К годовщине захвата американского посольства в Иране

07 ноября 2006
С.С. Воронов

В субботу, 4 ноября, в Тегеране прошли массовые манифестации, приуроченные к годовщине захвата так называемого «шпионского гнезда» — посольства США в Иране. Уже за несколько дней до этой даты иранские СМИ тиражировали заявления различных высокопоставленных чиновников о предстоящем важном для иранцев историческом празднестве.

Как известно, захват американского диппредставительства в 1979 г. стал поворотным событием в ирано-американских отношениях. Напомним вкратце события тех лет и их подоплеку.

В феврале 1979 г. в Иране пал режим шаха Мохаммада Реза Пехлеви. Имам Хомейни, с триумфом вернувшись из парижской ссылки, начал политику укрепления своей личной власти и проведения соответствующих кадровых построений. Здесь трудно оперировать словом «перестановок», так как задача перед имамом стояла более сложная и запутанная – заменить шахский госаппарат «своими людьми», причем предварительно этих людей рекрутировать из общей, весьма пестрой массы своих «сторонников».

Фактор серьезного массового неприятия американского засилья в шахском Иране, о чем писали в 1978 г. и сами американцы, находящиеся на службе в Тегеране (посольство) и Ширазе (генеральное консульство), стал для Хомейни хорошим рычагом для контроля за ходом развития пока еще шаткого из-за революционных потрясений политического климата в стране.

То, что сам имам планомерно подпитывал антиамериканизм, сомнений не вызывает. Еще 2 декабря 1978 г. он объявил, что, когда его сторонники возьмут власть в Иране, то военные связи с США прекратятся. 17 января 1979 г. имам сообщил, что «те отношения, которые шах поддерживал с Вашингтоном, будут полностью ликвидированы, поскольку они противоречат национальным интересам Ирана», а днем позже он добавил, что великие державы, в частности США, «должны категорически устраниться от вмешательства во внутренние дела Ирана».

Твердость и обоснованность стратегической линии Хомейни на поддержание напряженных, переросших позже в кризисные, отношений с Вашингтоном выявляется еще очевиднее, если оценивать поведение администрации после возращения Хомейни в Иран из ссылки (январь 1979 г.).

Тогда американцы, поняв всю безвыходность ситуации, осознав крах шахского режима, стали проявлять интерес к установлению хороших отношений с новым иранским руководством. 16 февраля 1979 г. министр юстиции США Р. Кларк, памятуя о своей встрече с Хомейни в Париже 22 января 1979 г., заявил, что Вашингтон будет поддерживать дипломатические отношения с новым иранским правительством. И это при том что американцы прилагали существенные и весьма прозрачные усилия для того, чтобы М.Р. Пехлеви подавил революцию Хомейни.

«Новая» политика Д. Картера в отношении Ирана ориентировалась в первую очередь на его крайне важную геополитическую роль и на тесные, выгодные торгово-экономические связи, налаженные еще шахом. Однако в США очень сильно просчитались, не сделав необходимого акцента на наличие прочного ключевого идеологического фундамента иранского антиамериканизма, так как считали набиравшие обороты заявления Хомейни чистой риторикой, которая в случае необходимости будет «отключена» и забудется.

Вопреки ожиданиям, этого не произошло, и даже наоборот, — ситуация стабильно усугублялась. США, как писал профессор Пенсильванского университета А.З. Рубинштейн, из некогда «гаранта независимости Ирана против алчного экспансионистского влияния СССР превратились в сатанинскую угрозу революции, которую совершил Хомейни».

10 марта 1979 г., как и обещал имам, правительство Ирана аннулировало ряд контрактов на покупку оружия у США, 18 апреля – соглашение 1955 г., предоставлявшее в Иране ряд привилегий американским предпринимателям, а также соглашение о военно-техническом сотрудничестве с США от 1959 г. Договор 1955 г. о дружбе с США был также упразднен, о чем официально заявил 18 апреля заместитель премьер-министра Ирана А. Энтезам, а 15 сентября иранское радио передало сообщение об отмене закона 1947 г., разрешавшего присутствие в Иране военной миссии США.

Вместе с тем в умеренных политических кругах исламского Ирана вызревало понимание того, что полностью разорвать контакты с США, особенно с учетом коммунистической угрозы с Севера, не имеет смысла. Такие мысли неизменно вызывали резко негативную реакцию имама Хомейни. Помимо личной неприязни лидера революции к США, которые, по его мнению, были виноваты во всех грехах и неудачах Ирана, это объяснялось и необходимостью, как указывалось выше, укреплять свою реальную власть, выстраивать лояльный, подконтрольный госаппарат.

3 ноября 1979 г. иранский МИД опротестовал решение США разрешить шаху въезд в Америку. Этому предшествовали массовая пропагандистская кампания, начатая им 24 октября 1979 г. призывом ко всем мусульманам в Нью-Йорке провести демонстрацию против предоставления М.Р. Пехлеви убежища в США.

1 ноября 1979 г., как пишет видный иранист С.Л. Агаев, канцелярия имама в священном г. Куме призвала иранских студентов всемерно расширять борьбу против США и Израиля с целью заставить администрацию Д. Картера вернуть шаха в Иран. В тот же день прошли особо масштабные шествия, приуроченные к одному из религиозных праздников, но носящие ярко выраженный антиамериканский характер. По оценкам очевидцев, миллионы людей как в Тегеране, так и в Тебризе, Зенджане, Захедане, Мешхеде и других городах, повинуясь призыву Хомейни, скандировали резкие антиамериканские лозунги.

Уже 4 ноября 1979 г. примерно 400 человек, называвших себя членами Организации мусульманских студентов – последователей курса имама Хомейни напали на посольство США в Тегеране. Дипмиссия была захвачена за 2-3 часа. Демонстранты скандировали лозунги: «Смерть Картеру и его гостю – свергнутому шаху», «Долой американский империализм!», «Посольство США, гнездо ЦРУ, должно быть закрыто!»

В то же время параллельно Хомейни в вполне конкретном виде осуществил задуманное: 6 ноября 1979 г. имам, обвинив начавшего выходить из-под его контроля премьер-министра страны М. Базаргана в проведении проамериканской политики, принял его отставку и продолжил укрепление своих позиций в госаппарате.

Заложники были освобождены только в январе 1981 г. Этому событию предшествовал целый ряд изменений в раскладе на политической арене ИРИ, которые имели прямое отношение к теме заложников. Например, тема заложников была активно использована в ходе предвыборной кампании президента Ирана А. Банисадра, а затем позволила Партии исламской республики (радикалы – последователи Хомейни) получить в парламенте Ирана большинство, утвердив тем самым авторитет Хомейни в законодательном органе власти.

Сам процесс освобождения был, разумеется, обставлен с помпой и преподносился в местных СМИ как «новая победа ислама» и «полная капитуляция американской сверхдержавы», хотя реальность была такова, что достигнутые в Алжире ирано-американские соглашения об условиях освобождения заложников не были столь радужны.

Можно провести много параллелей между нынешней ситуаций вокруг Ирана и той, 27-летней давности. Конечно, речи и быть не может о соразмерности степени накала событий, масштаба антиамериканских выступлений сейчас и тогда. Однако по-прежнему американский фактор, теперь уже в контексте ядерного противостояния, играет ведущую роль в жизни Ирана (как внутри-, так и внешнеполитической).

Прошедшие 4 ноября с.г. манифестации получили широкое освещение в иранских СМИ. Пресса, сетевые информационные порталы буквально забиты снимками, на которых изображены молодые, эмоционально жестикулирующие иранцы. В руках, как и положено, — транспаранты с изображенными на них лозунгами времен Хомейни: «Смерть Америке и Израилю!», «США – большой шайтан!» Приводятся выдержки из интервью с участниками демонстраций (студентами, естественно, дабы не нарушать традиции и продемонстрировать преемственность), имеющие аналогичные тональность и содержание: «Мы пришли сюда для того, чтобы хорошенько двинуть по физиономии США и сказать США и Великобритании, что перед могуществом Ирана они – ничто». Более конкретно и современно: «…иранцы находятся в постоянной готовности защитить свою страну».

Иранская пресса с воодушевлением пишет о том, что тысячи соотечественников вышли на улицы и повторяют известный тезис Хомейни: «Мы считаем, что Иран пострадал от США». Если раньше это преподносилось под соусом провальной вредоносной шахской политики, ущемляющей «национальные интересы Ирана», то сейчас все вертится вокруг намерений США «лишить Иран права на освоение мирных ядерных технологий».

Принятая в ходе манифестаций 4 ноября с.г. резолюция (аналогичная той, что была издана 1 ноября 1979 г. после кумского призыва Хомейни «всемерно расширить…») выражает основные установки иранского руководства по кризису вокруг его ядерного досье: «Получение доступа к новым ядерным технологиям – предмет гордости каждого иранца в любой точке земного шара… Поддерживая переговорный процесс (по иранской ядерной программе. – С.В.) и уже предпринятые на этом направлении шаги, не отступимся от своих неоспоримых прав на ядерные технологии». Остальная часть «резолюции» — в том же духе.

Как видно, Иран нацелен на борьбу в обозримой перспективе, по крайней мере на полях прессы и в информационном пространстве, за свои «национальные интересы», и отступать не намерен. Что, впрочем, соотносится, как писалось ранее, с выдвинутой недавно верховным лидером ИРИ А. Хаменеи генеральной линией.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.0418 sec