Из России с евреями ("Натив")

06 ноября 2006
Йоси Мельман и Амирам Барак

Цви Маген сделал то, что посмели бы сделать не многие израильтяне: он отверг соблазнительное предложение о высокооплачиваемой работе от Аркадия Гайдамака, израильско-российского олигарха, которого прокуратура думает отправить под суд за отмывание денег и которого во Франции разыскивают по подозрениям в незаконной торговле оружием с Анголой.

Гайдамак хотел, чтобы Маген возглавил Конгресс еврейских религиозных общин и организаций России (КЕРООР). Это организация, которая появилась на свет около 18 месяцев назад под эгидой Гайдамака – ее спонсора и президента.

Маген получил это щедрое предложение несколько месяцев назад, когда еще был главой "Натива", однако предпочел войти в Междисциплинарный центр в Герцлии в качестве главы нового института "Европа-Азия", который будет проводить исследования "от Балкан до Монголии".

Маген, подполковник запаса Армии обороны Израиля и бывший посол на Украине и в России, возглавлял "Натив" почти 7 лет. Он завершил свой срок в начале прошлого месяца, однако его преемник был назван лишь недавно.

На прошлой неделе на пост главы "Натива" была избрана Наоми Бен-Ами, израильский посол на Украине. Впервые в истории израильского разведывательного сообщества на руководящий пост одного из его агентств была назначена женщина – хотя, по сути, "Натив" больше разведкой не занимается.

Задержка в назначении преемника свидетельствует о том, что правительство не слишком-то заботится о "Нативе" – организации, которую еще 15 лет назад советская империя считала одним из своих заклятых врагов. На деле, если не считать вице-премьера Авигдора Либермана, который пристально следит за организацией и активно ею интересуется (кое-кто утверждает, что и вмешивается в ее работу), и нескольких депутатов и общественных активистов российского происхождения, сомнительно, что кто-то в израильском истеблишменте или в обществе беспокоится о том, что происходит в "Нативе".

На прошлой неделе Ольмерт решил, что в рамках своих министерских обязанностей Либерман будет нести ответственность за "Натив", тем самым утвердив его закулисную деятельность. В ответ Либерман заявил, что он не причастен к новому назначению и что он доверяет мнению выборной комиссии.

Некоторые люди считают, что у "Натива" больше не осталось причин, чтобы продолжать существовать, и организацию следует распустить. Один из них – Яаков Кедми, предшественник Магена на посту главы организации. В 1999 году, примерно через 18 месяцев после того, как Маген получил должность посла в России, он принял предложение премьер-министра Биньямина Нетаньяху о том, чтобы прийти на смену Кедми. Кедми не поладил с Нетаньяху и обменивался с ним словесными ударами на публике, а затем ушел, чтобы помочь в выборах премьер-министра своему товарищу Эхуду Бараку (в войне Йом-Киппур Кедми и Барак сражались в одном танке).

Кедми и Маген – полные противоположности. Кедми – дерзкий, Маген – осторожный. Кедми пытался делать аналитические и разведывательные оценки для разведывательного агентства "Моссад" и втянул "Натив" в опасную серую зону полушпионской деятельности в России. Он водил компанию с главой КГБ и главами наследниц КГБ – СВР и ФСБ.

Маген держался вдали от них и теперь не хочет критиковать своего предшественника, однако считает, что роль, на которую претендовал Кедми, была слишком большой.

Кедми рассказал нам, что, с его точки зрения, причин для существования "Натива" не осталось – по крайней мере, не в нынешнем формате. "Эта организация завершила свою миссию в тот момент, когда разрешилась ситуация в бывшем Советском Союзе – ситуация, которая оправдывала его существование. С середины 1990-х и тем более с 2000 года прежнего масштаба иммиграции в Израиль больше нет и нет опасений в отношении правительства, что снова будет закрыт занавес. Сегодня ситуация для евреев России – одна из лучших за последнюю тысячу лет, они – такая же община, как все другие общины. И если нет специального государственного органа, который решает вопросы евреев Франции, то почему в особом отношении нуждаются евреи Украины, России и Азербайджана?"

В то же время, говорит Кедми, нужна такая государственная организация, как "Натив", которая должна прийти на смену еврейскому агентству, в частности, для построения отношений с евреями во всем мире. "Еврейское агентство – неуклюжая и коррумпированная организация, чиновники которой сами выбирают собственную политику, – полагает он. – Большинство ее полномочий должно быть передано Государству Израиль, потому что во всех нормальных государствах отношения с диаспорой должны согласовываться с государственной политикой и интересами государства".

Маген согласен с тем, что "Натив" должен быть связующим звеном Израиля с диаспорами, и не только с диаспорой в России и бывших советских республиках. Однако свои взгляды Маген излагает не так резко, как Кедми.

"Я не хочу спорить с Кедми в газете, – отмечает он в прощальном интервью. – Однако, по моему мнению, "Натив" не умер. Это слишком тенденциозное представление событий. "Натив" – это не лишняя организация. На мой взгляд, это существенный и важный орган". Либерман же добавил, что "Натив" нуждается не в закрытии, а в расширении и углублении своей деятельности.

И друг его Путин

Цви Маген
родился в СССР в 1945 году у родителей польского происхождения. Он иммигрировал в Израиль в 1960 году и жил в кибуце Ганн-Шмуэль. Отслужив в армии, он присоединился к группе поселенцев в кибуце Эйаль. В 1970 он вернулся в ЦАХАЛ, в разведывательный корпус. Из ЦАХАЛа ушел в 1978 году в ранге подполковника.

Знание русского языка и опыт офицера разведки привлекли к нему внимание Давида Бар-Това, тогдашнего главы "Натива". Маген поступил в эту организацию, поработав в исследовательско-разведывательном отделе, затем в отделе кадров, и в итоге достиг поста заместителя главы "Натива".

Он вошел во вторую делегацию "Натива", которую направили в Советский Союз в 1988 году. До открытия израильского посольства сотрудники "Натива" и министерства иностранных дел работали на базе посольства Нидерландов, которое тогда представляло интересы Израиля. В 1993 году Маген был назначен послом на Украину, а в 1998 – в Москву. Этот пост он занимал около полутора лет, пока премьер-министр не попросил его вернуться в "Натив", на этот раз в качестве его главы.

Мировоззрение Магена в некоторой степени основано на вере в теории заговоров. Например, он считает, что исламское возрождение на Западе и в России является результатом подстрекательства, которым кто-то руководит. Он также подозревает, что есть те, кто раздувает сообщения, которые публиковались несколько лет назад – их подхватила и израильская пресса: в итоге десятки тысяч репатриантов из бывшего Советского Союза покидают Израиль и возвращаются в родные места, отчаявшись интегрироваться в израильское общество.

Маген полагает, что "Натив" сыграл важную роль в падении СССР благодаря своему влиянию на советских евреев. Специализация "Натива" на "установлении влияния" – кодовое слово для обозначения "ниспровержения", делала эту организацию опасной для Советского Союза, считает он, – опаснее, чем классические агентства по сбору информации. Он думает, что "когда кто-то агитирует большую группу населения в отдельной стране, для национальной безопасности страны он намного опаснее, чем тот, кто прибывает для сбора информации".

В целом, он активно верит в теории заговоров и убежден, что многие события в мире стали результатом спланированных заговоров. С его точки зрения, каждая этническая группа – это потенциальная пятая колонна, инструмент в руках организованных и обученных органов. Без ссылки на терроризм и насилие, ведущие мировые эксперты в этом отношении, утверждает Магент, создали мусульманские организации, такие как "Аль-Каида", исламские культурные и религиозные организации и, конечно, мусульманские государства, которые систематически предпринимают усилия для того, чтобы взбаламутить иммигрантские общины в других местах. Бунты в предместьях Парижа в прошлом году – это лишь небольшой пример того, на что они способны.

Ему хотелось бы, чтобы Израиль последовал примеру мусульман и попытался создать мировой "Натив". В этом вопросе он согласен с Кедми. Маген полагает, что "Натив" способен повторить собственный успех в содействии выезду евреев из бывшего Советского Союза в Израиль – во всех частях света, даже в США. Еврейское агентство, уверен он, не способно вызвать массовую иммиграцию – к этому могут привести только подрывные методы "Натива".

В 2000 году Маген предпринял смелую, но окончившуюся провалом попытку реализовать эту политику на практике. Он предложил расширить деятельность "Натива" на Аргентину и говорит, что убедил премьер-министра Шарона. Председатель Еврейского агентства в то время, Саллай Меридор заявил, что обнаружил этот план случайно, получив информацию от своих сотрудников о появлении представителей "Натива" в Аргентине.

Меридор предъявил ультиматум Шарону, пригрозив, что выведет Еврейское агентство изо всех стран, в которых действует "Натив". Шарон, опасаясь раскола с "шишками" Еврейского агентства за границей, отказался от прежней идеи – по словам Магена, "поджал хвост". С тех пор отношения между "Нативом" и Еврейским агентством только ухудшились, приняв форму взаимных бойкотов и непрекращающейся взаимной клеветы.

Отношения "Натива" с министерством иностранных дел также стали напряженными, в частности, во время пребывания у власти Кедми.

Личность Магена формировалась в военной разведке. По его собственным словам, он, прежде всего, офицер разведки, и комфортнее всего ему с другими офицерами разведки. В качестве посла в Москве мероприятиям в еврейской общине или коктейльным вечеринкам его коллег-дипломатов он предпочитал компанию иностранных военных атташе. Из своих бывших коллег по разведке Маген особенно любит говорить об одном из них – Владимире Путине.

Отношение Магена к Путину граничит с восхищением. "В КГБ Путин был директором культурного центра в Дрездене, в Восточной Германии. По сути, он был "Нативом". Он очень профессионален, и я могу сказать о нем только хорошее. Мы встречались несколько раз, когда я был послом, а он работал в президентском аппарате, а потом возглавлял ФСБ. На всех встречах со мной он демонстрировал необыкновенно дружеское отношение к Израилю.

У меня складывалось впечатление, что он высоко ценит Израиль и вашего покорного слугу. В 1999 году, когда я завершал свой срок в должности посла, он пришел на мой прощальный прием, который происходил за день до того, как его назначили премьер-министром. Для такого человека, как он, прийти на прощальный прием посла было очень необычно".

Отношения между Путиным и Израилем сейчас подвергаются испытанию. Около месяца назад Израиль направил в Москву делегацию во главе с директором отдела министерства иностранных дел по делам Азии и Европы Марком Софером. Делегация показала россиянам доказательства того, что российское оружие попадает в руки "Хизбаллах" – фотографии 39 противотанковых боеприпасов и боекомплектов, захваченных израильскими солдатами, документы о транспортировке и др. Поставки оружия не прекратятся, однако россияне обещают, что будут делать больше для обеспечения того, чтобы оружие попадало лишь к тому целевому покупателю.

По словам Магена, израильские открытия "несколько смутили россиян". Однако он полагает, что возможности Израиля повлиять на политику военных поставок России на Ближний Восток очень ограниченны.

В отношении ядерных планов Ирана Маген проявляет осторожный оптимизм. "Нет сомнений, что, если Иран получит ядерное оружие, это будет частично благодаря России, – подчеркивает он. – Может, Россия и не намеревалась допустить, чтобы Иран приобрел возможности для разработок ядерного оружия, однако она играет роль в формировании иранских ядерных возможностей и потенциала. В то же время, после второй ливанской войны у российского руководства начинается переоценка истинных намерений Ирана".

С точки зрения Магена, россияне начинают понимать, что иранская политика – это прямая угроза для России. "Угроза исходит не от неконвенционального оружия, она включает иранские стратегические национальные интересы, которые часто продвигаются за счет России. Я говорю о попытках расширить исламскую империю к северу под ядерным зонтом. Россия сталкивается с дилеммой в отношении арабского мира.

Россияне видят, что рядом с ними создается крупная исламская сеть, и развивается она не только в соседних государствах, но и в самой России. Сегодня в России есть области, густо населенные мусульманами, такие как области Урала и Волги, и на территории России действуют все крупные исламские элементы.

Подпольные Свитки Торы

На своем пике "Натив" входил в израильское разведывательное сообщество наряду с "Моссадом", военной разведкой и "Шин Бет". До начала 1990-х военная цензура запрещала публиковать имя главы организации. К снятию запрета привело лишь то, что в телеинтервью министр финансов Ицхак Модай случайно проговорился.

Сегодня "Натив" – небольшое подразделение, приписанное к канцелярии премьер-министра. В славные дни в нем работали сотни человек – организация тратила сотни миллионов шекелей. Сейчас в ней работает около 60 человек, и она имеет бюджет примерно в 50 млн шекелей, частично поступающих из конкурирующего Еврейского агентства. В прошлом в "Нативе" работали десятки офицеров разведки и научных сотрудников и дипломатов на четырех континентах, а сегодня он имеет лишь небольшое присутствие в России и некоторых других бывших советских республиках.

"Натив" был создан в 1951-1953 годах, придя на смену "Моссад Лалия Бет" – тайной подпольной организации, которая действовала до создания Израиля, организуя незаконную иммиграцию евреев в Палестину, а после 1948 года переключилась на вопросы иммиграции из стран Восточной Европы и Ближнего Востока. Официально "Натив" был создан для содействия иммиграции евреев из стран, где их притесняли. Однако его полномочия скоро были урезаны.

Связи с евреями в арабских странах и решение задачи привлечения их в Израиль доверили отделу "Моссада" под названием "Бицур", позднее ставшему небольшим подразделением. На "Натив" возложили функцию установления контактов с еврейскими общинами в Советском Союзе и странах Восточной Европы – их вовлечения в еврейскую культурную деятельность с тем, чтобы позднее привлечь их к сионизму и поощрить к переезду в Израиль.

Это делалось преимущественно путем тайной деятельности. Эмиссары "Натива" работали под прикрытием дипломатов из израильских посольств. В то же время в страны Восточного блока засылали моряков, туристов и молодежь. Их снабжали свитками Торы, молитвенниками, словарями и книгами на иврите и просили провезти их в нужные страны.

Параллельно с этим сотрудники "Натива" объединяли еврейские организации, лидеров профсоюзов, интеллигенцию и политиков в пропагандистсткую кампанию против Советсого Союза под лозунгом Let my people go. В нескольких случаях сотрудники "Натива" подкупали чиновников и лидеров в восточноевропейских странах с тем, чтобы они разрешили отъезд евреев. Несколько лет ведущими мздоимцами была семья румынского диктатора Николае Чаушеску.

КГБ и секретные службы в коммунистических странах смотрели на сотрудников "Натива" как на шпионов во всех отношениях. Они считали, что "Натив" – это подрывная организация, которая пытается дестабилизировать советский режим – и они были правы. В большинстве стран советского блока сионистская деятельность была запрещена и рассматривалась как нарушение закона.

Некоторые представители "Натива" были объявлены "персона нон грата" и высланы из СССР и других восточных стран. КГБ и советское руководство боялись, что, если евреям разрешат уехать, за ними могут последовать другие этнические, религиозные и национальные меньшинства, и СССР, многонациональная империя, развалится из-за "национальной проблемы". Что, собственно, и произошло.

Культурный центр для содействия интересам

Сейчас "Натив" выдает визы людям, которые иммигрируют в Израиль по Закону о возвращении, а также управляет несколькими культурными центрами в России.

- Нельзя ли эти обязанности передать министерству иностранных дел, Еврейскому агентству, министерству абсорбции?

- В израильскую административную систему можно внести много изменений. Я не разглашу никакой тайны, если скажу, что внешнюю политику не всегда проводит лишь министерство иностранных дел. Мы можем довести этот вопрос до абсурдных глубин и заявить, что даже израильскую полицию можно распустить, а их полномочия передать "Гадна" (молодежным батальонам). Однако никто с такими рекомендациями не выступает, то же верно и в отношении "Натива". Это организация, которая обладает знаниями, возможностями и опытом в связях с диаспорой. В стране, которая была создана из общин диаспоры и поддерживает с ними важное взаимодействие, должен существовать один государственный орган, занимающийся связями с общинами диаспоры.

- Однако "Натив" не несет ответственности за всю диаспору. Шарон под давлением Еврейского агентства не позволил вам начать действовать с тем, чтобы привлекать в Израиль евреев Аргентины и Франции, или действовать среди евреев бывшего Советского Союза, которые иммигрировали в Германию и США.

- Я говорю о принципе, о концепции. Страна, которая считает важным поддерживать связи с диаспорой, должна сохранять свои возможности. Эта организация нужна больше всего. И факт в том, что ни один из комитетов, которые изучали функционирование "Натива", не порекомендовали его закрыть.

- Однако комитет во главе с бывшим начальником "Моссада" Ицхаком Хофи, который был сформирован премьер-министром Рабином в 1990-х, пришел к выводу, что "Натив" следует сохранить лишь как незначительную организацию – "на черный день". Не равносильно ли это утверждению о том, что "Натив" не нужен?

- Я предпочитаю избегать этого выражения. Я полагаю, организация жизненно необходима для страны, интересы которой заключаются в сохранении связей с диаспорой".

- Считаете ли вы, что в России или других бывших советских республиках может возникнуть ситуация, при которой евреям запретят уезжать из страны и иммигрировать в Израиль?

- Я не думаю, что такое произойдет, хотя это не исключено. Может смениться режим. Однако вероятнее ситуация, при которой могут возникнуть преследования и нападения на евреев. В мире наблюдается рост антисемитизма, как мы видим это на примере Франции.

- Однако мы по-прежнему не понимаем, зачем нужен "Натив".

- Затем, что в Израиле в принципе есть один-единственный орган по делам диаспоры, и это "Натив". У государства должны быть возможности в этой сфере. Во многих странах есть органы, которые поддерживают связи со своими диаспорами. В израильском случае связи с диаспорой нужны для достижения главной цели, иммиграции. Вот почему "Натив" был сосредоточен и нацелен на иммиграцию. И с этой точки зрения "Натив" доказал свою эффективность. Он породил волны иммиграции 1940-х, 1950-х и 1980-х годов и привез в страну путем иммиграции миллионы человек.

- "Натив", по определению, очень проблематичная организация, потому что вмешивается во внутренние дела других стран и просит их граждан переехать в другую страну. Не действует ли "Натив" на минном поле?

- Да. Есть ряд методов работы в рамках того, что называется приемлемой практикой. Именно так и действует большинство стран".

- Идет ли подобная деятельность и в Израиле?

- Не секрет, что сейчас с целью продвижения таких интересов в Израиле работает Россия. (Маген имеет в виду тот факт, что в последние годы Россия создала ряд организаций, нацеленных на укрепление связей между родиной и общинами диаспоры. В ближайшем будущем, как объявили на своей встрече в Москве в прошлом месяце Путин и премьер-министр Эхуд Ольмерт, в Тель-Авиве будет открыт российский культурный центр.

Он будет действовать в том же формате, что и Институт Гете, Британский совет, Американский культурный центр, испанский Институт Сервантеса. Однако, на взгляд Магена, это не только невинные центры, содействующие изучению культуры родной страны, но и организации-прикрытия, которые работают в русле более широких национальных интересов).

- Не просочились ли в Израиль через фильтры "Натива" российские шпионы?

- "Натив" не нес ответственности за предотвращение шпионажа или фильтрацию в сфере безопасности. То, что тогда и до сих пор в страну проникают всевозможные Клингберги (речь идет о Маркусе Клинберге, осужденном советском шпионе), это определенно. Я надеюсь, они не смогли пробраться далеко.

- "Натив" также действовал тайно?

- Да. До 1980-х Израиль действовал тайно в этой сфере, но с определенного момента перешел на открытую арену. Это, по моему мнению, было ошибкой. Было бы лучше не действовать публично или открыто, потому что такие методы создают проблему и сложности для обеих сторон – в том числе, и для принимающей стороны.

- Как проходила тайная работа?

- Я не знаю.

- Вы не знаете? Вы были заместителем главы "Натива" с 1987 года на советской территории под дипломатическим прикрытием – по крайней мере на протяжении двух лет вы были свидетелем и партнером по секретной деятельности.

- На протяжении всех лет существования "Натива" проводились операции всех типов, которые назывались "полетными операциями", путем спецопераций и, в частности, путем политических операций.

- Вы имеете в виду политические договоренности, которые сделали возможной еврейскую эмиграцию?

- Да. Я не говорю о разведывательных операциях. "Натив" не был органом, который собирал информацию. У него не было агентов. Он не был органом, который вел деятельность по сбору разведданных на территории иностранного государства, в чем его часто обвиняют. Он работал с вопросами, которые беспокоили диаспоры, поддерживал с ними связи и решал вопросы иммиграции, и в большинстве случаев все это было успешно. Я сам приехал в Израиль благодаря этому органу.

Олигархи, капитал и правительство

Наш разговор происходил в новом офисе Магена на третьем этаже факультета права в Междисциплинарном центре. Мы отметили, что он отклонил предложение Гайдамака работать на него, однако "Натив" в большей степени, чем какие-либо другие организации в Израиле, ассоциируется с чрезмерно тесными связями с олигархами, часть которых разыскивается международными полицейскими силами по подозрениям в преступлениях и незаконных действиях.

"Я знаю Гайдамака, и он действительно предлагал мне с ним работать. Он – президент КЕРООР и, будучи главой "Натива", я должен был поддерживать с ним профессиональные связи. Это были формальные связи, как с президентом любой организации. "Натив" как организация был должен поддерживать связи со всеми ними. Тем более, что это люди, которые основали крупные и важные организации".

- Вы имеете в виду Владимира Гусинского, Леонида Невзлина, Льва Леваева и Вячеслава Кантора?

- Да, и их тоже. На еврейско-российской арене есть много игроков: еврейские организации мира, правительства, и, конечно, там должен быть сам Израиль, в противном случае мы выйдем из игры. Мы не должны забывать, что "Натив" – это организация, которая не выдает людям гражданства. Правительство дало ей поручение определять, кто может иммигрировать в Израиль на основе Закона о возвращении, и выдавать им иммиграционную визу.

- Однако в тот момент, когда выдается виза, человек автоматически становится гражданином Израиля. Не стал ли Израиль раем для олигархов и местом, где они могут отмывать свои деньги?

- Таких дел было не много, не надо сходить с ума. Если человек хочет быть гражданином, это одно, и государство не может ему помешать. Если люди хотят незаконно ввезти деньги в страну через банки, это определенно можно назвать отмыванием. Однако нужно понимать: более половины репатриантов из бывшего Советского Союза в конце 1980-х иммигрировали в Израиль с иммиграционными визами, а затем уехали на Запад.

Так что говорить, что это тенденция, которая характеризует богатых, было бы неправильно. Израиль не мог проводить дискриминацию в отношении определенной группы людей только потому, что у них были состояния, и мешать им в получении иммиграционных виз.

- На ваш взгляд, есть ли способ изолировать криминальный феномен от необходимости культивировать и сохранять связи с еврейскими общинами?

- Я понимаю, что есть запросы на экстрадицию, однако этим вопросом, насколько я знаю, занимаются правоохранительные органы: полиция и прокуратура. Израильская полиция делает священную работу. Центральная проблема сейчас – это состояния олигархов. Это те в израильском истеблишменте, на кого они могут негативно повлиять. Это связь между капиталом и правительством. Проблема не в капитале, а в правительстве.

Ha'aretz

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03892 sec