Ситуация в Судане: новая революция?

16 октября 2006
С.Ю. Серёгичев

Убийство 6 сентября с.г. известного в Судане журналиста, редактора ежедневной газеты «Аль-вифаак» («Согласие») Мухаммеда Тахи Мухаммеда Ахмеда вкупе с ростом цен на важнейшие для рядового суданца товары, такие как бензин и сахар, привели к взрыву народного недовольства политикой властей. Раздались призывы к министрам внутренних дел и обороны подать в отставку в связи с их некомпетентностью.

Первого из них, Аз-Зубейр Башир Таху, обвиняют в попустительстве исламским радикалам, которых считают виновными в зверском убийстве Мухаммеда Тахи (сначала неизвестные вооруженные люди забрали его из дома, а через день было найдено обезглавленное тело журналиста). Известно, что исламисты приговорили редактора «Аль-вифаак» к смерти в 2005 году за статьи о пророке Мухаммеде. Журналиста тогда даже арестовали, но позже выпустили, так как на суде он сумел доказать, что его попросту неправильно поняли.

Второго министра, Абдель Рахима Мухаммеда Хусейна, считают виновным в том, что его подчиненные так и не сумели навести порядок в Дарфуре, где в самое ближайшее время в соответствии с резолюцией ООН (но с согласия суданских властей) должны разместиться «голубые каски».

Имя президента аль-Башира пока не фигурирует в списке «будущих отставников», но, как показывает опыт суданской истории, в случае дальнейшего ухудшения внутренней и международной обстановки (в связи с дарфурской проблемой) суданскому лидеру не избежать подобной участи.

Тут уместно вспомнить события весны 1985 года, когда в стране, так же как и сейчас, в несколько раз поднялись цены на продукты первой необходимости и начались массовые демонстрации протеста. И так же как сегодня, полиция была брошена на их разгон, затем подключилась армия, а потом, 6 апреля, тогдашнему президенту Нимейри (он в тот момент находился в Каире) сообщили, что он преступник и лишен власти.

Вопрос, который не дает покоя многим экспертам, следящим за событиями в Судане, звучит так же, как и 21 год тому назад: хватит ли сил, умения, да и просто политической удачи Осману аль-Баширу, чтобы избежать участи Нимейри, или нет?

От ответа на этот вопрос зависит не только судьба одного конкретного, пусть и весьма влиятельного политика и военного страны, но и судьба всей сегодняшней модели суданского общественно-политического и социально-экономического развития. Плоха она или хороша, в данном случае не так уж и важно; главное, что несмотря ни на что, эта модель до сих пор давала миллионам рядовых суданцев надежду на хорошую жизнь.

Чтобы удержаться у власти, нынешнему суданскому лидеру требуется, как и шахматному гроссмейстеру, опережать на несколько шагов своих конкурентов. Их у аль-Башира трое: суданский генералитет, традиционалисты во главе с лидером влиятельнейшей партии «Аль-Умма» Садыком аль-Махди и его недавние партнеры (до 2000 г.) по правящей коалиции – исламисты с их бессменным наставником и вождем Хасаном ат-Тураби.

Упоминание суданского генералитета в качестве одного из главных соперников аль-Башира в схватке за власть поначалу может вызвать недоумение. Ведь сам аль-Башир — выходец из военной среды, и кажется, что уж в армии его политику всегда поддержат. Это верно, только не будем забывать, что низложенный весной 1985 года при аналогичных обстоятельствах Нимейри так же принадлежал к касте высокопоставленных военных, которым он даже прощал в обмен на их поддержку коррупцию небывалых масштабов и расхищение госсредств из бюджета страны. Однако, когда народное недовольство политикой Нимейри, кстати, он тоже в то время носил звание фельдмаршала и был героем майской революции 1969 года, достигло своего пика, армия, и без того втянутая в бесперспективную войну с южанами, не желая начинать гражданскую войну и на севере Судана, свергла его.

Можно задаться вопросом, где сегодня проходит та красная линия, за которой аль-Башир лишится поддержки верной ему пока армии? Ответ так же очевиден, как и вопрос: эта линия проходит по резолюции № 1706 СБ ООН, предусматривающей размещение в Дарфуре 22600 военнослужащих и полицейских ООН с разрешения официального Хартума.

Размещение сил ООН в Дарфуре будет означать полный крах всей нынешней суданской политики в регионе. Цель этой политики — обеспечение любыми путями (военными, политическими, дипломатическими и др.) стабильного контроля центрального правительства над ситуацией в Дарфуре. Это жизненно важно для Хартума по двум основным причинам: наличию в южном Дарфуре месторождений нефти и близости важнейших нефтяных полей Южного Судана, имеющих стратегическое значение для экономики страны. Кроме того, тот, кто контролирует Дарфур, контролирует центральные районы Судана, по которым проходит 1500-километровый нефтепровод до Порт-Судана на Красном море.

Более того, ввод «голубых касок» в Дарфур будет означать полную беспомощность Хартума в деле разрешения своих внутренних конфликтов: ведь если можно ввести ооновские войска на запад Судана, то почему бы их ни разместить и на востоке, где также не один год продолжается противостояние федеральных властей и местных повстанцев. Не исключено, что в головах суданских генералов (да и гражданских политиков) сидит мысль о том, что к году эдак 2020 хартумское правительство будет стабильно контролировать только территорию своей резиденции, вся же остальная территория страны будет находиться под контролем международных сил (в лучшем случае). Уже сейчас ооновцы следят за налаживанием (а, вернее, за строительством с нуля) мирной жизни на юге страны.

Из двух стратегий поведения по вопросу об отношении к возможному размещению миротворческого контингента ООН в Дарфуре – сопротивление до конца и выбивания из СБ ООН выгодных Судану уступок путем давления на международное сообщество – аль-Башир выбрал второй вариант.

Первый вариант, несмотря на громкие высказывания самого суданского лидера о том, что его страна будет сражаться против «голубых касок» в Дарфуре, «так же как «Хизбалла» била израильские силы» в Ливане, не выгоден для аль-Башира, так как его генералы не пойдут за ним класть головы в сражениях с ооновскими миротворцами в Дарфуре, а тихо отстранят его от власти и затем выгодно продадут своего фельдмаршала суду Международного трибунала в Гааге.

Вторая стратегия предполагает роль аль-Башира не как полководца, а скорее как крупного дилера, готового сдать Дарфур «в аренду» ООН на выгодных для себя и своего окружения условиях. Тем более что командующий миротворческими силами ООН Жан Мари-Гуенно 4 октября в интервью агентству Рейтер заявил, что его организация не пошлет «голубые каски» в Дарфур до тех пор, пока там не будет выполнено политическое урегулирование, на базе которого и смогут действовать миротворцы. А для этого аль-Баширу нужно как можно быстрее установить реальный контроль над большей частью мятежного региона, навязав населению этих территорий свой вариант мирного урегулирования, блюсти который будут уже ооновцы.

Анализ сентябрьских событий показывает, что над «предпродажной подготовкой» Дарфура искусно работает целая команда опытных «менеджеров» во главе с президентом. Работая на опережение, эта команда начала 1 сентября масштабную наступательную операцию в Северном Дарфуре. Армия получила «зеленый свет» на «зачистку» этой провинции от сил «Национального фронта освобождения» (НФО), причем без ограничения применяемых вооружений.

НФО, напомним, возник 30 июня 2006 года в столице Эритреи Асмаре путем объединения ДСР (Движение за справедливость и равноправие), той фракции СОД/СОА (Суданское освободительное движение/суданская освободительная армия), которая отказалась подписать соглашение о мире в Дарфуре, а также маловлиятельной партии «Суданский федеральный демократический альянс» (СФДА).

Помимо силовой составляющей, «предпродажная подготовка» Дарфура включает и меры чисто политического характера. Самой эффектной (ее эффективность может показать только время) из них стало учреждение временной администрации Дарфура, которую возглавил Минни Арко Минави, лидер одной из ветвей Суданского освободительного движения (СОД), назначенный аль-Баширом 7 августа на должность специального помощника президента республики Судан. В руководство администрацией, кроме Минави, вошли губернаторы трех штатов Дарфура, на которые регион делится в административно-территориальном плане.

Однако пока все эти меры не приблизили аль-Башира и его генералов к военной и политической победе в Дарфуре: тяжелые бои с применением авиации, штурмовых вертолетов и тяжелой артиллерии сменяются затяжными баталиями на дипломатическом фронте, где также пока не видно перемен.

Неудачи на западе страны компенсируются политическим успехом на востоке, в стратегически важной для Судана Красноморской провинции. 14 октября в Асмаре было подписано мирное соглашение между Восточным фронтом (образован в 2005 г., состоит из Конгресса Беджа и племен Рашидийя) и правительством Судана – Мирное соглашение по Восточному Судану (East Sudan Peace Agreement – ESPA).

В соответствии с ESPA, на востоке Судана прекращаются боевые действия, отменяется чрезвычайное положение, размещаются правительственные силы, на нужды водоснабжения и здравоохранения выделяется 600 млн долларов.

Так что пока, суммируя всю имеющуюся в нашем распоряжении информацию, можно констатировать, что сценарий апреля 1985 года пока что не вошел в свою кульминационную стадию: свержение армией правящего режима вследствие масштабного взрыва народного недовольства. Но то, что он запущен, нет сомнения. Вопрос в том, сможет ли нынешняя правящая элита «отключить» этот сценарий, и если да, то сколько на это понадобится времени?

Да, сейчас силы политической оппозиции (традиционалисты и исламские активисты ат-Тураби) могут в лучшем случае раз в месяц вывести людей на крупную уличную акцию протеста, так как аль-Башир направляет самые мобильные и взрывоопасные слои суданского населения (молодежь, студенчество) на борьбу с «международной угрозой территориальной целостности страны» в лице «голубых касок ООН», но ситуация может резко измениться в любой момент.

История учит нас (причем иногда очень жестоко), что фактор «внешнего врага» не вечен, а внутренних врагов, на которых можно было направить народный гнев, в самом Судане уже практически не осталось. Поэтому аль-Башира можно уподобить канатоходцу, идущему по канату, протянутому над жерлом вулкана. Малейший серьезный толчок слева (хотя суданские коммунисты крайне слабы, но их идеями, причем в любой трактовке, даже самой радикальной, могут воспользоваться те, кто разочаровался в исламистах, традиционалистах и демократах) или справа (традиционалисты во главе с Садыком аль-Махди уже давно рвутся к власти, да и ат-Тураби, пока затихший, тоже очень опасен вследствие его немалого опыта борьбы с «неверными» режимами) может обрушить аль-Башира и его команду в кипящую лаву. Этот канат — не что иное, как политика компромиссов, ставшая еще с начала 1990-х годов основной тактикой, да и, похоже, стратегией суданского руководства во главе с аль-Баширом.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03398 sec