Главный проект ирано-японского экономического сотрудничества

05 октября 2006
А.М.Вартанян

Подключение японского частного бизнеса к освоению иранского нефтяного месторождения «Азадеган» не случайно считается важнейшим проектом экономического взаимодействия между Тегераном и Токио. Вместе с тем, помимо очевидных экономических преимуществ, присущих совместному освоению этого крупного нефтяного месторождения, затянувшаяся история вокруг «Азадегана» имеет и особый политический подтекст.

Переговоры с японской стороной вокруг месторождения «Азадеган» (было открыто иранцами в 1999 году, расположено в 80 километрах к западу от г. Ахваз на юго-западе Ирана, его доказанные запасы составляют 26 млн баррелей нефти) начались в 2000 году. Данный вопрос вошел отдельным пунктом в повестку дня переговоров первого с 1958 года «исторического» визита в Японию президента ИРИ С.М. Хатами. Речь шла о заключении контракта на разработку данного месторождения, общая стоимость которого оценивалась ориентировочно от 2,0 до 2,8 млрд долларов США.

Несомненным успехом визита С.М. Хатами стало достижение договоренности на уровне министра нефти ИРИ Б. Зангене и министра внешней торговли и промышленности Японии Т. Хиранума о наделении в перспективе японских компаний приоритетным правом на разработку месторождения «Азадеган» — крупнейшего в Иране (по предварительным оценкам, ежедневный объем добычи может достигать 300-400 тысяч баррелей).

Впоследствии жесткое политическое давление на Токио со стороны американцев привело к срыву переговорного процесса, и он был приостановлен. Увязав «Азадеган» с иранской ядерной программой (тогда она набирала первые обороты), Вашингтон хотел добиться трансформации нефтяной стратегии японцев в регионе Ближнего Востока и переключить их с Ирана на другие источники энергоносителей (нефти и газа), в первую очередь Ливию и Ирак.

Оказавшись под американским прессингом, Токио был вынужден пересмотреть свои подходы в отношении Тегерана и занять проамериканские позиции в ходе дискуссий, развернувшихся в 2002-2003 гг. в МАГАТЭ по поводу иранской ядерной программы. После этого иранское руководство заявило, что не намерено продлевать срок действия исключительного права Японии на разработку месторождения «Азадеган». В соответствии с положениями соглашения 2000 года, эксклюзивные права Японии на «Азадеган» истекли в июне 2003 года (за этот период так и не удалось достичь согласия о начале эксплуатации месторождения) и не были продлены по очевидным политическим мотивам.

Дополнительным фактором ослабления позиций японской стороны в 2003 году в плане участия в освоении «Азадегана» стало решение о выходе из японского консорциума компании «Томен», которая оказалась под сильным политическим давлением США (помимо «Томен», в консорциум входили также корпорации «Инпекс» и «Джапан Петролеум эксплорейшн», управляющиеся правительственной корпорацией «Джапан Нейшнл ойл»). Решение о выходе «Томен» из проекта сильно ударило по интересам японской стороны, так как роль этой компании в освоении месторождения «Азадеган» была достаточно высока. «Томен» не только отвечал за создание инфраструктуры, то и являлся крупнейшим импортером иранской нефти, имел тесные связи и отлаженные контакты с местными властями.

В качестве превентивной меры Тегеран пошел на объявление международного тендера на «Азадеган», среди участников которого оказались два реальных конкурента Японии – Франция и Норвегия. Живой интерес к месторождению стал проявлять Китай, с которым даже начались прямые переговоры по «Азадегану». Вскоре в СМИ появилась информация (не подтвержденная, правда, иранской стороной) о том, что Япония будет вообще исключена из списка стран, претендующих на участие в тендере.

Официальный Тегеран на этот раз ограничился заявлением о том, что он ведет переговоры по «Азадегану» с различными странами, а окончательный выбор будет сделан правительством ИРИ на более позднем этапе. Японцам же иранское руководство посоветовало «как можно скорее определиться» со своей позицией.

Тем не менее взаимная заинтересованность Тегерана и Токио вскоре возобладала, оказавшись на тот период выше политической конъюнктуры: вопреки американскому давлению, в феврале 2004 года японцы пошли на заключение с Тегераном нового соглашения о создании совместного предприятия по разработке месторождения «Азадеган». С японской стороны в консорциум вошла добывающая компания «Inpex» (75% акций), с иранской – Национальная нефтяная компания Ирана (25% акций). В соответствии с соглашением, стороны запланировали на первом этапе работ (52 месяца) выйти на уровень добычи 150 тысяч баррелей в день, а на втором (рассчитан на 8 лет) – довести его до 260 тысяч баррелей в день. Но в итоге в практическую плоскость указанные договоренности перевести так и не удалось.

Однако уже через полгода после заключения соглашения иранская сторона вновь объявила о намерении провести тендер на участие в освоении месторождения «Азадеган», подвергнув, таким образом, сомнению эксклюзивное право Токио на этот стратегический объект. Был составлен довольно широкий список компаний (местных и иностранных), проявивших интерес к участию в проекте. В этом списке, по утверждению иранской стороны, оказались шесть компаний для работ широкого профиля, семь компаний для операций по бурению скважин и шесть компаний для строительства дорожной инфраструктуры в местах добычи. По итогам рассмотрения заявок Тегеран пообещал в начале 2005 года открыто назвать субподрядчиков для проведения работ на различных этапах в рамках данного проекта. При этом было заявлено, что с середины 2005 года предполагается приступить к первым конкретным мероприятиям (необходимые сейсмологические измерения на местности к тому времени уже были завершены).

Начавшаяся в Иране президентская гонка-2005, ставшая в этой стране не только важнейшим политическим событием года, но и знаковым этапом современной политической истории ИРИ, на некоторое время отбросила тему «Азадегана» с авансцены общественно-политической жизни. Пришедшие к власти неоконсерваторы «взяли паузу» для определения своей позиции по этому стратегическому вопросу. Тема «Азадегана» зазвучала с новой силой в начале 2006 года, когда экономические ориентиры нового иранского правительства приобрели некоторую устойчивость и определенность. Последующий алгоритм шагов нового иранского руководства продемонстрировал, что «Азадеган» остался в числе приоритетов государственных интересов в качестве мощного инструмента для достижения в том числе и политических целей.

На переговорах глав внешнеполитических ведомств Ирана и Японии в марте 2006 года стороны отметили большую значимость проекта в контексте диверсификации двусторонних отношений. При этом в ходе комментариев двух министров по данной теме была выдержана политкорректность: по их утверждениям, вопросы, касающиеся непосредственной совместной разработки месторождения «Азадеган», еще не обсуждались. Однако глава МИДа ИРИ М. Моттаки заявил, что Тегеран и Токио в целом готовы начать совместную разработку нефтяного месторождения «Азадеган».

Таким образом, в начале 2006 года на официальном уровне было вновь подтверждено приоритетное право Японии на освоение стратегического месторождения «Азадеган». Заявления глав МИДов двух стран задали новый политический импульс реализации этого затянувшегося проекта. С другой стороны, согласование условий и схем совместного освоения месторождения будет крайне непростым и может затянуться на долгие годы, поскольку новое руководство в Тегеране занимает достаточно твердую и непреклонную позицию относительно участия иностранных инвесторов в ключевых отраслях иранской национальной экономики, особенно в энергетике. Иранские консерваторы стремятся свести к минимуму полномочия иностранных инвесторов на местных рынках, существенно сузив спектр их деятельности.

Подобный подход за последний год был уже не раз апробирован в отношении турецких компаний «Тав» (сооружение и эксплуатация нового столичного аэропорта) и «Турксел» (оператор мобильной связи), французского концерна «Рено» (автомобилестроение) и др., доля которых в освоении совместных проектов была значительно ограничена посредством соответствующих решений иранского парламента. В этой связи не исключено, что японские компании, претендующие на «Азадеган», могут быть поставлены в жесткие рамки.

Между тем энергетическое взаимодействие с Тегераном объективно соответствует экономическим интересам японского руководства. Токио не выгодно терять такого ценного партнера и надежного поставщика «черного золота». По заявлению в сентябре 2006 года нового министра торговли и промышленности Японии А. Амари, несмотря на то, что переговоры с Тегераном по «Азадегану» зашли в тупик (их возобновление намечено, кстати, на начало октября с.г.), данный проект по-прежнему имеет для японской стороны стратегическое значение. Согласно статистике, зависимость японской экономики от иранской нефти за последние десятилетия существенно возросла: если в 1985 году Иран был пятым в списке поставщиков нефти на японский рынок (его доля составляла 7%), то сегодня он входит в тройку лидеров.

С другой стороны, иранское руководство, для которого освоение крупнейшего нефтяного месторождения «Азадеган» относится к числу главных энергетических приоритетов, также проявляет интерес к японским инвестициям в этот амбициозный проект. Одновременно в этом вопросе Иран позиционирует себя в качестве самостоятельного игрока, имеющего право выбора торговых партнеров, особенно как государство, обладающее стратегическими и экономическими потенциалами, в том числе значительными запасами нефти и газа. Кроме того, Тегеран будет продолжать увязывать «Азадеган» с политическими обстоятельствами, требуя от японцев взамен на эксклюзивное право на месторождение определенной лояльности в отношении иранской ядерной программы. Однако именно в этом вопросе и кроется главное препятствие на пути реализации проекта. Токио твердо придерживается заявленной ранее позиции: пока Тегеран «не выполнит требование ООН в отношении приостановки процесса обогащения урана», прогресса в переговорах по «Азадегану» достичь не удастся.

Эту позицию недавно вновь подтвердил министр торговли и промышленности Японии А. Амари. Более того, новое японское правительство открыто заявило, что «в нынешних условиях не готово инвестировать средства в проект по освоению данного месторождения».

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03722 sec