Новая геополитическая ось «Тегеран–Тбилиси»

27 октября 2006
А.А.Розов

Прошедший на этой неделе двухдневный визит в Иран высокопоставленной грузинской делегации, которую возглавили министр иностранных дел Г. Бежуашвили и министр энергетики Н. Гилаури, придал новый мощный импульс диверсификации двусторонних политических и экономических связей между Тегераном и Тбилиси, которые на протяжении последних лет были фактически заморожены вследствие ряда объективных и субъективных факторов.

Как известно, в списке закавказских приоритетов внешнеполитического руководства ИРИ Грузия в последние годы почти всегда занимала последнее место, причем не только из-за явной ориентации руководства этой страны на США и НАТО (эта тенденция особенно усилилась с приходом к власти президента М. Саакашвили), но и из-за ограниченности совместных экономических интересов (ввиду географической удаленности друг от друга и отсутствия общей границы). В этом отношении установление и развитие контактов, в первую очередь торгово-экономического характера, с Ереваном и Баку всегда считалось для иранского руководства более перспективным и предпочтительным вектором региональной политики в Закавказье.

Нынешний визит в Иран грузинской делегации высокого уровня был призван исправить сложившуюся ситуацию и переломить негативные тенденции в двусторонних отношениях. Он протекал на фоне крайне сложной международной ситуации, в которой оказалась сегодня Грузия после обострения отношений с «северным соседом» и принятия соответствующей резолюции Совета Безопасности ООН.

Именно поэтому визит оказался скорее нужен грузинскому руководству, особенно в политическом плане — как демонстрация конструктивности его подходов и готовности к диалогу с соседями. В этом контексте региональное сотрудничество позиционировалось обеими сторонами как наиболее эффективный механизм обеспечения мира и стабильности, урегулирования кризисов мирными средствами, а также устойчивого развития в регионе.

Грузинская делегация традиционно отметила важность роли Ирана в регионе, подчеркнула необходимость его участия в мерах по обеспечению безопасности на Кавказе, подключения к формирующейся системе региональной стабильности и безопасности.

Примечательно, что Тегеран выступил с новой региональной инициативой: президент М. Ахмадинежад на встрече с главой МИД Грузии ИРИ впервые предложил свою страну в качестве посредника по урегулированию возникших российско-грузинских противоречий. Это первая открытая реакция Тегерана на проблематику, по которой иранское руководство ранее предпочитало придерживаться пассивной роли, избегая прямого вовлечения. Сейчас же Тегеран сигнализирует о своей обеспокоенности (обострение ситуации в регионе «не идет никому на пользу») и готовности активно участвовать в закавказских делах в качестве медиатора, что лежит в русле региональной стратегии президента М. Ахмадинежада, ориентированной на наступательную тактику по всем азимутам. Иранский президент, не отдавая предпочтения ни одной из сторон конфликта, призвал Москву и Тбилиси к «мудрости» и «сдержанности», что позволит устранить нынешнюю напряженность.

Однако главные итоги визита лежат все же в экономической плоскости, точнее, в области энергетического сотрудничества. Очевидно, что Тбилиси, как никогда заинтересованный в обеспечении национальной энергетической безопасности, прикладывает максимальные усилия для формирования альтернативных России источников энергии и в этом отношении возлагает большие надежды на импорт природного газа и электроэнергии из Ирана через территорию Азербайджана. Сейчас, перед зимним периодом, эта проблема особенно актуальна.

В этом контексте визит грузинской делегации, в состав которой входил в том числе министр энергетики Н. Гилаури, имел особое смысловое значение. По итогам визита стороны заключили меморандум о сотрудничестве по экспорту иранской электроэнергии (ЛЭП) в Грузию через территорию Армении и Азербайджана. В частности, планируется, что за три зимних месяца Тбилиси получит 50 мегаватт электроэнергии, однако после ввода в эксплуатацию 400-киловольтной ЛЭП в конце 2007 года ее объем возрастет до 350 мегаватт.

Кроме того, стороны провели детальные переговоры по вопросу о диверсификации поставок в Грузию иранского природного газа через территорию Азербайджана. Решено, что переговоры по поставкам газа будут продолжены на уровне представителей министерств энергетики двух стран и этот вопрос будет окончательно согласован к концу нынешнего года. Тем не менее, по словам главы МИДа Грузии Г. Бежуашвили, политическое решение по этому вопросу уже существует, что создает альтернативный для грузинской экономики источник газа. Однако, несмотря на политическую волю сторон, переговоры по техническим параметрам, особенно в отношении ценовых показателей, ожидаются достаточно сложные. Это косвенно признал Г. Бежуашвили, отметивший, что «цена всегда является как мешающим, так и содействующим фактором».

Грузинское руководство не скрывает своей удовлетворенности результатами визита, в первую очередь в экономической области. Так, по словам премьер-министра З. Ногаидели, главная цель поездки была достигнута: проведенные в Тегеране переговоры позволили в принципиальном плане положительно решить вопрос о поставках в Грузию иранских энергоносителей (электроэнергии и в перспективе природного газа), что станет огромным вкладом в решение проблемы национальной энергобезопасности.

Иранская сторона в свою очередь также положительно оценила итоги визита высокопоставленной грузинской делегации: благодаря новым соглашениям в энергетике Тегеран укрепил свое экономическое влияние в регионе Закавказья, позиционируя себя в качестве надежного источника энергоресурсов. Одновременно иранское руководство попыталось извлечь из визита политические дивиденды, предлагая себя в качестве посредника в решении российско-грузинских противоречий.

Вместе с тем, по словам главы МИДа ИРИ М. Моттаки, Тегеран настроен на углубление двустороннего сотрудничества с Грузией, причем «этому процессу не помешает какая-либо третья страна». Конечная цель данных маневров Тегерана – выступать в качестве активного регионального игрока в Закавказье, без которого немыслимо представить себе формирование региональной системы безопасности (в том числе энергетической). В этом смысле образующаяся геоэкономическая ось «Тегеран–Тбилиси» может оказать определенное влияние на формирование и дальнейшее развитие этой системы.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03748 sec