Об изменениях в военно-политической обстановке на Ближнем Востоке и в Северной Африке (16-22 октября 2006 года)

23 октября 2006
На минувшей неделе наиболее важные события в регионе происходили в зоне палестино-израильского конфликта и в Ираке. В секторе Газа сохраняется напряженная ситуация, вызванная как войсковой операций армии Израиля, так и сохраняющимся противостоянием между ведущими палестинскими движениями ХАМАС и ФАТХ.

Обстановка в Ираке продолжает ухудшаться и все больше выходит из-под контроля коалиционных сил и правительства страны.

Состоявшийся на прошедшей неделе визит в Москву премьер-министра Израиля Э. Ольмерта показал, что у российско-израильских отношений имеются неплохие перспективы для дальнейшего развития. Вместе с тем, позиции двух государств по ряду важных вопросов не всегда совпадают. В первую очередь, это относится к проблеме ядерных программ Ирана и ситуации на Ближнем Востоке. Так, Израиль опасается появления у ИРИ ядерного оружия и настаивает в этой связи на жестких мерах в отношении Тегерана. В тоже время в Москве считают, что «воздействовать на Иран надо, но воздействовать надо соразмерно тому, что там происходит», а пока нет достаточных оснований говорить о наличии со стороны ИРИ угроз миру и безопасности.

Президент России В. Путин, говоря о нынешнем положении на Ближнем Востоке, подчеркнул, что «только справедливое и всеобъемлющее урегулирование, принятое всеми народами региона, может быть надежным и долгосрочным».

НАТО и Израиль завершили разработку программы индивидуального партнерства в рамках Средиземноморского диалога. В частности, израильские ВМС будут привлекаться к анттеррористической операции альянса в Средиземном море «Активные усилия».

Обстановка на палестинских территориях в секторе Газа и Западном берегу реки Иордан (ЗБРИ) остается очень сложной и напряженной. Части сухопутных войск Израиля при поддержке авиации продолжали проводить на юге сектора Газа операцию по поиску и уничтожению подземных туннелей, используемых палестинцами для контрабанды оружия и боеприпасов с территории Египта.

Подобная крупная операция проводится здесь впервые после вывода ЦАХАЛа из анклава в 2005 г. По оценке израильского командования, наличие большого числа туннелей «свидетельствует о полном бездействии египетских сил безопасности» в отношении лиц, занимающихся нелегальной переброской оружия. При этом особую обеспокоенность у Израиля вызывает поступление в последнее время на вооружение боевиков ХАМАСа современных противотанковых средств и ПЗРК.

Израильское правительство 22 октября приняло решение о подготовке и проведении в ближайшее время (ориентировочно через три недели) масштабной военной операции в секторе Газа с целью ликвидации инфраструктуры терроризма, складов оружия и боеприпасов, цехов по изготовлению самодельных ракет «Кассам» и др. А пока палестинские боевики продолжают ракетные обстрелы приграничных районов Израиля.

В ночь на 20 октября представители ФАТХа и ХАМАСа достигли очередной «окончательной» договоренности о взаимном прекращении насилия в интересах урегулирования острого и длительного внутриполитического кризиса на палестинских территориях. Вместе с тем, как показывает ход событий в Газе и на ЗБРИ, подобного рода договоренности, учитывая глубину противоречий между двумя движениями, не являются прочными и долговечными, не ведут к реальному сближению позиций сторон и стабилизации ситуации на палестинских территориях. Так, глава сформированного ХАМАСом правительства И. Хания уже 20 октября заявил, что его движение отвергает любые попытки председателя ПНА М. Аббаса, направленные на расформирование нынешнего кабинета министров и проведение досрочных парламентских выборов. 22 октября в секторе Газа произошли новые вооруженные столкновения между сторонниками ХАМАСа и ФАТХа.

В Ираке происходит неуклонный рост насилия. В различных районах страны имеют место многочисленные вооруженные нападения, теракты, похищения и убийства людей и др. Особую активность при этом проявляют вооруженные милиции, созданные по конфессиональному признаку. В первую очередь, речь идет о т. н. «Армии Махди», подчиняющейся радикальному шиитскому лидеру М. ас-Садру. 20 октября ее боевики захватили и в течение суток удерживали г. Эль-Амара на юге Ирака, а 21 октября боевики «Армии Махди» совершили нападение на полицейский участок в г. Эс-Сувейра к югу от Багдада.

В тоже время глава иракского правительства Н. аль-Малики, несмотря на давление со стороны США, отказывается от проведения мер по принудительному разоружению милиций, которые фактически являются одним из главных орудий в шиитско-суннитском противостоянии. Подобная позиция аль-Малики в значительной степени обусловливается его опасением того, что силовое разоружение милиций может привести к распаду ныне правящей шиитской коалиции.

Так, премьер-министр не дает согласия на проведение широкомасштабной операции с целью наведения порядка в шиитской части Багдада Садр-сити, где верховодят боевики М. ас-Садра, на чем настаивает коалиционное командование. Более того, аль-Малики дал команду освободить ряд активистов – сторонников ас-Садра, задержанных военными США.

В Вашингтоне, несмотря на публичные заявления о поддержке правительства во главе с Н. аль-Малики, все больше выражают недовольство его нерешительностью (а по нашему мнению и явной неспособностью) в вопросах наведения порядка и стабилизации обстановки в стране.

20 октября в Мекке (Саудовская Аравия) представители иракских шиитов и суннитов подписали совместное обращение к населению Ирака с призывом прекратить кровопролитие, столкновения на почве межрелигиозной вражды и обеспечить территориальное единство иракского государства. Документ также призывает к освобождению всех лиц похищенных или захваченных в плен, обеспечению неприкосновенности святых мест шиитов и суннитов, расположенных на территории Ирака. Вместе с тем, большинство экспертов считает, а развитие событий в стране это наглядно подтверждает, что «Мекканский документ» вряд ли окажет заметное воздействие на положение дел в Ираке, а тем более приведет к прекращению суннитско-шиитского противостояния.

В условиях усиления нестабильности и роста насилия в Ираке американская администрация пытается найти пути, которые хоть в какой-то степени улучшили бы обстановку в этой стране. Президент США Дж. Буш провел в Вашингтоне консультации с высокопоставленными представителями администрации и военными для выработки новых шагов, направленных на выравнивание иракской ситуации. Не исключено, что в создавшемся очень сложном для США положении в Вашингтоне могут пойти на контакты с Сирией и Ираном по вопросам урегулирования обстановки в Ираке. К этому, по информации СМИ, американцев подталкивает Лондон.

Премьер-министр Ливана Ф. ас-Синьора отклонил предложение главы израильского правительства Э. Ольмерта о личной встрече, заявив, что «настоящий мир основывается на признании Израилем арабской мирной инициативы» 2002 г.

Командование ливанской армии сообщило, что «сухопутные и морские границы страны контролируются очень тщательно и эффективно, и нет свидетельств тому, что оружие проникает в Ливан». Ливанские военные отвергли утверждения Израиля о провозе оружия из Сирии. Со своей стороны, израильский министр обороны А. Перец дал понять, что ВВС ЦАХАЛа продолжат облеты территории Ливана до тех пор, пока ливанцы не выполнят все требования резолюции Совета Безопасности ООН № 1701 (11.08.06 г.), особенно в части, касающейся запрета на поставки оружия группировке «Хизбалла» и освобождения захваченных ею израильских военнослужащих. В Израиле считают разведывательные полеты над Ливаном необходимым элементов обеспечения национальной безопасности еврейского государства. Министр обороны Франции М. Алиот-Мари отметила, что полеты ВВС Израиля над Ливаном могут привести к срыву соглашения о прекращении огня.

Италия намерена продать Ливану современные зенитные ракетные комплексы «Астер-15» совместного итало-французского производства, на что потребуется специальное разрешение Парижа.

Продолжается прибытие в Ливан новых контингентов международных миротворцев. На минувшей неделе в страну прибыли подразделения ВС Бельгии (350 чел.) и Турции (95 чел.). Численность турецких миротворцев (военнослужащих и гражданских специалистов) намечено увеличить до 261 человека, а в перспективе до 681 человека.

На юге и востоке Афганистана коалиционные силы стран НАТО и правительственные войска продолжают вести ожесточенные бои с отрядами оппозиционного движения «Талибан». В последнее время талибы значительно укрепились в восточных провинциях страны вблизи границы с Пакистаном. Здесь они контролируют большую территорию и пользуются серьезной поддержкой местного населения. Кроме того, разведорганы международной коалиции фиксируют постоянный приток из Пакистана в Афганистан иностранных боевиков – турок, чеченцев, арабов и др.

На прошедшей неделе в результате ошибочных действий авиация НАТО нанесла несколько ударов по мирным селениям, в результате чего погибли более 20 и получили ранения несколько десятков человек. Общие потери афганцев убитыми с начала текущего года превысили 3000 человек, также погибли 150 военнослужащих армий государств коалиции.

В условиях осложнения ситуации в Афганистане руководство НАТО заявляет о необходимости дальнейшего увеличения численности контингентов войск из стран-членов альянса.

Сложной сохраняется ситуация вокруг ядерной программы Ирана. Евросоюз надеется на продолжение переговоров с иранскими представителями, но одновременно поддерживает рассмотрение иранского вопроса в Совете Безопасности ООН. Вместе с тем, страны ЕС готовы приостановить усилия, направленные на введение международных санкций в отношении ИРИ, если Тегеран «предпримет позитивные шаги по преодолению кризиса вокруг его ядерной программы». Ожидается, что проект резолюции СБ ООН по Ирану будет подготовлен уже на будущей неделе. В Тегеране же в очередной раз предупредили, что принятие репрессивных мер в отношении Ирана «исключит возможность компромиссного решения иранской ядерной проблемы». Причем президент страны М. Ахмадинежад считает, что Совет Безопасности ООН «потерял репутацию» и решения этого международного органа «перестали иметь значение».

В Судане новый альянс повстанческих группировок – Фронт национального освобождения (ФНО), действующий в Дарфуре, заявил о готовности вступить в диалог с хартумским правительством на условиях предоставлению широкого самоопределения этому региону на западе страны. Одновременно представитель ФНО подчеркнул, что альянс отвергает майское (2006 г.) соглашение между правительством и группировкой Движение за освобождение Судана во главе с М. Миннави. Министр иностранных дел Судана Л. Акол сообщил, что в Хартуме не получали никаких официальных предложений от ФНО о переговорах и назвал новый альянс «террористами».

Суданское правительство объявило персоной нон грата специального представителя ООН в стране Я. Пронка, которого обвинили «в открытом вмешательстве в дела вооруженных сил» республики. Ооновский дипломат должен в трехдневный срок покинуть суданскую территорию.

Ливия и Франция начали переговоры о поставках французского вооружения и военной техники в Джамахирию. Также предполагается продажа ливийцам 20 аэробусов. В перспективе французские фирмы рассчитывают на 20% ливийского рынка вооружений. А пока речь идет о модернизации 25 истребителей «Мираж» F.1, проданных Ливии в конце 1970-х гг., и поставке партии патрульных кораблей, которые будут задействованы ливийцами в рамках программы Евросоюза по борьбе с нелегальной иммиграцией из Африки.

Приложение

Федерализация Ирака: причины и возможные последствия


11 октября иракский парламент одобрил законопроект о федеративном устройстве страны. Официально новый закон начнет действовать с 2008 г., однако реально в Ираке уже давно существует Курдский автономный район, а также предпринимаются некоторые практические шаги по созданию других автономных районов (на юге).

Идея федеративного устройства страны не нова. Первыми и наиболее активными ее приверженцами после свержения режима С. Хусейна в 2003 г. стали иракские курды, не желающие терять свою фактическую независимость от Багдада, существующую с 1992 г. Идею о необходимости образования на юге Ирака автономного района наподобие курдского вскоре стали выдвигать и многие ведущие шиитские политики. В конституции Ирака (2005 г.) по настоянию курдов и шиитов введено положение (ст. 113) о федеративной системе Республики Ирак, состоящей из столицы, регионов, децентрализованных провинций и местных администраций. При этом регионы могут состоять из одной или нескольких провинций, а их создание должно быть подтверждено соответствующим референдумом (ст. 114).

В последнее время идея разделения Ирака на федеративные регионы находит определенное понимание в Вашингтоне, где ряд политиков видят в ее реализации один из возможных путей выхода из обостряющегося иракского кризиса.

О создании независимого исламского государства в районах с преимущественно суннитским населением сообщил недавно экстремистский "Маджлис шура аль-муджахидин".

В чем же причины столь сильной живучести и популярности идей федерализма и сепаратизма в Ираке?

Для этого существуют глубокие исторические корни. Как известно, иракское государство было искусственно создано после первой мировой войны англичанами. До этого ныне составляющие его части не имели прочных связей. В новом государстве в привилегированном положении оказались арабы-сунниты (ок. 20% населения), составившие основу политической и интеллектуальной элиты Ирака, занимавшие главенствующее положение в госаппарате, бизнесе, армии, органах безопасности и др. Все режимы, правившие в Ираке с 1920-х гг., чтобы сохранить единство страны опирались преимущественно на силу и насилие. Процесс формирования иракской нации шел очень медленно, фактически не затрагивая курдское население (ок. 20%) и другие неарабские нацменьшинства. На севере Ирака в Курдистане регулярно происходили вооруженные конфликты между войсками центрального правительства и курдскими повстанцами, воевавшими за самостоятельность своих территорий.

Жестоко, зачастую с прямым применением насилия подавлялись выступления шиитского населения на юге страны, которое боролось за равноправное положение в обществе и государстве. Апофеозом насилия в Ираке стало правление С. Хусейна (1979-2003 гг.), который самым жесточайшим образом подавлял выступления курдов и шиитов. В итоге после падения саддамовского режима и курды, и шииты, опасаясь рецидивов прошлого, стали активно выступать за возможно более полную самостоятельность от центральной власти.

В сегодняшнем Ираке почти все крупные и влиятельные политические партии созданы на этнической и конфессиональной основе. В стране нет, и в обозримом будущем вряд ли появится мощная, влиятельная партия, выступающая за национальную консолидацию. В Ираке также нет, и не предвидится появления сильного и авторитетного лидера, который смог бы возглавить движение за национальное примирение и сохранение единства страны.

Сепаратистские настроения имеют под собой и серьезную экономическую базу: нефтяные месторождения, составляющие основу национального богатства, расположены на юге и севере Ирака, т, е. в районах с преимущественно шиитским населением или на территориях, на которые претендуют курды. В центре же страны каких-либо значительных запасов природных ископаемых пока не обнаружено.

Основными противниками федерализации (раздела) Ирака выступают сунниты, не желающие окончательно потерять свои политические и экономические позиции, а также радикальный шиитский лидер М. ас-Садр, чьи сторонники проживают преимущественно в районах, где нет запасов нефти.

Сегодня иракские политики очень много говорят о необходимости сохранения единства страны, но за этими словами не следуют реальные дела. В результате Ирак в условиях нарастающей нестабильности и слабости центральной власти все больше сворачивает на путь распада. Причем разговоры (и закон) о федерализации, как видится, являются лишь прикрытием деятельности, направленной на раскол страны. В первую очередь, это относится к Иракскому Курдистану, лидеры которого, особенно не форсируя события, считая, что время еще не пришло, поступательно движутся к намеченной цели – созданию независимого курдского государства.

Об этом наглядно свидетельствуют их практические действия, особенно в последнее время. Целый ряд шагов по закреплению своей автономности от Центра предпринимаются и в южных провинциях. Прежде всего, это касается контроля над природными ресурсами и обеспечением безопасности.

К чему же может привести дальнейшее углубление и расширение процессов, связанных с усилением самостоятельности регионов? Здесь можно рассмотреть два основных варианта. Первый – образование в ближайшие несколько лет на территории Ирака нескольких автономных регионов при формальном сохранении единого (но слабого) иракского государства. Второй – распад Ирака на несколько самостоятельных государственных образований.

В обоих случаях главным, на наш взгляд, будет вопрос о границах региональных образований. Особенно это касается Курдистана. Если возможное отделение произойдет в границах нынешнего Курдского автономного района, то тогда процесс может пройти менее болезненно. Но, как известно, курды претендуют на гораздо большую территорию, включая район Киркука и др., с чем арабы и туркоманы категорически не согласны. А это уже чревато очень серьезным конфликтом, долгим и кровавым, как это уж не раз было в прошлом.

Кроме того, против раскола Ирака выступают все граничащие с ним страны. В первую очередь, это относится к Турции, которая опасается, что появления на иракской территории независимого курдского государства может катализировать, причем очень сильно, борьбу турецких курдов за самоопределение. Схожей позиции придерживаются Сирия и Иран. В этих условиях независимое курдское государство может оказаться во враждебном окружении, что, учитывая слабость экономики региона, ее почти полную зависимость от внешних связей, поставит самостоятельный Курдистан в крайне тяжелое положение.

Не все так просто и на юге Ирака. Здесь существует несколько вариантов создания автономных регионов, что во многом связано с вопросом о контроле над нефтью. Так, существует вариант создания общего шиитского региона в составе девяти провинций "от города Эль-Кут и до границы с Кувейтом"; имеется вариант образования региона из трех провинций (Басра, Ди-Кар, Мутанна), отдельного региона Басры и др.

В целом раздел арабской части страны на суннитское и шиитское образования представляется крайне сложным. Ведь во многих местах представители обеих общин проживают бок о бок. В первую очередь, это относится к Багдаду, где живут представители всех иракских религиозных конфессий и национальностей. Многонациональными и многоконфессиональными по составу населения являются и крупнейшие города страны Басра, Мосул и Киркук, где вместе с Багдадом проживет ок. 50% населения страны. Крупные шиитские общины имеются во многих городах центрального и северного Ирака, а значительные группы суннитов проживают на юге страны. И все же нельзя полностью исключать возможного раскола арабского Ирака.

Как видится, в значительной степени борьба между арабами-суннитами и шиитами будет вестись не столько за раздел территории по религиозно-общинному признаку, сколько за власть над арабской частью Ирака в целом. Причем, учитывая длительную и ныне усиливающуюся враждебность в отношениях между двумя общинами, этот конфликт примет, скорее всего, форму затяжного кровопролитного противоборства. Не исключено, что в суннитско-шиитский конфликт в случае его перерастания в полномасштабную гражданскую войну в той или иной форме окажутся вовлеченными соседние и близлежащие государства (Иран, Саудовская Аравия, Сирия, Иордания, Египет и др.), что может резко осложнить общую ситуацию в регионе.

Таким образом, учитывая серьезные, принципиальные разногласия между ведущими политическими силами Ирака по вопросам государственного устройства страны, ее будущего в целом, тенденция к ослаблению центральной власти будет усиливаться, а автономистские и сепаратистские настроения получат дальнейшее развитие. Вместе с тем процесс создания автономных (независимых) регионов также будет очень трудным и сложным. Все это предопределяет длительную внутриполитическую нестабильность в Ираке.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03631 sec