Франция впервые приняла доктрину борьбы против терроризма

02 ноября 2006
С.Э. Бабкин

Подготовленная правительством Франции и опубликованная в 2006 году "Белая книга" кабинета министров по внутренней безопасности и борьбе с терроризмом "Франция против терроризма", по сути, означает, что Париж впервые принял доктрину противостояния этому явлению, с которым он не один раз столкнулся за последние годы. Как отметил в предисловии к "Белой книге" премьер-министр Франции Доминик де Вильпен, ее появление было обусловлено, во-первых, тем, что, по оценке французских экспертов, террористическая угроза "нашей стране еще никогда не была столь большой".

Вторая оценка экспертов касается масштабов этой угрозы — они называют ее стратегической, поскольку она "угрожает нашим интересам повсеместно на всей планете, как это продемонстрировали теракты в Карачи в мае 2002 года, когда погибли 11 французов". В-третьих, появление этой работы связано с быстротой, с которой меняется и трансформируется сама террористическая угроза. Чтобы успешно предотвращать террористические действия и противостоять им, Франции потребовалась стратегия борьбы с этим явлением, основные положения которой представлены в "Белой книге".

Говоря о сотрудничестве Франции с другими странами в деле борьбы с терроризмом, французский премьер подчеркивает, что "мы уже построили эффективное двустороннее взаимодействие, теперь мы должны развивать многостороннее партнерство".

"Белая книга" (БК) начинается с главного — с определения понятия "терроризм". Французы не стали изобретать в этом отношении велосипед, а взяли определение, предложенное генеральным секретарем ООН Кофи Аннаном на торжествах по случаю 60-летия организации в сентябре 2005 года: "Терроризм — это любой акт, который направлен на убийство или причинение физического вреда гражданским лицам или некомбатантам, который, исходя из его природы или контекста, в котором он был совершен, направлен на устрашение населения или принуждение правительства или международной организации к конкретному действию или отказу от такого действия". Франция целиком приняла это определение, несмотря на то, что по нему пока не достигнут международный консенсус.

В книге представлена ретроспектива террористических актов, совершенных различными организациями во Франции за последнее столетие. "Но терроризм, с которым мы сталкиваемся сегодня, является наследником терактов 11 сентября 2001 года в США, в результате которых погибли около трех тысяч человек. Именно к противостоянию с этой угрозой мы должны быть готовы, если мы хотим защитить наших граждан", — подчеркивают авторы книги.

Они связывают эту угрозу с "исламистским терроризмом" и организацией "Аль-Каида", которая с 1998 года наносила удары с частотой три – четыре теракта в год более чем в 20-ти странах. Эта организация, полагают они, "ввела нас в эру международного терроризма", принципиально отличающегося от государственного и регионального терроризма. Одновременно они предостерегают от скатывания в ловушку "войны цивилизаций", смешения понятий «ислам» и «терроризм».

Авторы БК напоминают, что идеология "исламистского терроризма" основана на салафизме, который, призывая своих сторонников к возвращению к истокам ислама, "по своей природе враждебен демократической системе". В практической сфере она выражается в джихадизме. "Исламистский терроризм", по мнению авторов БК, в настоящее время пытается захватить как можно больше пространства, оставшегося после краха коммунистических, революционных и тьермондистских идей. Он пытается канализировать антиимпериалистическую борьбу, поэтому не исключается, что в будущем может произойти сближение между джихадистами и радикальным крылом антиглобалистов.

В книге отмечается, что вторая война в Ираке позволила "Аль-Каиде" впервые утвердиться в сердце арабского мира, при том что ранее эта организация действовала формально за его пределами — в Афганистане, Боснии, Чечне и Африке. Она же вдохнула новое дыхание исламистской идеологии, позволив конкретизировать тактическую возможность одновременной борьбы против "ближнего" и "дальнего" врагов.

В роли первого выступают местные "вероотступнические" режимы, обвиняемые исламистами в том, что они якобы порвали со своей религиозной идентичностью. В роли второго выступают западные покровители первого. Кроме того, война в Ираке дала исламистам три новых козыря: усилила притягательность идеологии исламизма, которая овладевает даже представителями западных обществ, замаскировала внутренние разногласия и примирила "терроризм политический и терроризм идеологический".

Французские эксперты разъясняют два последних понятия. "Терроризм политический является утилитарным. Он выбирает конкретные цели, локализует их и берет на себя ответственность за их уничтожение. Он использует насилие в тактических целях. Терроризм идеологический полностью отвергает существующее мироустройство. Он отвергает любую возможность диалога или устрашения. Его цель — он сам. Поэтому его разрушительный потенциал не имеет каких-либо ограничений", — полагают они.

В сфере влияния "Аль-Каиды" французские эксперты различают четыре зоны: территория убежищ, районы боевых действий, транзитные коридоры и операционные районы. Что касается первой зоны, то после того как "Аль-Каида" была вынуждена "уйти" из Афганистана, она стала искать альтернативные территории и обосновалась там, где ослабла власть государства. К этим территориям относятся участок пограничья между Афганистаном и Пакистаном, отдельные районы в Кашмире и Иране, несколько лагерей беженцев в Ливане, зона племен в Йемене, отдельные провинции Сомали, а также регион Сахеля. "Есть все основания полагать, что поиск новых территорий для убежищ продолжается", — считают авторы БК.

Среди районов боевых действий французские эксперты называют Афганистан, Ирак, Чечню и Северный Кавказ. Транзитные коридоры расположены между первыми двумя зонами. Поскольку эти коридоры чрезвычайно важны для реализации целей "исламистского терроризма", исламисты, как правило, избегают совершать теракты в этих районах.

Операционные районы, считают эксперты, находятся главным образом на территории мусульманских стран, где исламистам легче совершить теракты. "В подавляющем большинстве случаев они переходят к действиям там, где они могут их совершить, когда заходят, и в подходящее для этого время. В результате террористы чаще всего действуют в собственных странах, где достаточно западных целей", — отмечается в БК. Европа считается операционным районом с марта 2004 года. "Там, так же как и в других регионах, террористы переходят к действиям, находясь у себя дома, где они родились и где они достаточно долго живут", — подчеркивается в книге.

Сеть "Аль-Каиды", полагают эксперты, состоит из трех уровней. Особенностью организации является то, что эти уровни выстроены не в виде иерархической пирамиды, а находятся, скорее, друг рядом с другом. К первому уровню относится руководство организации, которое, "не без трудностей, пытается осуществлять планирование терактов из убежищ, находящихся в пограничной зоне между Афганистаном и Пакистаном".

"Его прямое влияние распространяется, по состоянию на 2006 год, на ось между Афганистаном и Ираком, а также на Аравийский полуостров и Африканский Рог", — отмечается в БК. Ко второму уровню относятся организации, имеющие национальные корни. Их связь с "Аль-Каидой" различна. Одни действуют на уровне "филиалов", вторые пользуются названием, третьи являются "партнерами".

Третий уровень представлен "индивидуалами", действующими в одиночку или в составе узких — до 15-ти человек — групп единомышленников. К этому уровню относятся "эксперты", которые могут выступать инструкторами по обращению с взрывчаткой, информатике, изготовлению фальшивых документов и пр.

По данным БК, ядро международного терроризма составляют по меньшей мере три поколения муджахидинов. К первому относятся ветераны первой войны в Афганистане, ко второму — боевики, подготовленные в тренировочных лагерях Афганистана в период, когда у власти в этой стране находилось движение "Талибан", к третьему — новоиспеченные джихадисты, ставшие таковыми под влиянием событий в Ираке. Первое поколение представляет исторические фигуры, второе — принимает решения, третье служит "пехотой". По мнению французских экспертов, наибольшую опасность представляют два первых поколения, представители которых превратились в "профессиональных революционеров". Они достаточно хорошо известны. Их численность составляет несколько тысяч человек.

В БК отмечается, что Франция стала для террористов одной из главных целей. "Некоторые группы уже разработали проекты терактов большого масштаба против Франции, — подчеркивают эксперты. — Более близкая и более доступная по сравнению с США Европа стала первой целью для тех, кто борется с "отдаленными врагами". Ситуацию усугубило то, что появилось поколение "домашних повстанцев" с французскими паспортами и без них, мусульман по рождению и недавно конвертированных". Еще одни фактор, повлекший за собой осложнение ситуации, — "транснационализация" алжирских, марокканских, ливийских и тунисских террористических групп.

Французские эксперты не исключают, что в будущем террористы применят ядерное, радиологическое, биологическое или химическое оружие. "Некоторые теоретики экстремизма уже оправдали в своих работах использование оружия массового поражения против гражданского населения западных стран, — напоминают они. — Вербовка лиц, успешно интегрировавшихся в западные общества и имеющих химическое или биологическое образование, может позволить исламистам получить знания, необходимые для обращения с высокотоксичными реагентами, которые широко используются в торговле и промышленности".

БК рассматривает семь возможных сценариев террористических атак, которым может быть подвергнута Франция. Первый из них состоит в осуществлении серии взрывов в общественных местах, которые будут растянуты на несколько месяцев. Второй — одновременное осуществление серии взрывов с использованием боевиков-смертников. Довольно экзотическим выглядит третий сценарий, согласно которому три группы террористов одновременно будут действовать против трех объектов. Один из них — танкер, который должен зайти для разгрузки во французский порт.

Второй — захват АЭС, находящейся в соседнем государстве близ границы с Францией. Третий — атака национальной информационной системы с целью дезорганизации служб спасения. Четвертый сценарий предусматривает использование против Франции радиологического оружия в метрополитене, пятый — использование отравляющих веществ нервно-паралитического действия на одном из больших вокзалов, шестой — использование высокотоксичных биологических веществ сразу в нескольких местах, седьмой — похищение ядерного боеприпаса в третьей стране и последующая попытка взорвать его во Франции.

Главным средством борьбы с терроризмом БК называет работу по предупреждению терактов. Для этого, в частности, предлагается "улучшить возможности по наблюдению за электронными средствами связи, облегчить доступ спецслужб к различным государственным и частным базам данных, усовершенствовать контроль за опасными визитерами".

В качестве одного из важных инструментов предупреждения терактов БК называет национальную армию. Планы ее применения предполагают задействование до 35 тысяч военнослужащих для парирования террористической угрозы как в самой Франции, так и за ее пределами. В частности, до 100 радаров обеспечивают слежение за воздушной обстановкой.

В постоянной готовности к перехвату подозрительных воздушных целей, а также авиалайнеров, на борту которых вспыхнули "беспорядки", находятся самолеты и вертолеты ВВС Франции. Для совершенствования системы обнаружения подозрительных воздушных целей предлагается продолжить практику заключения двусторонних соглашений по воздушной безопасности с ближайшими соседями. Такие соглашения уже подписаны с Бельгией, Испанией и Швейцарией. Аналогичные документы предполагается подписать с Германией, Италией, Люксембургом и Великобританией, не забывая Бразилию и Суринам — страны, граничащие с Французской Гвианой, где находится космодром Куру.

БК напоминает, что Франция не исключает любых мер, в том числе применения ядерного оружия, для того чтобы предотвратить возможную террористическую угрозу или ответить на уже совершенный теракт. "Франция будет возлагать ответственность за совершение терактов как на тех, кто их осуществлял, так и на государства, которые могли их заказать через свои спецслужбы или подпольные группы.

Если мы не сможем помешать осуществлению теракта против нашей территории или против наших интересов за границей, наша страна может прибегнуть к военному ответу. Условия и сила ответа будут соответствовать серьезности совершенного теракта, а также важности подвергшихся атакам целей", — предупреждает БК. Эксперты цитируют в этой связи заявление президента Франции, согласно которому "руководители государств, которые прибегнут к терактам против нас, а также те, кто планирует использование тем или иным способом оружия массового поражения, должны понимать, что тем самым они вызовут адекватный и твердый ответ с нашей стороны".

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.04051 sec