Online конференция: Кому КНДР угрожает атомной бомбой

10 октября 2006
Константин Асмолов, Дмитрий Косырев

Согласно сообщениям информагентств, в понедельник в 05:35 по московскому времени Северная Корея провела испытание ядерного оружия. Корейская атомная бомба - миф или реальность? Орудие военного сдерживание или аргумент большой политики? Чего добивается Северная Корея, и пойдут ли мировые державы на крайние меры в связи с состоявшимися испытаниями? На кого нацелено оружие КНДР и существует ли угроза для России?

Oтветы на вопросы

1. Павел Овечкин , Москва : Северная Корея заявляет, что испытание - это их суверенное право. Почему тогда эти ракеты падают на территории сопредельных государств? Какой уж тут суверенитет, когда страдают другие?

Дмитрий Косырев
: Нет такого суверенного права - ронять ракеты на территории других государств, и если при испытании ракеты или атомного оружия наносится ущерб, в частности экологический, то в теории положено на него отвечать. А в частности - я что-то не помню, чтобы ракеты упали на сухопутную территорию государства. Пока этого не произошло. Так что, как ни странно, не так все и плохо.

Константин Асмолов: Этот вопрос, конечно, задан не мне, однако я прошу обратить внимание, что «на территории сопредельных государств» северокорейские ракеты не падали. Информация о том, что остатки ракеты, снаряженной ядовитым топливом, упали недалеко от Находки – утка, запущенная японскими СМИ с понятной целью.

К тому же, если бы подобное действительно упало в наши территориальные воды, масштаб произошедшей экологической катастрофы было бы невозможно скрыть.
Что же касается запуска конца 90-х, тогда северокорейская ракета перелетела через Японию и опять-таки упала вне их территориальных вод, но в их экономической зоне, поэтому соглашусь с Дмитрием - если бы ракеты действительно упали на территории сопредельных государств, то Сев. Корея должна была бы ответить. Но они не упали.

2. Мельгунов Артемий : А почему КНДР отказалась от взятых ею добровольно в 2005 году обязательств не проводить запуски ракет?

Константин Асмолов
: Есть некоторая ошибка в дате. Подобные обязательства были приняты не в 2005 году, а в 2000 году во время визита Мадлен Олбрайт в Пхеньян. Тогда Северная Корея и Америка сумели решить тот блок проблем, который возник во время запуска северокорейской ракеты.

Однако мораторий на ракетные запуски был, во-первых, джентльменским соглашением, а во-вторых, был взят на то время, пока между США и Сев. Кореей идут хотя бы какие-то переговоры. Поэтому подчеркну, что речь шла именно о добровольном обязательстве.

Я хотел бы остановиться на событиях 2000 года в связи с очень важным моментом. И итоги визита Олбрайт, и подписание рамочной договоренности 94 года говорят нам о том, что когда руководство США обладает политической волей и желанием решить проблемы, связанные с корейским полуостровом, оно их решает.

Именно поэтому неправильно и неправомерно полагать, что в нынешней кризисной ситуации виноват исключительно Пхеньян.

Дмитрий Косырев: Когда администрация Буша отказалась от всего того, что было наработано между северокорейцами и администрацией Клинтона, то корейцы разработали четкий план последовательных шагов, которые они будут предпринимать, если их и дальше не будут замечать, не будут слушать, а будут только грозить.

И пока они его выполняют. Наша проблема в том, что мы не знаем конечных точек этого плана. Вообще надо сказать, что северокорейская дипломатия ведет себя очень грамотно. В той ситуации, в которой она оказалась - это достойно учебников.

3. Сибирская Наташа , Санкт-Петербург : Почему на сайте ЦТАК (www.kcna.co.jp) нет письменных сообщений как о намерении провести ядерные испытания, так и о самом ядерном испытании 9 октября? Спасибо.

Константин Асмолов
: Как минимум, дело может быть в том, что это не официальный сайт ЦТАК. Который, если вы обратите внимание на особенности его электронного адреса, находится в Японии. Поэтому я вполне могу предполагать, что означенная информация может оказаться там с задержкой.

4. Сергей Аронов , СПб : Мы что-то знаем про Северную Корею и эту бомбу только через призму иррациональных страхов, навеянных на Запад голливудскими блокбастерами. Но, наверное, позиция Северной Кореи по вопросу наличия и применения ядерного оружия принципиально отличается от американской. Увы, нам она неведома. А вам? А Америка что-то про это знает, или предпочитает слышать только себя и бряцание своего оружия?

Константин Асмолов
: Действительно, образ Северной Кореи в массовом сознании во многом отличается от реальной ситуации там, и роль голливудских блокбастеров в этом достаточно велика. Что же касается вопроса о стратегии применения ядерного оружия, то скорее американская позиция здесь отличается от общемировой. Поскольку ядерные доктрины всех остальных держав, обладающих этим оружием, рассматривают его в первую очередь как оружие стратегического слдерживания, а не оружия первого удара, с возможностью избежать ответа за счет разработки систем ПРО.

Что же касается вопроса о том, знает ли об этом Америка, то с точки зрения. пропаганды и достижения целей этот вопрос, как ни странно, не важен. Противостояние ведется с тем образом, который существует в глазах международного сообщества.

Дмитрий Косырев: Поскольку Северная Корея только что испытала первый образец этого оружия и не имеет его еще на вооружении каких-либо войск, то совершенно ясно, что и позиции Северной Кореи по этому поводу вообще-то еще нету.

Хотя понятно, что она наверняка будет оборонительной, исходя из размеров государства и материальных возможностей. Об образе Северной Кореи в глазах нашей публики и американской мы еще поговорим, потому что еще есть вопросы на эту тему.

5. Александр , г.Владивосток : Какова вероятность радиологического заражения территории России, в частности г.Владивостока? Насколько достоверны данные мониторинга радиационного фона в г.Владивосток?

Константин Асмолов
: В настоящее время я не располагаю источниками, которые позволяют мне опровергнуть данные мониторинга радиационного фона во Владивостоке. Отсутствие радиоактивного выброса отмечают не только российские, но и зарубежные источники, и это при том, что в той же Японии тема вероятного радиоактивного заражения муссировалась очень сильно и была отражена даже в наших СМИ.

Но я могу обратить внимание на другое. В случае, если какая-либо держава наносит по гипотетическим ядерным объектам северной Кореи превентивный удар (вне зависимости от того, будет он нанесен ядерным или конвенционным оружием), радиоактивное облако достигает Владивостока за 2 часа.

Дмитрий Косырев: Поэтому лично я считаю, что какие-либо ядерные или неядерные американские удары по Северной Корее по своим последствия равносильны ядерному удару по территории России.

6. Анна , Ереван : Как думаете, постараются ли "утихомирить" Корею и каким образом, или же все так и останется на уровне разговоров?

Константин Асмолов
: Понятие "утихомирить" является очень широким. Его можно трактовать от "сменить режим" до "добиться ситуации, при которой Северная Корея больше не будет проводить ядерные испытания, а вернется за стол переговоров".

Выбор средств, естественно, зависит от выбора цели. И поэтому я могу лишь сказать, что утихомиривать Корею, конечно, будут пытаться, но в это понятие каждая из сторон будет вкладывать свой смысл.

Дмитрий Косырев: Если совсем прямо отвечать на вопрос - то останется на уровне разговоров. Придется дождаться смены режима в Вашингтоне. Администрация Буша уже давно поняла, что допустила с Северной Кореей тяжелейшую ошибку, но пока не набралась решимости признать ее и сменить тактику поведению, то есть делать то самое, что делали демократы. Поэтому два года будет продолжаться нынешнее безобразие, а дальше демократы получат Северную Корею с относительно развитой ядерной программой и заплатят за достижение своих целей уже намного дороже, чем они предлагали при Клинтоне.

7. Игорь , Москва : Прокомментируйте, пожалуйста, информацию о том, что в Южной Корее до недавних пор было американское ядерное оружие. Когда и по каким причинам оно было выведено? Когда оно там появилось и с какой целью?

Константин Асмолов
: Американское ядерное оружие находилось в Корее до начала 80-х гг. и было выведено оттуда не в связи с региональными проблемами, а в связи с изменением американской стратегии в целом.

Относительно того, когда оно там впервые появилось, есть несколько версий, но наиболее четкая связана с желанием американской власти пресечь появление у Южной Кореи собственной ядерной программы, которая имела место в середине - конце 80-х, еще при Пак Чжон Хи.

Однако если посмотреть на проблему шире и поговорить не столько о ядерном оружии на юге, сколько о Севере как о мишени ядерного оружия, то планы применения его в Корее существовали со времени корейской войны 50-53 гг.

Дмитрий Косырев: Здесь хочу напомнить, что американцы сейчас вообще меняют свою стратегию возможных боевых действий за рубежом, и в рамках ее отводят все какие можно вооруженные силы от границы на юг полуострова, а дальше вопрос остается открытым. Они сокращают свое присутствие и в какой-то момент, видимо, сократят его до нуля. Они сейчас делают ставку на точечные удары с большого расстояния, что вызывает очень печальные чувства у южнокорейцев, так как американцы могут продолжать политику на полуострове, не подвергая опасности жизни своих солдат, но подвергая этой опасности жизни корейцев.

8. Игорь , Москва : По каким причинам не были достроены два легководных реактора в КНДР, создание которых предусматривалось РС 1994? Не была ли истерика вокруг северокорейской ядерной программы попыткой США отказаться от взятых на себя обязательств?

Константин Асмолов
: Причин достаточно много. И одна из них - изначальное нежелание части стран-участниц серьезно вкладываться в этот достаточно дорогостоящий проект.

Напомню, что условия рамочных соглашений, точнее рамочной договоренности, поскольку слово "соглашение" создает ложное умолчание того, что это было не джентльменское соглашение, а ратифицированный договор, подразумевало, если коротко, отказ Северной Кореи от своей ядерной программы в обмен на строительство двух ядерных реакторов и поставки топлива.

Однако накануне подписания этого соглашения умер Ким Ир Сен. Затем в 95-97 году в Северной Корее произошла череда очень серьезных стихийных бедствий, которые практически вывели из строя северокорейское сельское хозяйство, шахты и транспортные коммуникации.

В этих условиях часть зарубежных политиков преисполнилась мысли, что режим доживает последние дни и выполнять данные ему обязательства не имеет особого смысла. Поэтому строительство реакторов было заморожено, и даже к моменту прихода к власти Буша они все равно не были бы построены в указанный срок.

Когда же республиканцы сменили демократов, прекратились и поставки мазута, точнее Вашингтон заявил, что теперь топливо будет поставляться не в обмен на отказ от ядерной программы, а в обмен на "демократически преобразования". В течение 20 месяцев после прихода Буша к власти между двумя странами не было практически никаких внешних контактов.

А когда он появился, американская миссия во главе со спецпосланником Джеймсом Келли спровоцировала первый виток ядерного кризиса.

Поясню: Вернувшись домой, Келли заявил, что северокорейцы признавались ему, что обманывали весь мир и тайно проводили ядерные исследования. Однако фраза, которая прозвучала в беседе между ним и зам. министра иностранных дел КНДР Кан Сок Чу, звучала так: «Северная Корея имеет право иметь не только ядерное оружие, но и любые виды оружия, в том числе еще более мощное, для того, чтобы защищать свой суверенитет и право на существование от постоянно усиливающейся ядерной угрозы США».

Это высказывание четко отражает северокорейскую риторику, но признанием в тайных кознях, на мой взгляд, не является никак. Поэтому с моей точки зрения речь шла не столько о том, чтобы замаскировать ядерным кризисом невыполнение собственных обязательств, сколько просто изменить ситуацию и, на волне тогдашней международной обстановки, перевести ситуацию на корейском
полуострове в состояние кризиса, который в перспективе можно было решить по иракскому варианту.

Дмитрий Косырев: Полностью подтверждаю все сказанное. Эта история известна всем специалистам, но попробуйте найдите ее подтверждение где-либо в американской печати.

А дальше произошла одна интересная вещь. Пока идеологи администрации Буша думали, что можно легко поменять режимы в нескольких странах, вместо того чтобы тратить деньги на их реакторы, эксперты Пентагона, которые как ненавидели своего министра обороны, так и ненавидят - за дилетантство, подсчитали цену, особенно в людских потерях, например, военной операции в Северной Корее, и когда Буш получил эту оценку, то понял, что нужно с планами давить на Северную Корею попрощаться. И только что спровоцированный США ядерный кризис в Корее завис в позе Черномырдина – «раскорякой». Вот так и начался корейский ядерный кризис, который привел к прошедшим вчера испытаниям.

9. Георгий Симонянц , Москва : Почему мы так мало знаем о Северной Корее? Одни ярлыки - "ось зла", "корейский режим"... В СМИ вообще нет ничего о жизни страны, о стремлениях, о целях, о том, поддерживает ли народ власть, о том, заботится ли власть о народе... Расскажите хотя бы вкратце - что происходит сейчас в Северной Корее и насколько верны ярлыки?

Константин Асмолов
: На то есть две причины. Первая - это естественная закрытость северокорейского общества, поскольку любой авторитарный режим в той или иной мере опирается на информационный контроль.

Вторая причина в том, что образующиеся вследствие этого информационные лакуны заполняются или штампами пропаганды, или нашими умолчаниями, проистекающими с того времени, когда советские интеллигенты выписывали журнал "Корея сегодня" вместо журнала "Крокодил".

Что же касается того, что происходит сейчас в Северной Корее, то большинство ярлыков действительно уже неверны. 20-25 лет назад КНДР действительно можно было назвать "идеальной антиутопией", хотя и тогда при более тщательном анализе ситуации можно было обратить внимание на то, что структура, способная удивить даже Оруэлла или Замятина, была во многом обязана традиционному конфуцианскому наследию. Элементы политической культуры которого натянули на себя коммунистическую идеологию, как фасад.

В настоящее же время даже с точки зрения «фасада» КНДР (грубо говоря) - не СССР времен Сталина, а СССР времен Черненко. Не говоря уже о том, что с учетом последних изменений в сфере идеологии, политики и администрации традиционный/конфуцианский компонент в ней еще усилился.

Дмитрий Косырев: Уважаемый Георгий, а вообще про какую страну мы много знаем? Я уже много раз писал, что международная журналистика находится в состоянии катастрофы, и это катастрофа для будущего России, которая в эпоху глобализации должна знать, как выглядит окружающий ее мир. Что мы знаем о происходящем в двух странах, которые через относительно короткое время будут мировыми лидерами (Китай и Индия)?

А дальше предстоит латиноамериканская волна - а что мы знаем об этих странах? Те люди, которые руководят "средними" СМИ, живут представлениями прошедшего столетия, когда казалось, что международное сообщество - это США и несколько стран Европы, а все остальные не имеют значения. Мир уже изменился, а наша аудитория имеет об этом самое смутное представление.

10. Ким Ён Ли , Москва : Не произойдет ли в России с корейцами то же самое, что произошло с грузинами?

Константин Асмолов
: Нет, с чего бы?

Дмитрий Косырев: Естественно, нет.

11. Ким Ён Ли , Москва : Дмитрий, Вы любите корейцев, это всем известно, а как Вы считаете, не повредит ли испытание ядерного оружия великой дружбе между русскими и северо-корейцами?

Дмитрий Косырев
: У меня есть сильное подозорение, что русские и россияне вообще очень хорошо понимают, зачем и почему северокорейцы взорвали свою бомбу. И я бы даже рискнул сказать, что некоторые также и сочувствуют. Так что никаких угроз ни северокорейцам, ни великой дружбе я не ощущаю.

Константин Асмолов: А между россиянами и северокорейцами есть великая дружба? Хотел бы обратить внимание, что начиная с 90-х российская дипломатия чуть не забыла про КНДР совсем. Первые попытки проводить равноориентированную политику начались только при Примакове. Это было продолжено при Путине, который был первым советским/российским лидером, который посетил Пхеньян.

А Ельцин заявлял, что "я про этого Ким Чен Ира вообще слышать не хочу".

12. Ким Ён Ли , Москва : Почему по поводу этого конфликта товарищ Президент Путин пока еще ничего не сказал?

Дмитрий Косырев
: На заседании кабинета министров он призвал другие страны к спокойствию. Вообще должен сказать, что Россия находится в самой сложной позиции, потому что сейчас очень сложно проводить экстренные заседания - бессмысленные, призывать к санкциям и грозить, а самое сложное - признать реальность и сказать другим, что нужны спокойствие и выдержка.

Константин Асмолов: Кроме того, Президент очень правильно отметил, что ядерные испытания являются угрозой не столько соседям КНДР, сколько мировому режиму нераспространения ядерного оружия, а это - совсем другая история.

13. Ким Ён Ли , Москва : Обладание ядерным оружием сделало многие государства сильными и независимыми. Так почему же "атомные страны" отказывают КНДР в праве не бояться за свое будущее?

Дмитрий Косырев
: Хотя господин Ким, видимо, кореец, но я тем не менее отвечу неожиданным образом. Наблюдая за всем происходящим в Корее, что может подумать иранец? То, что предлагали демократы при Клинтоне в Северной Корее, а именно построить легководные реакторы, с последующим вывозом отработанного топлива.

Это примерно та же схема, что сейчас пытаются предложить Ирану, чтобы решить уже его ядерную проблему и уберечь тот самый режим распространения. И наблюдая то, что происходит вокруг КНДР, вы еще удивляетесь, что иранцы никому не желают верить. И наоборот.

Константин Асмолов: Первое утверждение несколько некорректно. Большинство государств - членов ядерного клуба были сильными и независимыми еще до того, как стали ядерными. Иное дело, что сложившийся после Второй мировой войны миропорядок предполагал, что "Вундерваффе есть только у меня и Гиви, а всем остальным его иметь не положено", потому что страна-член ядерного клуба имеет совсем другой статус с точки зрения ядерной политики.

14. Владимир , Пермь : А почему, собственно, КНДР не имеет права на АБ. Руководство невменяемо? Так Израиль, разбомбивший Ливан за похищение 2-х солдат, почему-то считается вполне вменяемым и имеющим право на ОМП.

Константин Асмолов
: Насчет применения Израилем оружия массового поражения мы не слышали, к тому же Израиль не является официальной ядерной державой. А вот Пакистан...

Что же касается невменяемости руководства, то невменяемым часто называат человека, чья логика отлична от логики человека, живущего по "общечеловечсеским ценностям".

15. Руслан Байгазин , Москва : Как, с Вашей точки зрения, крайне осторожная, сдержанная, если не сказать "трусливая" позиция Российской Федерации в отношении корейской ядерной программы отразилась на принятом КНДР решении всё-таки начать ядерные испытания?

Дмитрий Косырев
: Россия, так же как и несколько других стран, а именно Япония, Южная Корея и Китай, участвуя в шестисторонних переговорах по корейской ядерной проблеме, должны были сыграть только одну роль - выступить гарантом того, что американским обещаниям Северной Корее можно верить. Пхеньян поучаствовал-поучаствовал в этих переговорах, послушал американцев и решил, что верить все-таки нельзя, несмотря на все гарантии России и остальных.

Константин Асмолов: Слово "трусливый" здесь как минимум некорректно. Эскалация северокорейской ядерной программы оказалась закономерным ответом на усиливающееся давление со стороны США, не пожелавших пойти на уступки международному сообществу в лице остальных стран-участниц «шестисторонки».

Хотя совместные заявления по итогам четвертого раунда этих переговоров поначалу заставило смотреть в будущее с оптимизмом, процесс был торпедирован американскими санкциями против КНДР и целой серией заявлений американского руководства, из которых было понятно, что США рассматривают Пхеньян не как партнера на переговорах, а как тиранический режим, который в любом случае надо менять. Какие могут быть переговоры в таких условиях?

Эскалация ядерной гонки имела еще одну причину. Мировое сообщество знает два варианта ответов на американские претензии по поводу гипотетического наличия у того или иного режима ядерного оружия – иракский и корейский. Саддам Хуссейн пытался доказать, что у его страны нет ОМП, был готов идти на компромисс и разоружаться для того, чтобы, как он думал, уберечь свою страну от агрессии. Дальнейшая судьба Саддама и Ирака в целом всем известна.

16. Random Goodman , Москва : Как, по-вашему, сколько пройдет времени, прежде чем кто-то (я подозреваю, что Южная Корея, Америка, может, еще и Япония) начнет военные действия? И какова вероятность такого исхода событий?

Константин Асмолов: После того, как Северная Корея пусть и формально подтвердила свой ядерный статус, вероятность применения силы на полуострове крайне мала. Практически невозможна.

Дмитрий Косырев: Допускаю идиотский вариант типа демонстративных неядерных ракетных ударов издалека. Просто чтобы показать своим избирателям, что ты что-то делаешь.

17. Ольга , Москва : Подпадают ли действия КНДР под какие-то нормы международного права, регулирующие испытание ядерного оружия? Насколько вообще в нынешней ситуации значимы нормы международного права, ведь с Индией, например, США все-таки зардужились в конце концов. Разве это не прецедент, что и другим "можно"?

Дмитрий Косырев: Насколько я знаю, с точки зрения международного права поведение КНДР абсолютно безупречно.

Константин Асмолов: Добавлю несколько реплик. Первое. Норм международного права, которые бы заставили Северную Корею, как и любую другую страну, прекратить ядерную программу и испытания, в настоящее время нет. Второе. ДНЯО допускает выход из договора в случае, если данная страна является мишенью со стороны другой ядерной державы.

Третье. Наоборот, то, что Северная Корея заранее известила о факте испытаний, есть новое слово в режиме распространения ядерного оружия. До этого времени все испытания проводились тайно, и мир информировался постфактум.

18. Ольга , Москва : Как по-вашему, кому нужна северо-корейская бомба? И зачем она нужна самим корейцам?

Константин Асмолов: Многим. Самим северокорейцам - как средство стратегического сдерживания, а кое-кому еще - как "отмазка" для того, чтобы развивать военные программы, направленные формально против КНДР, а фактически против других, более серьезных ядерных держав.

19. Ольга , Москва : Пару лет назад сообщалось, что работы по обогащению урана тайно ведутся в Южной Корее. Что известно о южнокорейской ядерной программе сегодня и как вы оцениваете ее возможное влияние на ситуацию в регионе? Можно ли говорить о том, что ядерная бомба нужна КНДР для того, чтобы объединение полуострова происходило на условиях Пхеньяна, как то утверждают некоторые западные СМИ?

Дмитрий Косырев: Я вполне допускаю, что теперь как у Южной Кореи, так и у Японии появится собственное ядерное оружие.

Константин Асмолов: Первое. Есть ли у ЮК ядерное оружие, неважно - страна обладает пороговыми технологиями, и для создания собственного ЯО требуется только некоторое время и политическая воля. Второе. В условиях региональной ситуации и сранения промышленной мощи Севера и Юга объединение полуострова на условиях Пхеньяна невозможно. Скорее речь идет о желании сохранить на полуострове статус-кво.

20. Ольга , Москва : Многие западные СМИ утверждают, что недавние испытания в КНДР - это результат торговых санкций США, ведь незадолго до их введения Пхеньян был готов к переговорам. Что вы думаете по этому поводу?

Константин Асмолов: Да, эта точка зрения не лишена оснований.

21. Светлана Г. , Москва : Константин, скажите, пожалуйста, что именно на Вас повлияло при выборе своей профессии?

Константин Асмолов: Достаточно долгая история. Востоковедом я хотел быть с 7-го класса, но корейский был не тем языком, который я изначально выбрал. Однако благодаря моим замечательным учителям, в первую очередь М.М.Паку и Ю.М.Мазову, я влюбился в эту страну и не жалею о своем выборе.

22. Елена : Как вы оцениваете позицию КНР в данной ситуации?

Дмитрий Косырев: Китайцы показывают, что действительно всерьез озверели, а вот что они смогут сделать для оказания нажима на Пхеньян - это большой вопрос.

Константин Асмолов: Я немного иного мнения. С одной стороны, китайцы действительно назвали действия КНДР "детскими". Однако следует помнить, что в настоящее время в китайско-северокорейских отношениях существует несколько тенденций. Понятно, что ядерные испытания несколько охладили отношения между двумя странами, но говорить о полной смене политики нельзя. Северная Корея слишком нужна Китаю. Хотя Пекин защищает там не столько режим Ким Чен Ира, сколько свои собственные интересы. Негативная оценка ядерных испытаний связана с тем, что появлением в КНДР ЯО может спровоцировать гонку вооружений в северо-восточной Азии, и вслед за ядерными Японией и РК, может появиться и ядерный Тайвань.
Однако есть и иная точка зрения., которая призывает Китай научиться жить с ядерной КНДР, помня, что Пекину она все равно особенно не угрожает и что превращение ее в горячую точку в любом случае отразится на интересах Пекина хуже, чем на поддержание статус-кво.

23. Петр Дмитриевич , Москва : Уважаемые участники! Почему Северная Корея упорствует в своем тупиковом коммунистическом каменном веке? Почему не идет по пути модернизации России или хотя бы Китая?

Дмитрий Косырев: Уважаемый Петр Дмитриевич, во-первых, модернизация России в 90-е гг. привела в ужас северных корейцев, китайцев и многие другие страны, они поняли, что этого надо избегать любой ценой, в том числе и сохранением и сохранением самого дикого режима. Но в целом реформы в КНДР уже начались, но их сорвал ядерный кризис, спровоцированный США.

Константин Асмолов: В июле 2002 года КНДР провела серию "государственных мероприятий", а осенью того же года начался второй виток кризиса. Что же касается вопроса о том, почему КНДР не пойдет путем китайских реформ, то есть несколько причин. Во-первых, Китай начинал свои реформы в гораздо более благоприятной экономической и информационной обстановке, как раз после введения в действие Гуанской доктрины Никсона. КНДР же находится в международной изоляции.
Во-вторых, даже невзирая на последствия большого скачка и культурной революции, Китай был страной, обладающей достаточным числом ресурсов. В КНДР же сейчас их острый недостаток.
Проводить реформы в такой ситуации затруднительно. Наконец, Китай к этому времени уже был региональной державой, которая могла себе позволить неизбежное в начале любого процесса реформирование, ослабление внутренних структур, не опасаясь внешней агрессии. КНДР же, с точки зрения режима, находится постоянно под боем, и абсолютно уверена, что как только появится слабое место, в него непременно ударят.

24. Дима , Москва : Есть ли перспективы у режима Северной Кореи? Куда они вообще стремятся?

Константин Асмолов: С начала 21 века Ким Чен Ир осуществил целый ряд шагов, направленных на «ребрендинг» режима своего имиджа. Была продемонстрирована готовность к диалогу и готовность к модернизации (естественно, с учетом местных реалий).

Однако после усиления внешнего нажима акцент был естественно перенесен на обеспечение выживания режима. Во всяком случае, никаких завоевательных планов у Пхеньяна на данный момент нет. Кроме того, страна действительно находится в очень тяжелом состоянии, и хотя Ким Чен Ир проявил себя как выдающийся кризис-менеджер, речь вполне может идти о том, что рано или поздно в КНДР произойдут определенные перемены.

25. Анна , Москва : Как вы многократно заявляли, нестабильность на Корейском полуострове поддерживается прежде всего США в качестве "связывающего фактора" для Китая и Японии. Это если я правильно помню ваши выступления и статьи. Насколько вероятен отход США от такой политики, каков может быть сценарий подобных событий и чем он обернется для США?

Константин Асмолов: В общем-то, это верно. Хотя скорее нестабильность КНДР должна связать Китай и Россию, нежели Китай и Японию. Отход США от такой политики до конца администрации Буша маловероятен и возможен только в форсмажорном варианте. Однако я вполне могу допустить, что если администрация в Вашингтоне сменится, к власти придут сторонники более гибкого подхода, а таких в США много и среди военных, и среди ученых, и среди дипломатов.

26. Крикунов Евгений : Какие реальные санкции могут быть применены к КНДР: а) за проведенные испытания; б) чтоб испытания не повторились? Реально ли бует применить эти санкции к КНДР?

Константин Асмолов: КНДР де-факто существует в режиме санкций уже в течение очень долгого времени.
Честно говоря, было бы более грамотным ослабить эти санкции в качестве меры, необходимый для повышения доверия, способной вернуть КНДР за стол переговоров, ибо ядерные испытания окончательно показали контрпродуктивность политики угроз в отношении Пхеньяна.
Отметим и то, что широкие экономические санкции нацелены не столько на предотвращение доступа той или иной страны к определенный технологиям, сколько на резкое снижение уровня жизни в стране и как следствие этого дестабилизацию режима.

27. Андрей , Новосибирск : Очевидно, что после испытаний ОМП к Северной Корее применят экономические санкции. С кем торгует КНДР? С какой страной у неё наибольшие торговые связи?

Константин Асмолов: Основными торговыми партнерами Северной Кореи сегодня являются Китай и Республика Корея. В обоих случаях имеется значительный перевес импорта над экспортом, поскольку самой Северной Корее торговать, по большому счету, нечем. Обе страны вкладываются в экономическое развитие Севера, обеспечивая, таким образом, свои экономические интересы, и именно поэтому вероятность того, что экономически санкции приведут к полной торговой блокаде Пхеньяна, мала.

28. Ирина , Москва : А зачем КНДР выдворила инспекторов МАГАТЭ в 2002? Они что, хотели конфликта?

Константин Асмолов: Нет, они не хотели конфликта, они воспринимали это как закономерный ответ на предшествующие события и обеспечение интересов своей безопасности.

Я понимаю, что обычно ядерный кризис отсчитывают именно с этого момента, но, как уже упоминалось выше, он начался ранее.

29. Ярослав , Москва : Думаю, что это испытание, как и ядерное оружие в целом, нужны Северной Корее в основном для внутренних целей, для укрепления авторитета этого политического режима в стране. Хотя не совсем уверен, что эту задачу ему удастся в конечном счёте решить... Каковы на ваш взгляд шансы эволюционной, без внутренних потрясений смены режима Ким Чен Ира на более адекватный (как минимум, по типу передачи власти на Кубе или медленной модернизации в Китае)?

Константин Асмолов: Чем больше будет внешнее давление на страну, тем естественно сильнее будут позиции традиционалистов в ее руководстве. Если же внешнее давление спадет, у сторонников модернизации появятся весомые аргументы и уверенность в том, что страну не считают изгоем. Однако это требует значительных изменений в международной политике в отношении Северной Кореи.

Завершающее слово:

Дмитрий Косырев: Во-первых, хочу сказать спасибо всем, кто задал вопросы, это очень умные и хорошие вопросы, и я очень удивлен, что у нас так много людей, которые так хорошо понимают ситуацию. Мы ответили на все блоки вопросов, кроме того, что теперь делать – вводить ли санкции, сопротивляться ли этим санкциям.

В первый раз я изучал, что такое санкции и как они работают, когда бывал в Багдаде, и тогда сделал вывод и напечатал об этом, возможно, впервые в нашей печати, что вообще никакие санкции ни к какому государству применять нельзя. Что касается Кореи, то можно ввести разве что наземную блокаду, которую должны ввести Китай, Россия и ЮК, но они этого делать не будут, либо усилить морскую блокаду, которую и так уже пытаются осуществлять США и Япония. Смысла в этих акциях нет никакого. Я считаю, что нужно начать говорить с Северной Кореей всерьез и дать ей то, чего она добивается – а именно, международной поддержки в проводимых ею реформах. И надо при этом учитывать, что ядерная бомба, которая у нее теперь останется навсегда - это цена величайшей глупости, которую допустили американцы в начале этого века.

Константин Асмолов: Благодарю аудиторию за заданные вопросы и сожалею о том, что ограниченное время не позволило ответить каждому или дать более развернутый ответ, чем, возможно, хотелось бы. Мы действительно не так много знаем о ситуации на корейском полуострове и о Северной Корее, и возможно, рассказ о том, что происходит сейчас в этой стране, может стать темой для отдельной конференции, на которой компетентные эксперты ответят на вопросы более подробно и детально. Что же касается общего значения факты ядерных испытаний, то его можно свести к следующим тезисам. Первое. Проведение ядерных испытаний, к сожалению, является логическим следствием политики усиления внешнего давления администрации Буша.
Второе. Этот шаг не был внезапным и неожиданным. Экспертное сообщество ожидало его достаточно давно, и пожалуй, даже ракетные пуски, произошедшие летом, оказались большей неожиданностью.
Третье. Характер испытаний говорит о том, что КНДР пока все равно не является ядерной державой в том смысле, в котором ими являются Россия, США, Китай и т.п.
Четвертое. КНДР рассматривает свою ядерную программу как средство стратегического сдерживания. Она не угрожает никому из своих соседей и не может угрожать, хотя бы потому, что одна или две ядерных бомбы не могут изменить ход войны с любым из ее соседей. Именно поэтому разговоры о "ядерной угрозе" или ядерном шантаже являются пропагандистскими штампами, не отражающими реальность.
Пятое. Гораздо более важен не региональный, а международный аспект проблемы - удар, нанесенный существующему режиму нераспространения ЯО. Это может быть воспринято как серьезная угроза сложившемуся миропорядку, косвенно подстегивающая ядерную гонку всех стран, считающих себя потенциальной мишенью американской "демократии". Однако и эта тенденция может быть купирована в ходе переговоров.
Закономерно выразив свое недовольство общей ситуацией, международное сообщество не должно поддаваться инициированной Вашингтоном антисеверокорейской компанейщине, и принять меры к тому, чтобы на корейском полуострове сохранялся статус-кво. Наилучший вариант для этого - это избегание широких санкций или мер силового воздействия в сочетании с созданием в регионе той благоприятной обстановки, которая подвигнула бы Пхеньян к возвращению за стол шестисторонних переговоров. А Россия и Китай могут сыграть в этом ведущую роль.

Еще раз благодарю за внимание и надеюсь на продолжение разговора.

РИА Новости

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03939 sec