 20 октября отряды «Армии Махди» захватили город Амара и удерживали его в течение суток. Конфликт возник на почве противоборства «махдистов» и ВСИРИ. По оценке экспертов, дальнейшее разрастание конфликта между «Армией Махди» и ВСИРИ угрожает усилением дестабилизации обстановки не только на юге Ирака, но и в стране в целом.

Все более важную роль в межрелигиозном и политическом противоборстве, в росте насилия в стране играют вооруженные формирования, созданные различными политико-религиозными организациями и группировками. Причем ряд этих т. н. милиций напрямую связаны с партиями и организациями (преимущественно шиитскими), представленными в органах исполнительной власти в центре и на местах.

Администрация и военное командование США оказывают на правительство Н. аль-Малики постоянное давление с целью заставить его принять действенные меры по прекращению деятельности этих формирований, их разоружению и роспуску. При этом американцы вполне справедливо считают подобного рода формирования «крупнейшей угрозой безопасности» в Ираке и одним из главных источников межрелигиозного кровопролития. Сам же аль-Малики заявляет, что власти не начнут это делать «до конца этого года или начала следующего года». К тому же глава правительства регулярно критически высказывается по поводу действий американских войск в отношении партийных милиций, называя их «неправильным подходом» к решению вопроса. Во многом подобная позиция аль-Малики связана с его опасениями потерять поддержку со стороны партнеров по правительственной коалиции. На деле же это говорит не только о нежелании, но и фактической неспособности нынешнего иракского правительства принять эффективные меры по стабилизации обстановки и наведению порядка в стране.

Активно продолжают действовать в Ираке, особенно в западных районах страны и Багдаде, суннитские повстанцы, а также иностранные боевики и террористы. Как правило, они объединены в отряды численностью от 50 до 100 человек. Большая часть иностранных боевиков представлена выходцами из арабских стран. В частности, до 12% от общего числа экстремистов, проникающих на территорию Ирака, составляют подданные Саудовского королевства, что вызывает серьезную обеспокоенность в Эр-Рияде.

Наиболее часто повстанцы и боевики совершают нападения и другие насильственные действия в отношении местных политических деятелей, чиновников различных рангов, военнослужащих правительственной армии, сотрудников правоохранительных органов, иракцев, работающих на иностранные (преимущественно американские) войска, иностранцев, работающих в Ираке, местных и зарубежных журналистов. Нападения совершаются на административные здания в столице и провинции, полицейские участки, пункты записи добровольцев в армию и полицию, офисы местных и иностранных фирм.

С 2003 года в Ираке погибли ок. 650 гражданских лиц, работавших по контрактам по обслуживанию вооруженных сил США.

Число местных и иностранных журналистов, погибших в Ираке с начала текущего года, достигло 48 человек. Это самый большой показатель со времени начала войны в 2003 году. Всего за это время было убито 123 работника СМИ, а еще 51 человек был похищен экстремистами.

Значительным остается число нападений боевиков на автодорогах как с использованием различного рода взрывных устройств, так и путем огневого поражения транспортных средств и военной техники.

Число диверсий на нефтепроводах и других объектах нефтяной отрасли в октябре снизилось. Это, в частности, объясняется тем, что их охрану во многих районах стали осуществлять лица, перешедшие в правительственные силы по охране инфраструктуры из местных «неформальных» милиций.

Повсеместно на территории Ирака продолжаются массовые похищения людей. Также имеют место многочисленные случаи захвата в заложники как по политическим причинам, так и с корыстным интересом.

Одна из наиболее крупных суннитских повстанческих группировок – «Исламская армия Ирака» (ИАИ), в составе которой действуют бывшие баасисты, сотрудники спецслужб и офицеры саддамовской армии, предложила США провести переговоры при условии, что Вашингтон начнет вывод войск из Ирака и признает «иракское сопротивление единственным легитимным представителем иракского народа». ИАИ осуждает многие теракты, осуществляемые сторонниками «Аль-Каиды» и «иранскую оккупацию» страны. Представитель госдепартамента США в ответ на предложение повстанцев сообщил, что американская администрация поддерживает «любое начинание, целью которого является национальное примирение и улучшение положения в Ираке», однако отметил, что решение по этому вопросу должно принимать иракское правительство.

12 октября несколько иракских суннитских повстанческих группировок объявили о своем объединении в т. н. «Союз набальзамированных» (название происходит от обряда мученика джихада, чье тело перед погребением бальзамируют). Целью союза провозглашается установление законов шариата на всей территории Ирака, изгнание из страны иностранных оккупантов и поддержка угнетенных. Ряд экспертов полагает, что новое объединение может стать альтернативой иракскому отделению «Аль-Каиды», которое местное суннитское население все чаще критикует за жестокость. В октябре, в частности, отмечались случаи нападения на членов «Аль-Каиды» со стороны суннитских племен в провинции Анбар. Более того, некоторые представители иракского ответвления этой террористической организации обвинили своего лидера Абу Айюба аль-Масри в «нарушении законов», осудив совершенные по его распоряжению убийства ряда влиятельных иракских религиозных деятелей. Они также призвали У. Бен Ладена назначить нового руководителя иракского филиала, с тем, чтобы последний был из числа местных жителей, а не иностранцем, как аль-Масри.

Сложная обстановка сохраняется на границах Ирака с соседними государствами. В Багдаде выразили обеспокоенность планами Дамаска перебросить часть сил, охраняющих сирийско-иракскую границу, для усиления прикрытия границы САР с Ливаном. Иракское руководство считает, что этот шаг может привести к росту числа проникновений боевиков с сирийской территории в Ирак. В тоже время президент САР Б. Асад считает обвинения в адрес своей страны в попустительстве проникновению экстремистов на иракскую территорию «не соответствующими действительности».

Турецкое правительство не исключает возможности ввода войск в северные районы Ирака с целью ликвидации баз боевиков сепаратистской Рабочей партии Курдистана (РПК). Со своей стороны, президент Ирака Джалляль Талабани (курд) заявил, что если Турция не перестанет вмешиваться в дела его страны, то иракские курды «поддержат оппозиционные движения в других странах». В Анкаре эти слова Талабани назвали «неуместными» и «неумными».

По состоянию на 1 ноября 2006 года в силовых структурах Ирака числилось 312,6 тыс. человек (в вооруженных силах – 131,6 тыс. чел., в полиции и других формированиях МВД – 180,8 тыс. чел.). К концу текущего года численность национальных силовых структур намечалось довести до 325 тыс. человек. Однако, по инициативе премьер-министра Н. аль-Малики, одобренной коалиционным командованием, предполагается увеличить численность иракской армии дополнительно еще на 30,7 тыс. военнослужащих. При этом 12 тыс. человек будут направлены на доукомплектование имеющихся соединений и частей, а 18,7 тыс. человек пойдут на укомплектование новых формирований. Так, предполагается начать формирование еще трех дивизий и батальона спецназа. Первые 10 тыс. новобранцев из этих дополнительных сил начали учебу в октябре и по плану должны быть подготовлены к концу ноября, а остальные 20 тыс. человек намечено подготовить в последующие два месяца. Кроме того, численность полиции и других формирований иракского МВД планируется дополнительно увеличить на 53,2 тыс. человек.

Вместе с тем иракские власти могут столкнуться с серьезными трудностями при комплектовании вооруженных сил и полиции. По данным опросов, подавляющее большинство молодых суннитов, проживающих в Мосуле и Тикрите, заявили, что никогда не пойдут служить в армию и полицию, а шиитская молодежь в своей значительной части выражает лояльность местным вооруженным формированиям, а не правительственным силам.

Глава иракского правительства сообщил, что в ближайшее время будет проведена реструктуризация силовых министерств с целью повышения качества их работы, а также искоренения в министерствах любых проявлений межрелигиозной розни.

В сухопутных войсках (129,7 тыс. чел.) в настоящее время считаются сформированными 6 из 10 дивизий. Соединения и части сухопутных войск испытывают острую нехватку бронетехники всех видов, не располагают артиллерией, противотанковыми средствами, силами ПВО. Мобильность частей и подразделений находится на низком уровне. В войсках не хватает большого числа младших офицеров и сержантов. Характерным явлением во многих воинских частях является постоянное отсутствие на службе большого числа военнослужащих - от 25% и выше, а также значительное количество нарушений воинской дисциплины. Продолжают иметь место многочисленные случаи дезертирства.

Польша безвозмездно передала иракской армии 10 легких бронированных машин «Скорпион-3», которые поступили в роту военной полиции 8-й дивизии.

ВВС насчитывают 800 человек, а ВМС - ВМС – 1100 человек. США намерены поставить иракским ВВС 48 самолетов: 24 легких разведчика и 24 легких транспортных самолета. Это, по оценке американских экспертов, позволит повысить возможности иракской авиации по ведению воздушной разведки и патрулированию, а также улучшит возможности по транспортировке личного состава и военных грузов.

По оценке руководства иракского МВД, главными проблемами ведомства являются коррупция и вражда между различными религиозными группами. Министерство недавно провело расследование в отношении 4000 своих сотрудников, обвиняемых в коррупции и нарушении прав человека. Из них 1200 человек были уволены со службы, в т. ч. ряд высокопоставленных чиновников. Всего с мая 2006 года из МВД по такого рода обвинениям были уволены ок. 3000 человек.

В рамках борьбы с правонарушениями в системе МВД в октябре руководство ведомства отстранило от несения службы полицейскую бригаду в Багдаде (800 чел.), личный состав которой подозревается в сотрудничестве с «эскадронами смерти» в деле похищения людей.

Иракская полиция в настоящее время насчитывает ок. 128 тыс. человек. В октябре 2006 года ее потери составили убитыми 128 и ранеными 185 сотрудников.

Для всех структур иракского МВД характерна высокая текучесть кадров – от 20% и выше сотрудников в год. Личный состав полиции в своей основной массе слабо обучен. Вооружение и оснащение большинства полицейских и других формирований МВД не отвечает сложности решаемых ими задач. Полицейская среда засорена лицами, сочувствующими или прямо сотрудничающими с повстанцами и боевиками, поддерживающими контакты с криминальными группировками.

В Ираке создана новая структура по борьбе с терроризмом, которая пока еще не получила своего официального названия. Ее задачей станет сбор информации о террористах, их местонахождении, перемещениях, источниках финансирования и снабжения.

Сотрудники иракской полиции в октябре начали получать новую униформу, изготовленную в США. Каждому экземпляру формы присвоен отдельный номер, что позволит в случае пропажи установить ее владельца. Наряду с этим идентификационные номера присваивают полицейским патрульным машинам.

Помощь в подготовке иракской полиции оказывает специальная коалиционная Группа обучения для содействия гражданской полиции (ГОСГП), состоящая из представителей Великобритании, Италии, Сальвадора и США. ГОСГП насчитывает 1000 человек и состоит из 39 групп.

В Багдаде начала работу Академия криминальных расследований, созданная при содействии Великобритании.

В декабре 2006 года состоится последний выпуск иракских курсантов, обучающихся в Международном полицейском учебном центре, расположенном в Иордании. С 2004 года (включая последний набор) в нем прошли обучение ок. 4500 сотрудников для МВД Ирака. С декабря с. г. подготовка национальных полицейских кадров будет осуществляться в восьми учебных центрах на иракской территории.

США вынуждены признать, что, несмотря на прилагавшиеся интенсивные усилия, иракские силовые структуры остаются плохо оснащенными. Официальные представители Пентагона считают, что в такой ситуации они не в состоянии успешно противостоять суннитским и шиитским повстанцам и боевикам. Премьер-министр Н. аль-Малики также считает, что повстанцы и боевики вооружены лучше, чем правительственная армия и полиция.

В этой связи заявление командующего ВС США в Ираке генерала Дж. Кейси о том, что иракская армия примет контроль над всей территорией страны в течение ближайших 12-18 месяцев, мягко говоря, не соответствует реальному положению дел. В указанные генералом сроки иракские войска и полиция вряд ли достигнут такой степени готовности, которая позволила бы им взять на себя в полной мере ответственность за обеспечение безопасности в стране.

В октябре продолжалось наращивание группировки вооруженных сил США в Ираке. По состоянию на 1 ноября 2006 года она насчитывала до 150 тыс. человек, т. е. за месяц увеличилась на 10 тыс. военнослужащих. Только за последнюю неделю минувшего месяца в Ирак прибыло ок. 3 тыс. человек.

Дальнейшего крупного увеличения численности американских войск в Ираке пока не предусматривается, но по заявлениям высокопоставленных представителей военного ведомства, в случае резкого обострения ситуации в Ираке, туда (при необходимости) могут быть направлены дополнительные силы.

Для поддержания нынешней численности войск в Ираке Пентагон активно задействует возможности Национальной гвардии и резерва ВС. По всей вероятности, эта линия будет продолжена и в будущем.

Президент США Дж. Буш в октябре неоднократно заявлял, что его администрация не планирует вывода войск из Ирака. По словам Буша, вопрос о том, хотят ли Соединенные Штаты иметь в Ираке постоянные военные базы, является преждевременным и его «предстоит решить исходя, прежде всего, из пожеланий иракских властей».

В тоже время ок. 90% молодых иракцев (15-29 лет) – суннитов и шиитов - считает американских солдат оккупантами. Более того, они убеждены, что в случае немедленного вывода из страны иностранных войск, уровень насилия в Ираке сразу же снизится, а ситуация с обеспечением безопасности улучшится. С другой стороны, до 70% молодых курдов считают американских военных освободителями.

Потери личного состава ВС США в Ираке в октябре 2006 года значительно возросли, составив убитыми 108 и ранеными ок. 800 человек. Это наиболее крупные потери, понесенные американскими военными в 2006 году. Таким образом, общие потери вооруженных сил США со времени начала иракской компании в марте 2003 года по 31 октября 2006 года достигли, по уточненным данным, убитыми 3005 человек и ранеными ок. 21530 человек. Примерно 55% американских солдат и офицеров, получивших ранения в Ираке, после лечения возвращаются в строй, а остальные увольняются со службы по состоянию здоровья.

Рост потерь личного состава иракской группировки ВС США следует объяснить двумя основными причинами: (1) расширением масштабов участия американских войск в операциях против повстанцев и боевиков, (2) активизацией боевых и террористических действий иракских антиправительственных формирований и иностранных боевиков, в т. ч. ростом числа нападений с их стороны на военнослужащих США.

Потери среди военнослужащих других стран-участниц международной коалиции составили в октябре убитыми 4 (Великобритания, Дания, Сальвадор) и ранеными 8 человек (Албания, Великобритания, Сальвадор).

Боевая авиация США совместно с подразделениями ВВС Великобритании и Австралии постоянно оказывали поддержку действиям наземных сил коалиции и иракской армии в различных районах Ирака. Наиболее часто удары с воздуха наносились в районах городов Багдад, Басра, Киркук, Тикрит, Баакуба, Эль-Искандерийя, Самара, Рамади, Баллад, Таль-Афар, Эль-Фаллуджа, Эль-Махмудийя, Эль-Мусайиб, Эль-Юсифийя, Эль-Мансурийя. Авиация также активно вела разведку объектов повстанцев и боевиков в различных районах страны. Наряду с пилотируемыми самолетами американское командование активно задействует в Ираке беспилотные летательные аппараты, особенно WQ-1 «Предатор». Транспортные перевозки в интересах коалиционных сил осуществляли самолеты ВВС Великобритании, Канады, США, Южной Кореи, Японии.

В октябре войска США в ряде случаев наносили ошибочные удары по различным объектам, что привело к жертвам среди мирного иракского населения.

Командование вооруженных сил США, основываясь на опыте иракской кампании, разрабатывает новые способы и методы противодействия повстанцам и боевикам. В частности, больший упор предполагается сделать на работу среди местного населения. Так, намечено широкое содействие со стороны американских военных в деле восстановления иракской инфраструктуры и экономики, улучшении условий жизни иракцев. В целом «армии предстоит, пользуясь новыми инструкциями, изменить внутреннюю культуру для ведения несвойственных для нее действий».

Общая численность войск других стран коалиции в Ираке (24) составляла на 1 ноября 2006 года ок. 20 тыс. человек. Наиболее крупными контингентами располагали Великобритания (7,2 тыс. чел.) и Южная Корея (3,0 тыс. чел.). Кроме того, в Ираке находятся 150 военнослужащих из Фиджи, которые охраняют сотрудников миссии ООН в Багдаде и не входят в состав многонациональных сил. Для обеспечения безопасности сотрудников ООН в других городах Ирака задействованы подразделения из контингентов ВС Грузии, Румынии и Южной Кореи.

Начальник генштаба британских вооруженных сил генерал Р. Дэннат выступил 12 октября с заявлением, в котором сказал, что нахождение войск в Ираке негативно сказывается на национальной безопасности Соединенного королевства, подчеркнув при этом необходимость скорого вывода английского контингента из этой страны.

В ответ премьер министр Великобритании Т. Блэр заявил, что британский контингент будет оставаться в Ираке т. к. его вывод из этой страны стал бы «гибельным развитием событий» в деле обеспечения безопасности в Ираке и борьбы с международным терроризмом. И все же численность контингента ВС Великобритании в Ираке может быть сокращена к февралю 2007 года до 3,5 тыс. человек. Британские военные сообщили своим американским союзникам, что английские войска в Ираке «находятся на пределе своих возможностей» из-за длительного нахождения военнослужащих в этой стране и слабости обоснований целесообразности их дальнейшего нахождения здесь.

Премьер-министр Австралии Дж. Говард заявил, что войска его страны (1,3 тыс. чел.) останутся в Ираке «так долго, как это будет необходимо для построения в стране нового демократического общества».

В настоящее время, по информации СМИ, в Ираке работают не менее 10 тыс. сотрудников частных охранных фирм, которые занимаются обеспечением безопасности людей и перевозки грузов. При этом число погибших частных охранников составило на 31 октября с. г. 827 человек.

Таким образом, положение с обеспечением безопасности в Ираке продолжает осложняться. Меры, принимаемые коалиционным командованием и иракским правительством, не в состоянии заметно улучшить ситуацию в этом вопросе, которая все больше выходит из-под их контроля.

Внутриполитическая ситуация в Ираке в октябре 2006 года оставалась очень сложной. В стране усиливаются сепаратистские тенденции. Иракская политическая действительность со все большей очевидностью демонстрирует невозможность конструктивного диалога по национальному примирению. Созыв конференции с целью поиска общеиракского консенсуса и стабилизации обстановки в Ираке постоянно откладывается (был назначен на 20.10.06, перенесли на 4.11.06 и т. д.) и, как видится, в условиях острых, принципиальных разногласий между основными политическими силами страны, это форум вряд ли будет проведен.

Основными противоречиями при этом остаются вопросы государственного устройства Ирака (унитарное государство или федерация), права регионов и центральной власти, порядок распределения доходов от нефтяной отрасли.

Нынешнее руководство Ирака представлено на высших государственных постах шиитами и, отчасти, курдами. Сунниты же фактически лишены доступа к реальным рычагам власти, что способствует росту их оппозиционности, в т. ч. путем участия в вооруженной борьбе с правительством.

Религиозные лидеры и авторитеты Ирака теряют свое влияние в вопросах политики и в целом на умонастроения людей. Это отчетливо просматривается на примере духовного лидера иракских шиитов Али ас-Систани, который в первое время после свержения саддамовского режима являлся одним из наиболее авторитетных деятелей в стране. Сегодня же его призывы к прекратить межрелигиозную вражду и не допустить скатывании Ирака в полномасштабную гражданскую войну не находят должного отклика ни у политических лидеров, ни в обществе.

Внутриполитическая ситуация в стране осложняется тем, что большая часть печатных СМИ, радиовещания и телевидения контролируются соперничающими политическими группировками.

Утверждение 11 октября иракским парламентом законопроекта о федеративном устройстве страны легализовало процесс создания в Ираке автономных регионов. И хотя официально новый закон начнет действовать в 2008 году, фактически в стране уже давно существует курдский автономный район, а создание других (на юге) практически осуществляется при активном содействии влиятельных политических сил, как общеиракских (шиитский ВСИРИ), так и местных. Не исключено, что в перспективе появление крупных автономных районов может привести к разделу Ирака на несколько самостоятельных государственных образований.

О создании независимого исламского государства в районах с преимущественно суннитским населением сообщил в октябре экстремистский «Консультативный совет моджахедов» ("Маджлис шура аль-муджахидин").

Поддержка федеративного устройства Ирака курдами и шиитами вызвана во многом тем, что они видят в федерализации страны своего рода гарантию невозвращения к рецидивам прошлого, когда эти группы иракского населения подвергались жестоким преследованиям. Так, лидер ВСИРИ Абдель Азиз аль-Хаким считает, что федерализм станет гарантией того, что «несправедливость уйдет в прошлое и не возвратится ни при наших детях, ни при внуках».

Сепаратистские настроения имеют под собой и серьезную экономическую базу: нефтяные месторождения, составляющие основу национального богатства, расположены на юге и севере Ирака, т, е. в районах с преимущественно шиитским населением или на территориях, на которые претендуют курды. В центре же страны каких-либо значительных запасов природных ископаемых пока не обнаружено.

Основными противниками федерализации (раздела) Ирака выступают сунниты, не желающие окончательно потерять свои политические и экономические позиции, а также радикальный шиитский лидер М. ас-Садр, чьи сторонники проживают преимущественно в районах, где нет запасов нефти.

Сегодня иракские политики очень много говорят о необходимости сохранения единства страны, но за этими словами не следуют реальные дела. В результате Ирак в условиях нарастающей нестабильности и слабости центральной власти все больше сворачивает на путь распада. Причем разговоры (и закон) о федерализации по существу являются лишь прикрытием деятельности, направленной на раскол страны. В первую очередь, это относится к Иракскому Курдистану, руководители которого, особенно не форсируя события, считая, что время еще не пришло, поступательно движутся к намеченной цели – созданию независимого курдского государства. Об этом наглядно свидетельствуют их практические действия, особенно в последнее время. Целый ряд шагов по закреплению своей автономности от Центра предпринимаются и в южных провинциях.

В целом, учитывая серьезные разногласия между ведущими политическими силами Ирака по вопросам государственного устройства страны, ее будущего в целом, тенденция к ослаблению центральной власти будет усиливаться, а автономистские и сепаратистские настроения и действия получат дальнейшее развитие. Вместе с тем процесс создания автономных (независимых) регионов также будет очень трудным и сложным. Все это предопределяет длительную внутриполитическую нестабильность в Ираке.

В очень трудном положении находятся иракская экономика и социальная сфера. Страна продолжает испытывать дефицит топлива и электроэнергии. Многие электростанции и линии электропередач, выведенные из строя в результате военных действий до настоящего времени не восстановлены. При этом восстановлению системы электроснабжения Багдада, в частности, препятствуют действия снайперов, которые открывают огонь на поражение по группам рабочих, которые направляются на восстановление линий электропередач.

Негативно на экономическое и социальное положение страны влияет рост насилия, религиозная междоусобица и межэтнические распри. Многие министерства экономического и социального блока не могут эффективно функционировать из-за слабости центральной власти, усиливающегося сепаратизма и местничества. Сказывается и слабость значительной части управленческих кадров. Очень серьезным препятствием на пути восстановления Ирака являются повсеместная коррупция и различного рода бюрократические препоны.

Национальная экономика остро нуждается в крупных инвестициях для восстановления и реконструкции. По оценке правительства, на восстановление иракской инфраструктуры потребуется до 100 млрд долларов, которые в Багдаде рассчитывают получить от стран-доноров в течение ближайших пяти лет. Эти средства предполагается направить преимущественно в нефтяную отрасль, восстановление и модернизация которой позволят Ираку стать платежеспособной страной.

Официальный уровень безработицы в Ираке считается 20-25 процентов от численности трудоспособного населения. Однако, по оценкам независимых экспертов, он, в зависимости от региона, колеблется от 40 до 60 процентов. Причем основная масса безработных приходится на молодежь.

Таким образом, внутриполитическая, экономическая и социальная ситуация в Ираке имеет тенденцию к дальнейшему осложнению, и в очередной раз приходится констатировать, что реальные перспективы ее стабилизации и возможного улучшения пока не просматриваются.

Внешнеполитическая деятельность вокруг Ирака и внешняя политика иракского руководства в октябре 2006 года отличалась высокой активностью.

В прошедшем месяце администрация США уделяла иракским проблемам постоянное повышенное внимание, что вызвано осложнением ситуации в стране. Соединенные Штаты не скрывают крайней озабоченности тем, что положение дел в Ираке не удается стабилизировать. Об этом в октябре неоднократно заявляли президент Дж. Буш и другие высокопоставленные американские государственные деятели. В частности, Буш впервые сравнил войну в Ираке с вьетнамской войной. В США растет критика действий администрации в Ираке, все сильнее звучат голоса, требующие вывода американских войск из этой страны.

Американцы очень обеспокоены тем, что за четыре месяца пребывания у власти правительство аль-Малики так и не смогло решиться на решительные действия по укреплению безопасности в стране. В Вашингтоне, несмотря на публичные заявления о поддержке нынешнего багдадского правительства, все больше выражают недовольство его нерешительностью (а по нашему мнению и явной неспособностью) в вопросах наведения порядка и стабилизации обстановки в Ираке. Вашингтонские политики постоянно призывают иракское руководство создать единый фронт, который был бы в состоянии положить конец разгулу насилия в стране, настаивают на принятии эффективных мер по прекращению религиозной междоусобицы, разоружении милиционных формирований политических партий и группировок. Принято решение о создании двусторонней американо-иракской комиссии по вопросам обеспечения безопасности и улучшению подготовки иракских силовых структур.

В тоже время в американцы вынуждены признавать, что только силовыми путями решить иракские проблемы невозможно. По словам главы Пентагона Д. Рамсфелда, «помимо военного давления необходимы и другие средства, в частности, политические». Дж. Буш заявил о готовности пойти «на изменения тактики для достижения победы в Ираке», но не стратегии. При этом не исключаются и переговоры с иракскими повстанческими группировками, кроме террористов из «Аль-Каиды». США обратились к Иордании, ОАЭ и Саудовской Аравии с просьбой воздействовать на суннитские вооруженные группировки в Ираке, чтобы те прекратили боевые действия и присоединились к политическому процессу. Одновременно усиливаются обвинения в адрес Ирана и Сирии в поддержке иракских антиправительственных и антиамериканских сил. Американцы также настаивают на том, чтобы правительство аль-Малики пошло на ряд важных уступок политического и экономического характера суннитам, что, по мнению Вашингтона, поможет достичь национального примирения. В частности, предлагается принять закон, который бы гарантировал справедливое распределение нефтяных доходов.

В условиях усиливающегося противостояния между различными иракскими политическими силами президент Дж. Буш заявил, что «американцы не намерены занимать чью-либо сторону в междоусобной борьбе или стоять на линии перекрестного огня между соперничающими группировками. Наша линия состоит в том, чтобы помочь иракскому правительству нанести поражение общему врагу, принести мир и стабильность в Ирак и сделать нашу страну более безопасной».

В Вашингтоне продолжают уделять особое внимание поддержанию отношений с руководителями иракских курдов. Свидетельством тому стало посещение в октябре госсекретарем К. Райс столицы курдской автономии Эрбиля и ее переговоры с президентом Иракского Курдистана М. Барзани.

Глава МИД Великобритании М. Беккет впервые признала, что Ирак может разделиться на три независимых государства, призвав при этом иракцев «объединиться вокруг демократически избранного правительства». Беккет также не исключила, что в будущем историки оценят военную операцию в Ираке как «катастрофу во внешней политике» Великобритании.

Франция хотела бы видеть четкие перспективы вывода иностранных войск из Ирака, хотя и не настаивает на их немедленном уходе из этой страны.

Турция высказывается против идеи разделения Ирака по этническому и конфессиональному признаку. В Анкаре считают, что «соседние страны не согласятся с этим. Об этой идее надо забыть. Те, кто ее высказывает, не знает Ирака и региона в целом».

Премьер-министр Турции Р. Т. Эрдоган подчеркнул, что «Ирак не должен превратиться в тыловую базу террористов для проведения ими нападений на соседние и более дальние страны. Это может серьезно дестабилизировать регион». Эрдоган вновь подверг критике США, которые не желают активно действовать по ликвидации баз боевиков сепаратистской Рабочей партии Курдистана, расположенных на севере Ирака.

Сложно развиваются ирано-иракские отношения. США постоянно обвиняют ИРИ в оказании помощи радикальным иракским шиитским силам. Официальный Багдад, как правило, отмалчивается по данному вопросу. Вместе с тем, по информации СМИ, в настоящее время разрабатывается ирано-иракское соглашение о сотрудничестве по вопросам безопасности, которое предполагает координацию действий сторон в борьбе с терроризмом, незаконном пересечении границы между двумя странами и обмен разведывательной информацией. Руководство Ирака также заинтересовано в развитии сотрудничества с Ираном в области электроэнергетики, в частности, в поставках иранской электроэнергии в священные шиитские города Кербела и Эн-Наджаф.

Сирия заявила о готовности сыграть свою «ключевую роль» в стабилизации положения в Ираке.

Саудовская Аравия опасается роста иранского влияния на нынешнее преимущественно шиитское руководство Ирака. В Эр-Рияде особенно чувствительны к тому, что рост нестабильности в соседней стране при одновременном усилении там шиитского фактора может негативным образом сказаться на обстановке в Восточной провинции королевства, где проживает крупная шиитская община.

Кувейт уже получил от Ирака репарационные выплаты на сумму 11,2 млрд долларов за ущерб, нанесенный иракской оккупацией и войной в 1990-1991 годах. В 2004 году кувейтское правительство согласилось с «просьбой» США сократить сумму репараций с требуемых 178 млрд долларов до 16 млрд долларов.

Министр иностранных дел России С. Лавров заявил, что отсутствие прогресса в урегулировании ситуации в Ираке может привести к расколу в стране.

Таким образом, военно-политическая обстановка в Ираке в октябре 2006 года характеризовалась повышенной сложностью и напряженностью. В стране усиливается межконфессиональное противостояние арабов-суннитов и шиитов, усиливаются сепаратистские тенденции. Ситуация в сфере безопасности все больше становится неконтролируемой. В этих условиях действия коалиционных сил и иракского правительства по стабилизации положения дел в Ираке особых успехов не имеют, что не позволяет говорить о возможном улучшении ситуации в стране в ближайшем будущем.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.0384 sec