Об изменениях в военно-политической обстановке на Ближнем Востоке и в Северной Африке (23-29 октября 2006 года)

01 ноября 2006
На минувшей неделе наиболее важные события в регионе происходили вокруг ядерной программы Ирана и в Ираке. В Тегеране подтвердили запуск второго каскада центрифуг для обогащения урана в ядерном центре в Натанце. В условиях дальнейшего роста напряженности в Ираке США и иракское правительство сообщили о необходимости составления временного графика вывода американских войск из этой страны.

В связи с предупреждением об угрозе терактов со стороны боевиков «Аль-Каиды» коалиционные военно-морские силы западных стран в Персидском заливе приведены в состояние повышенной боевой готовности, а корабли ВМС США и Великобритании начали усиленное патрулирование вблизи берегов Саудовской Аравии и Бахрейна. Сообщается, о возможной террористической атаке на крупнейший саудовский нефтеэкспортный комплекс в Рас-Таннуре и нефтеперерабатывающий завод в Бахрейне.

В Иране официально сообщили о получении первых результатов от работы запущенного в Натанзе второго каскада из 164 центрифуг. В Тегеране считают, что это позволило ИРИ «вплотную приблизиться к получению обогащенного урана в промышленных масштабах». Заявлено также о намерении до конца текущего года подготовить к работе еще три тысячи центрифуг на том же ядерном объекте в Натанзе.

Между тем, по оценке специалистов, для производства обогащенного урана в промышленных масштабах иранцам потребуется ввести в строй ок. 54 тыс. центрифуг, а для изготовления урана в количестве, необходимом для создания ядерного оружия, Тегерану необходимо еще несколько лет. В этой связи начало работы очередного каскада центрифуг представляется еще одним, хотя и не очень значительным шагом на пути овладения технологическим процессом обогащения урана, что, в конечном итоге, будет способствовать возможному созданию в ИРИ собственного ядерного оружия.

Несмотря на постоянные заявления Тегерана об исключительно мирном характере национальной ядерной программы, иранской стороне так и не удалось убедить в этом международное сообщество, прежде всего США и страны Запада. В Совет Безопасности ООН представлен на изучение проект резолюции, разработанный группой ЕС-3 (Великобритания, Германия, Франция), который предусматривает введение санкций в отношении Ирана в качестве меры воздействия за его отказ от приостановки работ по обогащению урана.

Документ предполагает, в частности, запрет на сотрудничество с ИРИ в ядерной и ракетной сферах, замораживание зарубежных иранских военных счетов, введение ограничений на поездки за границу иранских официальных лиц, связанных с ядерной программой. Вместе с тем в проекте резолюции оговаривается разрешение для России выполнять работы по строительству АЭС в Бушере.

В резкой форме за введение жестких санкций в отношении Ирана выступают США. Президент Дж. Буш подчеркнул, что Тегерану нельзя позволить заполучить ядерное оружие. В тоже время Россия и Китай, выступая за «устранение поступления «чувствительных» технологий в Иран», считают необходимым политическое, переговорное решение иранской ядерной проблемы. При этом в Москве заявляют, что документ, представленный «евротройкой» в Совет Безопасности, не отвечает ранее согласованной позиции шести государств (пяти постоянных членов СБ ООН и Германии).

В Тегеране же продолжают категорически утверждать, что Иран «нельзя лишить законного права на мирные ядерные технологии посредством санкций и угроз». Исходя из этого, иранское руководство считает, что «нет оснований для приостановки работ по обогащению урана».

Обстановка в Ираке остается очень сложной и напряженной, что вынуждены признавать руководители вашингтонской администрации и командование ВС США в стране. Все чаще в Соединенных Штатах звучат требования о выводе американских войск из Ирака, высказывается недовольство нежеланием правительства во главе с Н. аль-Малики вести решительную борьбу с незаконными вооруженными формированиями. На минувшей неделе посол США в Багдаде З. Халилзад и командующий иракской группировкой ВС США генерал Дж. Кейси заявили, что ответственность за обеспечение порядка и безопасности на всей территории Ирака будет через 12-18 месяцев возложена на местные силовые структуры, а также определили правительству аль-Малики крайние сроки для решения задач по национальному примирению в стране.

Это, а также проведение частями ВС США нескольких операций против боевиков шиитской «Армии Махди» без предварительного согласования с властями в Багдаде вызвало открытое недовольство у главы иракского правительства. Официально президент Дж. Буш в ходе разговора с аль-Малики подтвердил последнему свою поддержку, однако, как видится, взаимные недовольство и недоверие остались. Принято решение о создании двусторонней американо-иракской комиссии по вопросам обеспечения безопасности и улучшению подготовки иракских силовых структур.

В различных районах Ирака продолжаются многочисленные вооруженные нападения, теракты и другие насильственные действия. В последнее время наряду с принявшим широкий размах суннитско-шиитским противоборством усиливается противостояние между двумя крупнейшими шиитскими группировками – Высшим советом исламской революции в Ираке и сторонниками радикального имама М. ас-Садра. Боевики обеих группировок все чаще вступают в открытые вооруженные схватки. Это явление, по оценке экспертов, может привести к дестабилизации обстановки в южных провинциях, которая и без того остается достаточно сложной.

26 октября войска США и иракские правительственные силы при поддержке авиации начали крупную войсковую операцию в административном центре провинции Анбар г. Рамади с целью выдворения из него местных повстанцев и иностранных террористов. Рамади считается одним из главных оплотов сил сопротивления и иностранных боевиков.

Таким образом, обстановка в Ираке имеет тенденцию к дальнейшему обострению.

Напряженная ситуация сохраняется в зоне палестино-израильского конфликта. Вооруженные силы Израиля продолжают осуществлять мероприятия по ликвидации инфраструктуры палестинских экстремистов и задержанию боевиков в секторе Газа и на Западном берегу реки Иордан (ЗБРИ). При этом командование ЦАХАЛа не исключает повторения операций по прочесыванию местности в районе границы между сектором Газа и Египтом, откуда экстремисты контрабандным путем получают основную часть оружия и боеприпасов. Со своей стороны, с целью подготовки к возможному израильскому вторжению боевики движения ХАМАС возводят оборонительные сооружения в районе Рафаха на юге анклава, а также в лагере беженцев в Хан-Юнисе. На подъездах к Рафаху устанавливаются минные поля.

В ответ на израильские заявления о возможности нанесения авиационных ударов по палестинским туннелям, правительство Египта в срочном порядке направило в район границы с сектором Газа дополнительный контингент сил безопасности (5 тыс. чел.). Официально это сделано из-за опасений действий палестинских боевиков в отношении пограничных заграждений.

Продолжается конфликт между движениями ХАМАС и ФАТХ. Руководство ХАМАСа планирует разместить на палестинских территориях ЗБРИ подразделения верных ему сил безопасности для охраны от нападения боевиков ФАТХа правительственных и административных зданий. В тоже время 26 октября на встрече делегаций двух движений достигнута договоренность о том, что ХАМАС и ФАТХ выведут с улиц городов сектора Газа своих вооруженных сторонников и откажутся от демонстраций силы. Вместе с тем, глава ПНА и лидер ФАТХа М. Аббас на встрече с верховным представителем Евросоюза по вопросам внешней политики и безопасности Х. Соланой сообщил о намерении отправить в отставку правительство, сформированное ХАМАСом, в случае, если исламисты откажутся вступить в коалицию под руководством ФАТХа.

В Израиле руководство партии «Авода» приняло решение поддержать предложение премьер-министра Э. Ольмерта о включении в состав правительственной коалиции правой партии «Наш дом – Израиль» во главе с А. Либерманом. В «Аводе считают, что альтернативой этому могут стать только досрочные выборы.

Армия Ливана приступила к сооружению нового пограничного забора вдоль границы с Израилем, что делается по согласованию с командованием международных миротворческих сил. Сообщается также, что боевики группировки «Хизбалла» восстановили сеть наблюдательных пунктов вблизи израильской границы и вновь занимают бункеры и систему подземных коммуникаций в приграничных деревнях Южного Ливана.

На неделю «из-за занятости основных политических фигур» отложено возобновление прерванного войной диалога между ведущими политическими силами Ливана.

В Афганистане, главным образом в южных и восточных районах страны, продолжаются ожесточенные боевые действия сил международной коалиции и правительственной армии с отрядами оппозиционного движения «Талибан». На минувшей неделе в результате ошибочных действий иностранных войск в провинции Кандагар погибло много мирных жителей (от 60 до 80 чел.). Это самые крупные потери среди гражданского населения со времени начала войны в 2001 г.

Официальный представитель министерства обороны Афганистана заявил, что национальной армии остро недостает современных видов вооружения, особенно артиллерии, что снижает возможности войск по борьбе с боевиками.

В ответ на призыв руководства НАТО Польша объявила о намерении направить в Афганистан 1100 своих военнослужащих, которые будут размещены в Кабуле и Мазари-Шарифе. В тоже время Турция отказалась увеличить контингент своих войск в Афганистане и расширить зону их деятельности за пределами района Кабула. Пакистан заявил об отказе предоставить НАТО доступ к своим аэродромам для доставки грузов, предназначенных силам альянса, действующим на афганской территории.

Лидер движения «Талибан» мулла Омар отверг предложение президента Афганистана Х. Карзая от 23 октября о прекращении огня и начале мирных переговоров. Он подтвердил решимость радикальных исламистов продолжать вооруженную борьбу против кабульского правительства и иностранных войск. Кроме того, один из талибских командиров выступил с угрозами приступить к осуществлению террористических актов на территории европейских стран.

Турция и США решили интенсифицировать двусторонний стратегический диалог. С этой целью Анкара и Вашингтон согласились увеличить число встреч, в т. ч. на высоком уровне, между представителями военных ведомств и разведслужб.

Турецкие ВВС сделали выбор в пользу новейшего американского многофункционального истребителя JSF, предпочтя его «Еврофайтеру». Всего планируется приобрести 100 самолетов данного типа на сумму 10 млрд долларов для замены с середины 2010-х гг. истребителей F-4 и F-16. Официально решение о закупке новых истребителей должно быть оформлено в декабре с. г.

Среди населения Турции уменьшается число сторонников вступления страны в Евросоюз. По сравнению с 2005 г., оно сократилось с 57,4% до 32,2%. Одновременно с 17,7% до 25,6% выросло число тех, кто категорически возражает против присоединения Турции к ЕС.

Президент Судана О. аль-Башир выразил согласие с тем, чтобы число миротворцев, находящихся в Дарфуре, было увеличено, но при условии, что они останутся под руководством Африканского союза. Аль-Башир также заявил, что он не станет возражать, если страны Евросоюза или НАТО будут осуществлять тыловое и материально-технического обеспечение миротворческого контингента.

Приложение

О возможных войнах и вооруженных конфликтах на Ближнем Востоке и в Северной Африке


Военно-политическая обстановка на Ближнем Востоке и в Северной Африке на протяжении длительного времени характеризуется наличием большого числа различного рода сложных противоречий и неурегулированных проблем политического, территориально-пограничного, этнического характера, других дестабилизирующих факторов, которые периодически приводят к обострению существующих и появлению в этом районе мира новых конфликтов. Причем перспективы скорого и полного урегулирования значительной части имеющихся в регионе конфликтов весьма проблематичны. Кроме того, вмешательство в региональные дела внешних сил также зачастую приводит к обострению обстановки.

В результате существующие здесь (или новые) конфликты периодически перерастают в прямое вооруженное противоборство, что недавно происходило в Ливане, а сейчас имеет место в Ираке и суданском Дарфуре. Продолжается вооруженное противостояние властей с исламистскими бандформированиями в Алжире и курдскими сепаратистами в Турции.

Одним из главных источников возможных военных конфликтов на Ближнем Востоке является неурегулированность арабо-израильских противоречий. Вместе с тем при нынешней расстановке военно-политических сил в арабском мире и на международной арене возникновение войны между Израилем и коалицией арабских государств вряд ли возможно.

Маловероятным представляется и крупномасштабное военное столкновение между Израилем и Сирией, хотя нельзя полностью исключить такой вариант развития событий. При этом имеется вероятность (хотя и не очень большая) того, что на стороне Сирии могут выступить Иран, а также радикальные палестинские и ливанские организации. Причем иранцы, как представляется, будут действовать главным образом путем нанесения ракетных ударов по израильской территории, а также окажут помощь антиизраильским экстремистским организациям.

Вполне возможными представляются локальные израильские удары (авиационные, ракетные, силами спецназа) по отдельным объектам (военным, политико-административным, экономическим, базам боевиков) на территории САР, что может быть осуществлено в ответ на поддержку Дамаском террористических и боевых акций палестинских или ливанских радикальных группировок против Израиля.

По всей вероятности продолжатся вооруженные действия между Израилем и палестинскими экстремистскими группировками, в первую очередь в секторе Газа, а также на Западном берегу реки Иордан. Подобного рода действия, как показывает опыт и современная ситуация в палестино-израильских отношениях, возникают в результате проведения армией Израиля войсковых и специальных операций в ответ на усиление террористической и боевой активности противника. При этом, учитывая наличие в арсеналах боевиков современных противотанковых средств, ПЗРК, другого вооружения, они могут носить ожесточенный характер. Нельзя полностью исключать и возможности возобновления палестинскими экстремистами активной террористической деятельности на территории Израиля. Отдельно отметим, что в ходе проведения израильтянами операций на границе сектора Газа с Египтом могут возникнуть локальные вооруженные инциденты с пограничниками АРЕ, однако дальнейшего развития они вряд ли получат.

Новый раунд военных действий между Израилем и ливанской группировкой «Хизбалла» в ближайшем будущем вряд ли произойдет, но в дальнейшем (через 2-3 года, например) нельзя исключать очередного вооруженного противостояния, которое может и не быть столь крупным, как в 2006 г.

Серьезную опасность для стабильности на Ближнем Востоке и в Северной Африке представляют действующие и потенциальные внутренние вооруженные конфликты. Как уже говорилось, они имеют место в Судане, Алжире, Турции. Периодически происходят вооруженные столкновения правительственных сил с отрядами экстремистской исламистской оппозицией в Йемене. Угроза возобновления гражданской войны существует в Ливане. Сложная внутриполитическая ситуация сохраняется в Египте, Марокко, Сирии. Сильное радикальное исламистское подполье действует в Саудовской Аравии и Кувейте.

Но наибольшую угрозу для безопасности в регионе в настоящее время представляет ситуация, сложившаяся в Ираке. Конфликт в этой стране носит очень сложный характер и может развиваться сразу по нескольким направлениям: углубление и расширение противостояния между арабами-суннитами и шиитами, которое имеет тенденцию к перерастанию в полномасштабную гражданскую войну; обострение сепаратистских и автономистских тенденций, что может привести военному противостоянию между арабами и курдами, а также вооруженным конфликтам между различными шиитскими группировками на юге и в центре страны. Продолжится и вооруженное сопротивление иностранным (прежде всего американским) войскам, находящимся в Ираке. Кроме того, на сегодняшний день Ирак превратился в один из опаснейших источников международного терроризма.

По мере дальнейшего обострения обстановки в Ираке в события, происходящие в этой стране, могут во все большей степени вовлекаться соседние государства, а также некоторые другие страны региона. Так, стремление иракских курдов к укреплению самостоятельности от Багдада, а в перспективе и к достижению полной независимости может привести к вовлечению в конфликт в той или иной степени Ирана и Сирии, но особенно Турции. Политическая нестабильность и террористическая деятельность в Ираке напрямую угрожают национальной безопасности Саудовской Аравии и Кувейта, осложняют внутриполитическую ситуацию в Сирии и Иордании. Активную роль в иракских событиях играет Иран, оказывающий поддержку шиитским политическим силам. В целом усиливающееся осложнение обстановки в Ираке будет способствовать росту напряженности на Ближнем и Среднем Востоке и чревато превращением иракского вооруженного конфликта в региональный, причем с трудно предсказуемыми последствиями.

И еще один аспект: возможное военное вмешательство внерегиональных сил (США и их западных союзников) для решения задач, связанных с укреплением собственных позиций на Ближнем Востоке и устранения неугодных Западу режимов. Здесь речь может идти о Сирии. Причем, как представляется, ситуация станет развиваться по следующему сценарию: усиление политического давления на Дамаск с постепенным переходом к угрозе применения военной силы (с одновременным сосредоточением войск вблизи САР), а в случае отказа сирийского руководства от принятия требований Запада – прямое военное воздействие на республику, с целью свержения существующего режима.

В зарубежных СМИ периодически публикуются материалы о возможности применения военной силы в отношении некоторых аравийских монархий с целью обеспечения стабильного поступления нефти из этих стран. Речь, прежде всего, идет о Саудовской Аравии. Трудно сказать, насколько это согласуется с реальными планами Вашингтона, однако, по всей видимости, какие-то разработки на случай чрезвычайных обстоятельств (угроза прихода к власти в Эр-Рияде радикальных исламистов, например) в Пентагоне все же имеются.

За последние 10-15 лет на Ближнем Востоке удалось урегулировать целый ряд межгосударственных споров территориально-пограничного характера. И все же очень многие проблемы в этой сфере остаются нерешенными, что при определенных обстоятельствах может привести к вооруженным конфликтам локального характера, которые вряд ли перерастут в полномасштабные войны. И хотя страны региона стремятся не доводить имеющиеся споры до военного решения, тем не менее, нельзя полностью исключать (с различной степенью вероятности) пограничных вооруженных конфликтов между Египтом и Суданом, Суданом и Эритреей, Суданом и Чадом (периодически происходят), Ливией и Алжиром, Саудовской Аравией и Йеменом, Марокко и Алжиром и др.

Причем в случае Алжир - Марокко ситуация осложняется отсутствием прогресса в урегулировании проблемы Западной Сахары, что может реанимировать вооруженный конфликт между Марокко и Фронтом ПОЛИСАРИО, которого поддержит Алжир.

Таким образом, угроза возникновения вооруженных конфликтов различных масштабов и степени интенсивности будет существовать на Ближнем Востоке и в Северной Африке еще в течение длительного времени. При этом возникновение крупных войн в регионе в обозримой перспективе маловероятно. Исключение может составить резкое ухудшение ситуации в Ираке, связанное погружением страны в полномасштабную гражданскую войну и распадом иракского государства.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.04533 sec