Ядерная программа Ирана (Научно-практический семинар в Вашингтонском институте ближневосточной политики)

Владимир Сажин

01 ноября 2006
В.И. Сажин

В середине октября в США в Вашингтонском институте ближневосточной политики прошел семинар «Ядерная программа Ирана: Уроки недавнего опыта».

На этот семинар в столицу Соединенных Штатов собрались ученые, политики из стран Европы, Азии и Америки. Участником этого семинара был и автор этой статьи.

Примечательно, что в работе этого форума приняли участие специалисты-востоковеды, политологи, дипломаты и официальные представители практически всех стран, в той или иной степени втянутых в «иранский ядерный кризис». Это является несомненным показателем того, что ядерная проблема Ирана стала центральной в мировой политике, от позитивного решения которой во многом зависит судьба Договора о нераспространении ядерного оружия, режима нераспространения и соответственно международная безопасность.

В ходе выступлений и дискуссий обсуждались многие аспекты проблемы. Высказывались мнения иногда не совпадающие с официальной позицией руководства той страны, которую представляет участник форума.

В начале первого заседания на семинаре была затронута тема внутриполитической ситуации в Иране и, в частности, прихода к президентской власти Махмуда Ахмадинежада, а также последствий этого события для обстановки как внутри Ирана, так и для развития ситуации в регионе и в мире в целом. Выступавшие сошлись во мнении, что в августе 2005 года (вступление в должность нового президента ИРИ Ахмадинежада) произошел, по сути, тихий переворот в рамках действующей конституции, прервавший имевшее место поступательное движение страны к международной открытости и демократии, вернувший Иран к временам первых радикальных лет исламской революции. Причем с вытекающими из этого факта последствиями, в том числе оказывающими негативное влияние и на ситуацию вокруг иранской ядерной проблемы.

На семинаре рассматривались вопросы, касающиеся позиций различных стран по иранской ядерной проблеме, в том числе – России, США, государств Европейского Союза, Китая, арабских стран, Израиля. Отмечалось, что при определенных различиях в тактических подходах к решению иранской ядерной проблемы, все едины в главном – Иран не должен иметь ядерного оружия. Ответ на основной вопрос: готов ли мир жить с ядерным Ираном? – был однозначен – нет.

Ведь, дело не только в Иране. Ядерные испытания в Северной Корее, ядерные амбиции исламского руководства ИРИ устанавливают мины под весь режим нераспространения, угрожают реальной возможностью появления атомного оружия в ближайшее время минимум в дюжине так называемых пороговых государств, то есть государств, технологически способных в обозримом будущем создать ядерные боевые заряды. Это приведет к потере контроля со стороны международного сообщества за ситуацией в сфере ядерной безопасности.

Однако на семинаре было подчеркнуто, что позиции сторон, заинтересованных в решении иранской ядерной проблемы, отнюдь не равнозначны.

Что касается позиции России, то на протяжении всех долгих месяцев дебатов по иранской ядерной программе она остается твердой и неизменной. Российская Федерация выступает против распространения оружия массового поражения, включая ядерное оружие. В этом контексте Москва призывает Тегеран отказаться от программы обогащения урана.

Однако Россия выступает за то, чтобы воздействие международного сообщества на Иран в связи с его ядерной программой было соразмерно реальному положению дел в атомной сфере этой страны.

Российская сторона настаивает на том, что вопросы ядерной программы ИРИ могут и должны быть решены за столом переговоров. Резолюция Совета Безопасности ООН, даже жесткая, должна содействовать тому, чтобы Иран в полной мере пользовался своим правом на развитие мирной ядерной программы и одновременно полностью снял бы озабоченности международного сообщества относительно строгого соблюдения режима нераспространения ядерного оружия.

И в этой связи предложения РФ, выдвинутые почти год назад, наиболее адекватно отвечают этим требованиям. Особенно в настоящее время, когда в Иране нарастает экономический и правительственный кризис, связанный с ростом цен и инфляции, снижением инвестиций, повышением уровня безработицы и т.д.

Российские предложения, в частности, подразумевают создание совместного предприятия с ИРИ по производству ядерного топлива для АЭС на российской территории. В случае принятия этих предложений Иран смог бы активно развивать национальную атомную энергетику без собственного топливного цикла и соответственно без инфраструктуры по обогащению урана. Это высвободило бы огромное количество средств бюджета, тратящихся ныне на формирование дорогостоящего и экономически неоправданного потенциала по производству ядерного топлива.

При этом, если принять во внимание и ограниченность запасов урановой руды в Иране, то и вовсе бесперспективного с точки зрения так пропагандируемой иранскими политтехнологами ядерной независимости. Тегеран мог бы инвестировать получаемые в этом году 50 млрд нефтедолларов не в ядерную инфраструктуру, а в развитие экономики, в повышение жизненного уровня населения, который за последние годы снизился.

В свою очередь Соединенные Штаты не отрицают возможного положительного эффекта от российского предложения Ирану, но сомневаются в том, что Тегеран примет его. Вашингтон чрезвычайно взволнован ядерными амбициями ИРИ и готов идти до конца, чтобы остановить процесс нуклеризации этой страны. Вопрос в том, какой это будет конец. Все надеются, что не военно-силовой. И для этих надежд есть основания - позиция США претерпевает кардинальные изменения. Официальные лица из администрации президента уже говорят о готовности сесть за стол переговоров с иранцами. И на семинаре в Вашингтоне вопрос о военном решении иранской ядерной проблемы не обсуждался.

Практически все участники семинара говорили о выработке единой платформы всех стран, заинтересованных в позитивном решении этой проблемы.

К сожалению, такого единства нет. Главные оппоненты Ирана в ядерном вопросе – пять постоянных членов Совета Безопасности ООН и Германия расходятся в тактике достижения главной цели – не допустить появления в Иране атомной бомбы.

Соединенные Штаты настроены наиболее радикально. Обеспокоенные изменением ситуации в Иране и в регионе в связи с приходом к президентской власти исламистского радикала Махмуда Ахмадинежада, они вывели иранскую ядерную проблему в центр своей внешней политики и считают, что ставки для США в деле ее решения чрезвычайно велики. Американцы, хотя и согласны на дипломатический путь выхода из кризиса, все же настаивают на обязательном предварительном моратории со стороны ИРИ на обогащение урана перед началом переговоров.

Кроме того, Вашингтон большое значение придает непременному введению целого комплекса политико-экономических санкций против Ирана, практически блокады этой страны. Вместе с тем, американцы отмечают огромные трудности практического осуществления этих мер, прежде всего, контроля над экспортом – импортом высокотехнологичной продукции двойного назначения.

Великобритания из всех европейских стран занимает наиболее проамериканскую позицию, хотя и считает, что переговорный процесс еще не исчерпал себя. Подчеркивая значительные трудности и препятствия, чинимые иранскими властями инспекторам МАГАТЭ, британцы выступают за то, чтобы Совет Безопасности был главным инструментом давления на Иран.

Франция также отводит решающую роль Совбезу, утверждая, что другого пути нет. Признавая приоритет переговоров с Тегераном, Париж озабочен их «бесконечностью». Такой неопределенный их регламент дает Ирану временную фору, что позволит ему под прикрытием переговорного процесса совершенствовать свои ядерные технологии. Главное, считают французы, - единство всех оппонентов Ирана и скорость решения иранской ядерной проблемы.

Позиция Германии во многих аспектах проблемы близка к российской. Берлин – за переговоры с Ираном, за предоставления ему преференций в случае нахождения компромиссного решения, устраивающего все стороны. В отношении санкций ФРГ придерживается мнения, что при необоснованном упорстве Ирана, они должны вводиться Советом Безопасности поэтапно, шаг за шагом, с учетом реакции Тегерана на уже осуществленные акции международного сообщества.

Представители Европейского Союза высказали на семинаре свою озабоченность отсутствием единства по тактике выхода из иранского ядерного кризиса, как среди главных участников диалога с Ираном, так и внутри Евросоюза. Во многом предлагаемый выбор методик работы с Ираном обусловлен уровнем развития двусторонних отношений с ИРИ в торгово-экономической сфере.

Многие страны ЕС, имеющие выгодные связи с Тегераном и в определенной степени зависящие от его энергоресурсов, конечно, не готовы к жестким экономическим санкциям против этой страны. Однако с другой стороны ученые экономисты из Европы полагают, что существуют определенные границы допустимого «поведения» Ирана, после преодоления которых этой страной все экономические и финансовые соображения уступают место политической целесообразности – предотвратить даже возможность появления атомной бомбы в этой стране. То есть Объединенная Европа готова вести долгие дебаты с Ираном, но не до бесконечности.

В этой связи, как явствует из выступлений представителей Евросоюза, на данный момент главная задача организации – выработать единую или, в худшем случае, согласованную позицию всех заинтересованных стран альянса в вопросах политики по отношению к ядерной программе ИРИ.

Позиция Китая, не озвученная, однако, кем-либо из представителей этой страны, по причине их отсутствия на семинаре, все же известна, и она обсуждалась. КНР из всех стран наиболее заинтересована в сохранении и развитии экономических отношений с ИРИ. Ведь порядка 15 % импортной нефти поступает в бурно развивающийся Китай из Ирана, не говоря уж о почти 2000 китайских компаний и фирм, успешно работающих в этой стране. Поэтому цена возможных международных санкций против ИРИ для КНР очень и очень высока.

Кстати, для России тоже. Но в случае с Россией (в отличие от Китая, который в принципе далек от Ирана географически) дело не ограничивается лишь чисто экономическими интересами в Иране. Ведь Россия не входит даже в десятку наиболее «продвинутых» торгово-экономических партнеров Ирана, уступая и некоторым странам Западной Европы и Китаю. Но! ИРИ – сосед РФ, поэтому многие сложные региональные проблемы для России без содействия или на худой случай нейтралитета Тегерана не решаемы. Поэтому российский интерес в Иране в определенной степени и геополитический.

Политологи из арабских стран Персидского залива на вашингтонском семинаре, неоднократно подчеркнув их желание и стремление жить с Ираном в мире и дружбе, также выразили глубокую озабоченность развитием ситуации вокруг иранской ядерной программы. Не секрет, что в этом регионе продолжается столкновение интересов арабских стран и Ирана, которое зиждется на исторических, конфессиональных, национальных, политических противоречиях.

Поэтому любое даже гипотетическое усиление ИРИ и, конечно, ядерные амбиции Тегерана вызывают однозначную реакцию по другую сторону Персидского залива. Сплачиваясь в рамках такой региональной организации как Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ), арабские страны сегодня стремятся к обеспечению собственной безопасности путем вовлечения в антииранский альянс других государств. В первую очередь, умеренных арабских режимов Египта и Иордании. Как считают арабы, у них общая опасность – ядерный, амбициозный Иран, стремящийся путем экспорта исламской революции по иранскому образцу к гегемонии в регионе.

Причем у большинства этих государств головную боль вызывают шиитские общины, активно действующие в их странах, а также многочисленные этнические персы, постоянно проживающие там. По свидетельству выступающих арабских гостей семинара, пока внутриполитическая ситуация в этих странах находится под контролем. Хотя и не отрицается, что персидские и шиитские общины потенциально опасны – они способны играть роль естественных каналов экспорта исламской революции, а по сути - «пятой колонны» Тегерана.

Беспокоит умеренные арабские режимы и связь Тегерана с радикально-экстремистскими, если не сказать террористическими организациями ХАМАС и «Хизбалла». А если предположить возможность появления не без участия ИРИ в руках исламистских экстремистов боевого атомного заряда или даже «грязной» бомбы, то можно уже говорить о начале конца света.

Но все же достаточно интересным моментом на семинаре стала озвученная идея об объединении усилий арабских стран Персидского залива Египта и Иордании с Израилем в их общем противодействии гегемонистским устремлениям Ирана, особенно в его ядерной сфере.

Представитель Израиля отметил, что внутриполитическая ситуация в его стране достаточно сложная. Но угроза со стороны режима аятолл в Иране будет оставаться для Израиля неизменной, вне зависимости от того, кто возглавляет Израиль. В любом случае – исламистский Тегеран не смирится с существованием Израиля. Поэтому ядерное оружие в руках иранских аятолл – это дамоклов меч над Государством Израиль. Именно в силу этого, Израиль никогда не согласится на ядерный статус Ирана и сделает все возможное, чтобы такого не случилось.

Однако при этом Израиль поддерживает все шаги Совета Безопасности ООН и считает, что санкции против Ирана очень важны. Сейчас не время думать – эффективны они будут или нет. В любом случае эти санкции очень наглядно продемонстрируют Ирану мнение мирового сообщества и его обеспокоенность политикой Тегерана в ядерной сфере. А это очень важно даже с точки зрения поддержания авторитета Совбеза ООН и самих Объединенных Наций. Нельзя допустить ситуацию, когда радикальный, воинственно настроенный Иран, изощренно маневрируя на дипломатическом уровне, используя бесконечные переговоры в качестве инструмента затягивания срока принятия решения по его ядерному вопросу мировым сообществом, станет обладателем атомной бомбы и средств ее доставки.

В своем противостоянии с амбициозным и воинственным Ираном, Израиль солидарен с арабскими странами Персидского залива, также в полной мере ощущающим иранскую угрозу. Ведь страны региона смотрят с опаской в одну сторону – в сторону Исламской Республики Иран. Израильско-арабское единство в этом вопросе должно сыграть позитивную роль в обеспечении безопасности не только в регионе, но и в мире.

При этом представитель Израиля особо подчеркнул, что, несмотря на многочисленные публикации в мировых СМИ, рассматривающие различные сценарии авиаракетных ударов Израиля по ядерным объектам Ирана и предсказывающие неотвратимую израильско-иранскую войну, Израиль выступает против силового решения иранской ядерной проблемы и возлагает большие надежды на решимость и твердость Совета Безопасности ООН.

На семинаре обсуждался вопрос и об общем уровне развития ядерных технологий в ИРИ. Некоторые эксперты утверждали, что в реальной картине с развитием ядерных технологий в Иране не все так однозначно, как это представляет иранская пропаганда. Иранские физики-ядерщики сталкиваются со значительными трудностями. Их постоянно преследуют неудачи и технические сбои. Установки работают плохо, нестабильно. До промышленного производства обогащенного урана еще очень и очень далеко.

По мнению многих участников семинара, Иран способен создать боевое ядерное устройство в лучшем для него случае (если никто не будет мешать) не ранее 2010 года, а скорее всего в период 2014-16 годов.

Таким образом, по итогам работы октябрьского семинара «Ядерная программа Ирана: Уроки недавнего опыта» в Вашингтонском институте ближневосточной политики можно отметить следующие моменты:

1. Все участники выступили за строгое соблюдение режима нераспространения ядерного оружия и недопущение появления в мире новых ядерных держав.

2. В этой связи большую озабоченность вызывает ядерная программа Ирана, а точнее – ее составляющая – создание в ИРИ инфраструктуры обогащения урана – системы двойного назначения.

3. Участники семинара единодушно выступили против даже гипотетической возможности появления атомной бомбы в ИРИ.

4. В этих вопросах наблюдалось полное единство, однако в тактике достижения этой цели наблюдались расхождения.

5. Расхождения в методах воздействия на Иран отмечались как среди участников, представляющих пятерку постоянных членов СБ и Германии, так и среди членов Европейского Союза.

6. Предложенный диапазон мер и санкций против Ирана был широк, вплоть до жесткой экономической блокады.

7. Однако никто не рассматривал даже гипотетическую возможность военного решения иранской ядерной проблемы.

8. Выяснилось, что рассматривается вопрос о создании в регионе новых антииранских альянсов, в частности – арабские страны Персидского залива, Египет, Иордания и Израиль, которые в наибольшей степени ощущают угрозу со стороны Ирана, тем более возможно ядерного.

9. На семинаре было отмечено, что практическое осуществление ядерной программы ИРИ не столь впечатляюще как говорит иранская пропаганда: много технических недостатков, сбоев, поломок.

10. При этом подчеркивалось, что необходимые технологии по обогащению урана в Иране имеются, хотя пока промышленных мощностей, позволяющих приступить к производству ядерного оружия, у Тегерана нет.

11. По мнению некоторых участников семинара, Иран будет способен создать ядерную бомбу не ранее периода с 2010 года по 2015 год, поэтому время для эффективного и конструктивного диалога с Тегераном еще есть.

12. Испытательный ядерный взрыв в Северной Корее и ядерные амбиции Ирана показали непрочность и уязвимость всей системы нераспространения и соответственно – глобальной ядерной безопасности.

13. Желательно, чтобы МАГАТЭ разработало более эффективную технологию определения признаков разработки ядерного оружия на ранних этапах ядерных исследований.

14. Необходимы новые законодательные меры для совершенствования Договора о нераспространении ядерного оружия.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03763 sec