Just wait

Дмитрий Орлов

09 октября 2006
Дмитрий Орлов

Нефть дешевеет - как европейская Brent, так и российская Urals. Текущий уровень цен на смесь, которую продают российские компании, незначительно превышает 50 долларов за баррель. Много это или мало? Смотря с чем сравнивать. По сравнению с июльским пиком - меньше на целую треть. По сравнению с наиболее глубоким провалом 1998-го (8 долл. за баррель) - невообразимо много.

И в любом случае пока очень далеко как до «желтого» уровня опасности, обозначенного Алексеем Кудриным (37 долл. за баррель - граница стабильности бюджета), так и до уровня «оранжевого», смоделированного Центром стратегических разработок (25 долл. за баррель). Так что расслабляться - не стоит. А вот что точно стоит сделать, так это выявить и использовать в практической экономической политике реальные геоэкономические вызовы.

Многие аналитики предсказывали, что к концу 2006 года цены приблизятся к психологически важной отметке в 100 долл. за баррель. Этого не произошло. Более того: вот уже три месяца они стабильно идут вниз. Согласно распространенному мнению, действие объективных факторов, длительное время толкавших их вверх: роста потребления в Китае и США, сокращения запасов и природных катаклизмов - заметно ослабло.

Но так ли объективны эти объективные факторы? По прогнозу Международного энергетического агентства, влиятельной организации стран-потребителей нефти, общемировой спрос на энергоносители увеличится к 2030 г. на 37-50%. В условиях снижения нефтедобычи долгосрочная тенденция роста цен - налицо. Но ведь краткосрочная - противоположная - очевидна тоже.

Все дело в том, что нефтяной рынок несвободен. Да, брокеры на бирже активно вращают пальцами, но эти манипуляции далеки от подлинного манипулирования. Реальные манипуляторы - крупнейшие корпорации и политические игроки. И политика постепенно становится решающим фактором. Что, например, имел в виду Джордж Буш, иронически заметив по поводу перспектив цен на нефть на саммите G8: «Just wait»?

Что заставило представителей Саудовской Аравии сделать в августе примирительное по отношению к западным потребителям заявление? Что поспособствовало некоторому смягчению позиций США и Ирана, в результате которого из текущей цены исчезла «военная премия» (до 15 долларов с барреля)? Почему чуть ранее Дик Чейни расточал комплименты Казахстану, а в Вашингтоне максимально доброжелательно принимали президента Азербайджана, хотя обе эти страны весьма далеки от воспеваемых американской администрацией идеалов демократического правления?

Похоже, стратегия США в сфере энергетической безопасности существенно корректируется. Американские специалисты по Ближнему Востоку Флинт Леверетт (Flynt Leverett) и Пьер Ноэль (Pierre Noel), а также экономист Ирвин Стелцер (Irwin Stelzer) сформулировали новую концепцию «нефтяной оси». В соответствии с ней существует группа враждебных Западу «авторитарных и автократических режимов», основывающих свою политику на «сырьевом национализме», - Иран, Россия, Венесуэла и Боливия (и список на этом не закрыт).

Ориентируясь на рост потребления в Китае, они в долгосрочной перспективе сократят поставки на западные рынки. Этому необходимо воспрепятствовать, делая ставку на диалог с Китаем и формирование «союза главных потребителей», опираясь на других нефтедобытчиков (очевидно, это Саудовская Аравия, «малые» страны ОПЕК, Казахстан, Азербайджан - этот список не закрыт тоже), а также диверсифицируя маршруты поставок нефти.

У нового подхода уже немало сторонников - в том числе в администрации Буша и Государственном департаменте США. В чем ему точно не откажешь - так это в честности и прагматизме. «Распространение демократических ценностей» откровенно отходит на второй план. На первом - «сырьевая лояльность».

Так что когда Кондолиза Райс называет «нашим добрым другом» не стесняющегося в выборе средств диктатора Экваториальной Гвинеи Теодоро Обианга Нгуему Мбасого (Teodoro Obiang Nguema Mbasogo), о причинах можно не сомневаться: это не личные достоинства политика, а третье место по экспорту нефти в Африке.

Выбор для России очевиден: ждать (wait), как призывает нас Джордж Буш, не стоит. Ведь при цене на нефть в 25 долларов за баррель, если верить ЦСР, можно действительно дождаться апокалиптического сценария: резкого (до 40%) роста инфляции, колоссального бюджетного дефицита, кризиса банковской ликвидности. Надо действовать. Если, например, ОПЕК считает справедливой цену не ниже 50 долл. за баррель, необходимо поддержать усилия картеля по ее стабилизации на этом уровне.

Если есть долгосрочные потребители, альтернативные ныне доминирующим (европейским), востребованы прочные связи с ними. Если есть возможность сделать маршруты транспортировки нефти более выгодными для России, не надо с этим медлить.

Долговременная стабильность цен на нефть - это не только стабильность финансовой системы, но и устойчивость системы политической. Нельзя подвергать риску демократические политические институты, созданные по историческим меркам совсем недавно. А значит, надо играть по далеким от идеала правилам, которые сложились на этом рынке. Играть хорошо.

РИА Новости

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03758 sec