Тактика и методы давления на Тегеран

04 ноября 2006
С.С. Воронов

1 октября 2006 г. Дж.Буш подписал закон, продлевающий до 2011 г. действие закона о санкциях в отношении Ирана и Ливии от 1996г. Теперь Вашингтон не должен заключать соглашений о сотрудничестве в ядерной энергетике с правительством любого государства, которое оказывает поддержку атомной программе Ирана. Чисто формально президент США может вносить в этот закон исключения, однако сейчас, на деле, под вопрос поставлено планировавшееся российско-американское соглашение по сотрудничеству в мирном использовании атомной энергии («Соглашение 123»), что не может не оказать на ход переговорного процесса по иранскому ядерному досье.

За последние 30 дней давление на Иран со стороны его непримиримого противника – США, возросло и приняло систематический характер. Упомянутый выше закон – лишь явное и наиболее откровенное проявление твердой уверенности Вашингтона в действенности нажимной политики по отношению к Ирану и его ядерной программе.

Приведем, однако, примеры и прочих мер и шагов, предпринимаемых, как того требует логика, США. Это, как представляется, позволит взглянуть на ситуацию в динамике и понять всю серьезность намерений Администрации и Госдепа.

13 октября 2006 г. в Осло была созвана пресс-конференция, на которой выступил руководитель государственного нефтегазового концерна «Статойл» Х.Лунд и сделал сенсационное признание в том, что «Статойл» в 2002-2003 гг. выплачивало Мехди Рафсанджани – сыну бывшего в 1989-1997 гг. президентом Ирана А.Рафсанджани взятки в размере более 15 млн. долл. США за содействие в получении контрактов на освоение крайне важного для иранской экономики газового месторождения Южный Парс.

Как комментировало норвежское телевидение, помимо признания, «Статойл» обязуется выплатить штраф в размере 21 млн. долл. США и нанять на три года «внешнего консультанта», скорее всего американского адвоката, который будет докладывать американским властям о том, как «Статойл» исправляет свое поведение.

14 октября 2006 г. СБ ООН единогласно принял российский проект резолюции о ситуации в зоне грузино-абхазского конфликта. В итоге - продлен на шесть месяцев срок пребывания в Грузии миссии ООН, а кроме того к Тбилиси адресован призыв «воздерживаться от провокационных заявлений и действий». Территориальная целостность Грузии резолюцией подтверждается, но Совбез призывает Тбилиси учитывать и обеспокоенность Абхазии за свою безопасность.

Проект резолюции по Грузии Москва внесла еще 2 октября, но тогда он вызвал резкую критику Вашингтона. После визита в Москву госсекретаря США К.Райс резолюция 1716 по Грузии в российском варианте (о продлении мандата Миссии ООН по наблюдению в Грузии в зоне грузино-абхазского конфликта до 15 апреля 2007 г.) была принята, а следом, 15 октября, – 14 октября Совет Безопасности ООН единогласно принял резолюцию 1718 в связи с объявленным в КНДР 9 октября ядерным испытанием.

При этом в северо-корейской резолюции нет упоминаний об экономических или военных мерах против КНДР, и если анализировать текст документа, то в корейском вопросе Россия не пошла на какие-либо существенные уступки.

Таким образом, иранская составляющая в цене, которую Москве еще предстоит «заплатить» за резолюцию по Грузии (она, надо отметить, была жизненно необходима российскому руководству в условиях жестких антигрузинских мер, начавших было вызывать в обществе негативную реакцию), будет, вероятнее всего основополагающей.

В июле 1994 г. в еврейском центре AMIA в Буэнос-Айресе был совершен террористический акт, в котором погибли 85 человек и более 200 было ранено. По версии следствия, эта акция была осуществлена боевиками ливанского движения «Хизбалла». Тогда, в 1994 г., обвинения были адресованы иранскому руководству, которое, якобы, и было «заказчиком». В Тегеране неизменно отвергали даже возможность своей причастности к этому событию.

На сегодняшний день общественность уже подзабыла об этой, безусловно, варварской акции террористов, ставшей самым крупным терактом за историю Аргентины. Однако 26 октября 2006 г. аргентинский прокурор Альберто Нисман, возглавляющий расследование по этому делу, организовал специальную пресс-конференцию и, вспомнив события более чем 10-летней давности, возобновил в адрес Ирана обвинения в причастности к указанному теракту. Альберто Нисман даже запросил у федерального суда международный ордер на арест экс-президента Ирана А.Рафсанджани и семи бывших чиновников иранского правительства.

«Мы доказали, что решение о нападении на штаб-квартиру АМIA 18 июля 1994 г. было принято на самом высоком уровне иранского руководства того времени», цитирует агентство Рейтер заявление А.Нисмана.

Реакция СМИ на это сообщение была заведомо прогнозируемой, т.к. общественность уже была «разогрета» новыми комментариями относительно вероятной санкционной резолюции СБ ООН по Ирану. Кроме того, потребители информации уже изрядно пресытились сложными обсуждениями, порой непонятных технических, аспектов иранской ядерной программы.

Новость же из Аргентины отличается приземленностью и, если вглядеться, возвращает в памяти к забытому стереотипу: «Иран – спонсор международного терроризма». Следом в многочисленных обсуждениях в прессе и электронных СМИ «всплыл» еще один теракт, который прогремел в марте 1992 г. в том же Буэнос-Айресе и был направлен против израильской дипмиссии. Тогда погиби 29 человек и около 300 было ранено.

Ответственность за взрыв, разрушивший здание посольства Израиля в Буэнос-Айресе, Израиль также возлагал и возлагает на Иран и «Хизбаллу». (Полагаем, что о стратегической связке Израиль-США говорить не обязательно).

МИД ИРИ прогнозируемо отреагировал известными тезисами по теме терроризма и Израиля. «Иран сам неоднократно становился жертвой различных террористических акций и понес в результате них тяжелый моральный и материальный ущерб. …

Новая волна пропаганды (против Ирана) разжигается в корыстных целях сионистов. Нагнетание негативной атмосферы направлено на то, чтобы создать раскол между правительством и народом Аргентины и отвлечь общественное мнение этой страны от антиизраильских настроений, появившихся после агрессии сионистов и убийством ими мирных граждан в Ливане и Палестине».

Заявление иранского внешнеполитического ведомства, свидетельствует об эмоциональности, которая в последнее время стала все более заметной (особенно в свете ухода с поста официального представителя МИД ИРИ Х.Р.Асефи) и поверхностности восприятия в Тегеране происходящего сейчас вокруг Ирана. Среди руководства этой страны до сих пор бытует закостенелая вера в то, что мировая общественность встанет на позицию Тегерана по вопросу «о государстве Израиль», а внутри Ирана население будет все с тем же, что и год назад, энтузиазмом обсуждать известные антиизраильские выпады.

Поэтому вместо того, чтобы начать выстраивать адекватную оздоровленную линию на нивелирование либо, в идеале, упреждение психологического и информационного давления США на ИРИ, представители последнего, отвечающие за внешнюю политику, упрямо стоят на своем, не задумываясь о возможных последствиях.

17-19 октября в Москве с визитом, приуроченным к 15-летию установления дипотношений, находился премьер-министр Израиля Э.Ольмерт. Особенностью данного приезда израильского политика стала показательная сфокусированность на том, чтобы довести до общественности мысль, которую, резюмируя, можно обозначить как: «российско-израильские отношения серьезно укрепляются». Так, израильский премьер в интервью «Интерфаксу» смело обещал рост товарооборота с Россией. По его словам, «общий объем торговли между Израилем и Россией за пять лет выйдет на объем в 5 млрд. долл. США в стоимостном исчислении».

Аргументируя, Э.Ольмерт акцентировано прокомментировал обсужденные с российским руководством вопросы расширения экономического сотрудничества: «…наши усилия, взаимные усилия (почекнуто мною- С.В.) , направлены на то, чтобы выйти на сотрудничество в новых областях. … мы изучаем тематику поставок газа, мы также изучаем возможность участия крупных российских компаний в тендерах, которые проводятся в Израиле. И во всех тендерах по общественным проектам - а я хочу сказать, что даже по международным меркам это очень крупные проекты, - российские компании могут вполне участвовать и на основании своего потенциала проявить себя".

Что немаловажно, перспективы и военно-технического сотрудничества России и Израиля Э.Ольмертом были обрисованы в радужном свете.

Кроме этого, была озвучены масса теплых фраз в адрес лично В.В.Путина и С.Б.Иванова, которые подчеркивали дружественный характер отношений между РФ и Израилем и, в частности, между руководством двух стран. «Я – русский человек», - цитировали израильского гостя российские СМИ (отец Э.Ольмерта родился в Самарской губернии в 1911 г.).

Особо была затронута иранская проблема. Здесь ключевыми словами были «согласие», «понимание значительной тревоги» и т.п. «Между нами и российской стороной есть согласие, что в результате мы должны добиться того, чтобы Иран не получил в свои руки неконвенциональное вооружение. И мы также договорились, что будем продолжать контакты для того, чтобы добиться такого результата».

По словам израильского премьер-министра, на него произвело глубокое впечатление то обстоятельство, что и среди российского руководства «все эти явления вызывают значительную тревогу». Подводя к главной мысли, Э.Ольмерт заявил: «…если Иран в ходе бесед с ним не будет подозревать и опасаться, что в случае недостижения компромисса ему придется заплатить очень дорогую цену за это, то тогда у иранцев не будет никакого стимула стремиться к подобному компромиссу.
Какова должна быть эта цена - об этом мы (РФ и Израиль) говорим между собой, а не с прессой».

Не секрет, что отношение Ирана к Израилю, мягко сказать, негативное. Израильский фактор сильно бьет по диалогу ИРИ с другими странами. Например, сотрудничество с Азербайджаном значительно осложняется наличием неплохих, устойчивых азербайджано-израильских контактов. В современных условиях явно показательные взаимные реверансы Израиля в сторону России, не могут не вызвать в Иране раздражение и, возможно, даже, если принимать во внимание расшатанность внутриполитической обстановки в ИРИ, необдуманную, чреватую последствиями, спешку и горячность в своих контактах с российскими партнерами.

Министр иностранных дел России С.В.Лавров 26 октября 2006 г. в Салехарде, отвечая на вопросы СМИ, сухо откомментировал ситуацию вокруг проекта резолюции СБ ООН по Ирану. Вместе с тем, на наш взгляд, следует обратить внимание на следующую фразу главы российского внешнеполитического ведомства: «У МАГАТЭ … сохраняется ряд вопросов к отдельным аспектам ядерной программы Ирана, и до прояснения этих вопросов мы будем готовы обсуждать пути непоставки в Иран чувствительных технологий, связанных с обогащением урана, переработкой топлива, то есть по тем темам, в отношении которых сохраняются вопросы инспекторов МАГАТЭ… Поэтому посмотрим, каков будет итог».

Это заявление Лаврова, как и все предыдущие, выдержано в рамках известных подходов России по ядерной программе Тегерана. Но вместе с тем можно почувствовать проглядывающие коррективы в позиции Москвы, носящие явно негативный для ИРИ характер.

Заявление российского министра – тревожный звонок, подтверждающий всю серьезность, динамичность и успех того, процесса, который инициируют, как часто говорят иранские высокопоставленные лица, «некоторые страны» по отношению к ИРИ.

Последним октябрьским штрихом стало недавнее сообщение английской «The Sunday Times» о том, что полиция Лондона рассматривает возможность ареста и допроса бывшего президента Ирана М.Хатами. Основание – обвинения двух иранцев (Сафа Эйноллахи, 29 лет и Али Эбрахими, 34 года), ныне проживающих в Лондоне, в том, что во времена М.Хатами их за участие в забастовке и митинге в Иране арестовали и зверски пытали. По их мнению, президент страны, находящийся тогда у власти, также несет ответственность за эти преступления и должен быть привлечен к ответственности.

Символично, что эти жалобы «всплыли» практически накануне запланированного прибытия М.Хатами в Великобританию. Иранский политик должен был получить звание почетного доктора в шотландском университете Сент-Эндрюс, а также открыть здесь новый центр иранских исследований. Самое интересное в том, что М.Хатами действительно может быть арестован согласно закону "Об уголовном правосудии" 1988 г., не делающим различий ни по национальности, ни по гражданству.

Кроме этого, The Sunday Times пишет, что в результате давления изменена программа церемонии открытия упомянутого научного центра. Изначально руководить ей должен был почетный ректор университета, лидер британских либеральных демократов, сэр М.Кэмпбелл, однако он, сославшись на занятость, отказался.

Не остались безучастными и члены парламента, двенадцать из которых направили в адрес ректора Сент-Эндрюс Б.Лэнга призыв отменить визит бывшего иранского президента. Аналогичную «просьбу» высказали и целый ряд иранских политических беженцев, правительство Израиля и даже некоторые британские студенческие организации. Какова будет реакция иранской стороны на эти выпады ближайшего союзника Вашингтона в СБ ООН, предсказать не сложно. Разве что, может быть сделана некоторая «поблажка» ввиду того, что сейчас у руля находятся политические оппоненты реформатора Хатами.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03802 sec