Виктор Литовкин: Атомный (ое, ая) чучхе

19 октября 2006
Северная Корея планирует в ближайшее время произвести как минимум три новых ядерных взрыва. Она уже предупредила об этом Китай, сообщает телеканал CNN.

Да и американская космическая разведка подтверждает новую активность северокорейских военных на полигоне Пхунгери, где совсем недавно, 9 октября нынешнего года, были произведены первые корейские подземные ядерные испытания. Правда, мощность того взрыва до сих пор точно установить не удалось. Директор Национальной разведки США Джон Негропонте утверждает, что она была меньше одной килотонны. А вице-премьер, министр обороны России Сергей Иванов доложил президенту, что мощность взрыва равнялась 5-15 килотоннам. Эксперты же по ядерному оружию утверждают, что взрыв мощностью менее пяти килотонн не может считаться ядерным...

Но, Бог с ними, с этими разночтениями и противоречиями. Известно главное, взрыв все-таки был ядерным, хотя в действие приведен не ядерный боеприпас, то есть не боевой блок, готовый для применения с борта бомбардировщика или в качестве головной части баллистической ракеты, а только некое ядерное взрывное устройство, которому до боеприпаса еще нужно "дорасти".

Тем не менее, все "родовые признаки" ядерного взрыва, хотя он и был подземным и "максимально безопасным", оказались налицо. Ударная волна, вызвавшая реальные, зафиксированные приборами, сейсмические колебания земной тверди, а так же повышение радиационного фона в атмосфере. Радиацию никому и никогда еще не удавалось удержать в "каменном мешке" подземной шахты или штрека, - она всегда, хоть и в небольших дозах, но вырывается наружу. Что и подтвердили американские и японские самолеты, регулярно бравшие пробы воздуха у берегов Северной Кореи всю неделю после ядерных испытаний.

Мир, руководители всех цивилизованных и, скажем так, здравомыслящих государств, их военные структуры, научная и экспертная общественность пришли в негодование. Понятно, почему. Появление еще одной, девятой по счету, ядерной страны с непредсказуемым и недемократическим, можно выразиться и пожестче, сумасбродным правительством, игнорирующим консолидированное мнение международных организаций, в том числе и ООН, это прямая и явная угроза миру. Не говоря уж о безопасности ближайших соседей этой страны.

В числе которых Япония, Южная Корея, Китай и Россия, ее Приморский край. Полигон Пхунгери всего в ста пятидесяти километрах от нашей границы. Резолюция Совета безопасности ООН за номером 1718, что после долгих согласований все-таки ввела экономические санкции против самодовольного Пхеньяна, демонстративно презревшего все просьбы и предупреждения мировой общественности, самая мягкая кара за игнорирование такой озабоченности и вполне реальных опасений за безопасность планеты.

Правда, тут я должен высказать один, достаточно спорный, но очевидный тезис, который многим может и не понравиться. В принципе, обладать или не обладать ядерным оружием - это суверенное право любой страны, которая не является участником Договора о нераспространении ядерного оружия. А КНДР или Северная Корея, как мы в последнее время ее называем, несколько лет назад вышла из этого договора. Она осуществляет свое законное право на обладание тем оружием и теми средствами вооруженной борьбы, которые могут обеспечить ее суверенитет и независимость. Тем более, что эти независимость и суверенитет поставлены под угрозу самой могущественной страной планеты - США.

Администрация Вашингтона причислила КНДР к "государствам-изгоям" и не перестает грозить ей военной силой. А даже недавний исторический опыт свидетельствует, например, у Югославии не было ядерного оружия, и что? Где теперь эта страна? Не имел ядерного оружия Ирак. Что случилось с ним, тоже рассказывать никому не надо. Нет его пока у Ирана. И Тегерану, столице и народу очередного "государства-изгоя", тоже грозят. И не откуда-нибудь, к примеру, из Андорры или Кот-д'Ивуара, а опять же из Соединенных Штатов.

Что каждый из нас стал бы делать, если бы ему постоянно угрожал какой-нибудь громила? Пожаловался бы в милицию? В прокуратуру, суд? А если эта милиция, прокуратура и суд не предпринимают никаких мер? Что остается? Запастись большой дубинкой, газовым пистолетом или, в нарушение всех правил и законов, мощным огнестрельным оружием? Что Пхеньян, в принципе, и делает, опираясь на собственные силы и идеологию чучхе. Правда, есть сведения, что тут ему якобы сильно помог Исламабад, который в обмен на ракетные технологии Северной Кореи предоставил ей определенное количество плутония, пригодное для изготовления 5-6 ядерных зарядов. Но Вашингтон делает вид, что не заметил такой "помощи" своего союзника.

Скажу больше. В том, что Северная Корея обзаводится ядерным оружием вина или "заслуга" США - главная. Именно администрация Вашингтона помешала Пхеньяну обзавестись своей ядерной энергетикой. А для страны, которая испытывает острейшую нужду в электроэнергии (если кто-то видел снимок Корейского полуострова из космоса - залитый светом Юг и черный, как смоль, Север, знает, о чем речь), в продовольствии, в развитии своей промышленности, сельского хозяйства, транспортного сообщения, это был удар, что называется, поддых. Мало того, что Вашингтон буквально вытолкал из КНДР российских строителей АЭС, как это он пытается сегодня сделать в Иране, пообещав всяческие льготы и преференции, в том числе и построить самую эффективную и безопасную атомную станцию, - он в последний момент вышел из консорциума строителей.

Оставил Пхеньян один на один с его острейшими проблемами. Да еще и пообещал сделать все возможное для смены северокорейского режима.

Неудивительно, что этот режим, как в сороковые годы прошлого века, послевоенный полуразрушенный, полуголодный, раздетый и разутый Советский Союз, которого из "горячей" войны ввергли в "холодную" и угрожали ядерными ударами, сделал все возможное и невозможное, чтобы обзавестись своей атомной бомбой - единственной и, более или менее, реальной гарантией своего суверенитета. Все - так. И... не совсем так.

Такое же суверенное право, как право Северной Кореи на собственное ядерное оружие, имеют и другие государства мира. В первую очередь на то, чтобы не допустить расползание этого оружия по миру. Чтобы этим страшным оружием массового поражения, к чему стремится Пхеньян, не обзавелись другие малопредсказуемые государства и режимы, тем более шизоидные международные террористические организации, которые, как показывает тот же исторический опыт, не останавливаются ни перед чем для достижения своих диких человеконенавистнических целей. Чтобы ядерное оружие, которое в ответственных и серьезных государствах и их армиях, по большому счету, играет сегодня роль политического сдерживания, не превратилось в оружие поля боя или в средство экстремистского шантажа.

Раньше этому в той или иной мере помогал Договор о нераспространении ядерного оружия, который подписали 188 государств, Договор о запрещении проведения ядерных испытаний во всех сферах, который, кстати, до сих пор не ратифицировали США, другие международные договоренности. Но, как видим, и они бессильны перед естественным стремлением слабого и униженного защитить себя любыми возможными и невозможными для него средствами. Так же, как бессильны они перед сильными и богатыми, которые позволяют себе толковать международные законы и правила так, как им выгодно. Сегодня и сейчас. Пренебрегать ими, опять же, когда это выгодно им лично, манипулировать...

Свидетельствует ли это о том, что ООН и другие международные организации исчерпали себя, что, как и в прошлом, в повестку дня международных отношений выходит право сильного - как хочу, так и ворочу? Не знаю. Но иногда меня, как, наверное, и многих людей берет оторопь.

Почему кто-то имеет право высокомерно пренебрегать международными договоренностями и международным правом, например, на запрет выводить в космос оружие, а кто-то не имеет никаких прав, а одни только обязанности. В первую очередь, необходимость заискивающе заглядывать в глаза сильным мира сего и пытаться угадать, как бы получше им угодить...

Маленькая, нищая, но очень гордая и предельно принципиальная Северная Корея на это не идет. И тут она, по-своему, права. Но правы и мы, все остальные, когда видим последствия ее негативного и, скажу так, экзальтированного и истерического поступка для судеб всего мира.

Извечный русский вопрос: что делать? Вчера в "РИА Новости" мы обсуждали его с китайскими коллегами в ходе видеомоста Москва-Пекин, где общались между собой, обменивались мнениями ведущие специалисты в области ядерной безопасности из отечественных академических институтов и общественных организаций и пекинских. Предложений было много. В том числе и по санкциям. Пока нет ответа на вопрос, как глубоки и всесторонне они могут быть, как их реально осуществить, чтобы не довести дело до войны на Корейском полуострове, какие следующие шаги можно предпринять, чтобы дать почувствовать Пхеньяну его неправоту.

Но говорилось о том, что санкции должны воздействовать на руководство Пхеньяна, а не на его народ, который единственный был и остается жертвой северокорейского режима и непомерного давления, которое уже не первый год оказывает на страну администрация Вашингтона.

Много слов было сказано и о том, что надо найти такие меры воздействия на Пхеньян, чтобы он все-таки отказался от своей оружейной ядерной программы, перестал шантажировать мир применением баллистических ракет и ядерного оружия. Одновременно не загонять себя и этот режим в тупик, оставить место для маневра, для возвращения к столу переговоров. Сначала в формате "пятерки" (Россия, США, Китай, Япония и Южная Корея), выработать там единую для всех позицию, и только потом собираться "шестеркой" с участием КНДР.

Создать для Северной Кореи реальную и серьезную мотивацию для размена военной ядерной программы на гарантии безопасности и несменяемости под воздействием внешних сил существующего ныне режима, а так же на серьезную гуманитарную продовольственную, медицинскую и техническую помощь населению...

Не остался без внимания и тезис о том, что, если Северная Корея не получит адекватный сигнал о недопустимости создания у себя ядерного оружия, весь режим нераспространения рухнет окончательно и безвозвратно. Другие страны, а таких насчитывается около сорока, которые сравнительно легко, без особых затрат, в течение года-двух-трех могут обзавестись своим ядерным оружием - Япония, Тайвань, Южная Корея, Египет, Алжир, Саудовская Аравия, Бразилия, Аргентина - получат ясный сигнал: у вас развязаны руки, чем хотите, тем и вооружайтесь. Нужен ли человечеству такой ядерный хаос? Вопрос, как понимаете, риторический.

Но что способно остановить Пхеньян в его стремлении доказать всем и, в первую очередь, самому себе, что он никогда и ни при каких обстоятельствах не поступится принципами? Что он может, должен и будет обладать ядерным оружием, чтобы защитить свой суверенитет и независимость? Ни российские, ни китайские эксперты не смогли дать окончательный ответ на эти вопросы. Потому что такие ответы тоже очень опасны и неоднозначны.

Один из экспертов вспомнил, что в начале восьмидесятых годов прошлого века израильские самолеты сумели остановить ядерную программу Саддама Хусейна. Но этого ли добиваются Ким Чен Ир и его генералы?

Если, это так, то у Пентагона, как пишут американские газеты, есть "оперативный план 5027" по вторжению в Северную Корею или "оперативный план 5026" по нанесению ударов с воздуха. В преддверие выборов в конгресс он может осуществиться. Тем более, что республиканцам и администрации Буша, его министру обороны очень хочется показать свою решимость и умение "управлять миром".

А все это - крайне негативное развитие событий не только для северных корейцев, но и для соседей Пхеньяна, - для российского Приморья, Китая, Южной Кореи. Мало того, что никому из нас не нужна война у наших границ, никому не нужны и миллионы беженцев, которые хлынут через пограничные кордоны, и кого нужно будет кормить, обувать, одевать, лечить, защищать от ветра и дождя, от холода...

Но нам одновременно не нужен ни второй, ни третий ядерный взрыв на полигоне Пхунгери. Даже, если он, как и первый, не несет экологической угрозы природе и российскому населению Приморья. Нам, да и никому другому не нужно, чтобы атомный (ая, ое) чучхе (непонятно, какого именно рода это северокорейское слово: как учение - среднего, как идеология и практика - женского, а как опыт - мужского - В.Л.) превратился (ась, ось) в атомный апокалипсис.

У апокалипсиса только один род - недопустимый.

РИА Новости

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03139 sec