Нефть и политика в Иране, Ираке и России

02 октября 2006
Валид Хаддури (Walid Khadduri)

На прошлой неделе цены на нефть стабилизировались на отметке 60 долларов в отсутствие какого-либо важного фактора, который мог бы оказать на них положительное или отрицательное влияние, несмотря на незначительное сокращение производства в Нигерии и Венесуэле. Влияние на нефтяной рынок, так же, как и все другие рынки стратегических материалов, оказывают промышленные, природные и политические факторы.

Одной из политических причин, по которым в последние два месяца произошло падение цен на нефть, стало начало переговоров по иранскому ядерному досье. Стоит отметить, что круг их участников был ограничен Тегераном и европейскими странами. Еще важнее то, что на этих неофициальных переговорах не прозвучало требования к Тегерану о прекращении работ по обогащению урана.

Поэтому ожидается, что цены упадут до самого низкого уровня в том случае, если Иран согласится временно прекратить работы по обогащению, или если Вашингтон примет в них участие в качестве третьей стороны.

Если вопрос о санкциях (принятия которых требуют США) против Тегерана будет снят с повестки дня, то это будет воспринято как успех, пусть даже тактический, тем более, что 7 ноября в США состоятся выборы. Но, если переговоры окажутся неудачными, все будет иначе.

Смена отношения к Ирану на Западе и, в особенности, в США отражает разочарование американцев политикой, которую Вашингтон ведет в последние годы.

Вашингтон вместе с неоконсервативными исследовательскими институтами считал, что роль стран Персидского залива, особенно, Саудовской Аравии, в мировой нефтяной индустрии должна быть сокращена. В центре этой концепции стояло предложение об увеличении производства в двух основных странах, все еще располагающих огромными подтвержденными запасами - а именно России и Ираке.

Идея заключалась в том, чтобы открыть путь западным инвестициями в Россию, воспользовавшись либеральными законами, принятыми в 1990-х гг., а также изменить политический режим в Ираке и открыть дверь для иностранных инвесторов.

Однако ситуация и в Москве и в Багдаде развивалась не так, как хотел Вашингтон. На прошлой неделе российское нефтяное ведомство лишило голландско-британскую компанию Shell лицензии на разработку гигантского месторождения 'Сахалин-2', обосновав свое решение тем, что проект несет угрозы китам, обитающим у тихоокеанского побережья России. На самом деле, правительство стремится увеличить роль российских компаний в этом проекте.

Другой конфликт разворачивается между российскими властями и компанией Exxon Mobil в связи с проектом 'Сахалин-1'. По утверждению американской компании, в последнее время стоимость проекта резко возросла. По соглашению о разделе продукции, компания, разрабатывающая месторождение, может вычитать определенный процент этих издержек до того, как заплатит налоги, что для российских властей означает потери в миллиарды долларов. В результате, Москва пригрозила лишить Exxon Mobil лицензии.

Кремль не устраивают соглашения о разделе продукции, подписанные с западными компаниями в 1890-е гг. [по-видимому, имеются в виду 1990-е гг. - прим. пер.], когда цены на нефть были низкими. Теперь он стремится к пересмотру соглашений. Ситуация стала настолько напряженной, что две недели назад премьер-министр Франции призвал к выработке единой энергетической стратегии и назначению специального представителя ЕС по вопросам энергетики, роль которого будет сходна с ролью Хавьера Соланы.

В коридорах Кремля постоянно звучит вопрос: каков желаемый уровень производства в ближайшие годы? Аналогичным вопросом задаются и в Кувейте. Это означает: каков интерес страны к определенному уровню производства? Каковы желаемые темп и стоимость увеличения производства? Каков объем нефтяных запасов, которые останутся будущим поколениям? Несмотря на все сетования на увеличение производства, целью является увеличение производства нефти-сырца и жидких нефтепродуктов с 9,7 млн. баррелей в день в 2006 г. до 11,6 млн. баррелей в день в 2013 г.

В Ираке, где смена режима произошла уже три с половиной года назад, настало время приступить к серьезному развитию нефтяной отрасли. Однако политические разногласия и противостояние враждующих группировок подрывают стабильность и будущее страны.

В такой атмосфере сложно привлекать иностранные инвестиции, несмотря на то, что страна нуждается в дополнительных средствах, а мировые нефтяные компании жаждут войти в иракский нефтяной сектор.

Невозможно представить себе развитие нефтяного сектора с инвестициями в десятки миллиардов долларов и тысячами работников на месторождениях и в офисах в то время, как убийства, похищения и шантаж - это ежедневная практика военизированных группировок, чьи партии представлены в правительстве и парламенте.

Также сложно представить развитие нефтяного сектора на фоне нынешних жестких разногласий по поводу будущего федеративного устройства страны.

Положения Конституции, относящиеся к нефтяному сектору, были сформулированы двусмысленно и расплывчато, и могут интерпретироваться по-разному. Это поднимает вопрос о том, действительно ли авторы Конституции были намерены построить интегрированную нефтяную промышленность Ирака, принимающую во внимание интересы составных частей страны с одной стороны и интересы всего иракского народа - с другой, как предусмотрено Конституцией.

На прошлой неделе премьер-министр иракского Курдистана Нигерван Барзани (Nigervan Barzani) резко отозвался о заявлении министра нефтяной промышленности Ирака Хусейна аль-Шахристани (Hussein al-Shahristani) в котором тот отметил, что пересмотр всех инвестиционных контрактов с мировыми нефтяными компаниями должен находиться в компетенции федерального министерства. 'Народ Курдистана связал свою судьбу с Ираком, что закреплено в Конституции, - угрожающе заявил Барзани. - Если министры в Багдаде отказываются действовать в соответствии с Конституцией, то народ Курдистана имеет право пересмотреть свой выбор', - добавил он. Эта угроза с намеком на отсоединение - лишь один из примеров того, чего можно ожидать в ближайшем будущем. Речь идет и об интерпретации Конституции и защите экономических интересов той или иной стороны.

Решение об отсрочке на полтора года реализации данного решения на Юге и в Центре способствует решению проблемы. Но это также приведет к тому, что богатый нефтью регион продолжит жить вне четко оформленных конституционных и правовых рамок.

Все эти негативные события, вместе с последовавшими за ними политической неурядицей и актами насилия, снизят темпы развития нефтяной промышленности Ирака, которое и без того застопорилось в последние десятилетия из-за внутренних конфликтов и войн. В настоящее время Ирак не в состоянии увеличить объем добычи, хотя доступные запасы позволяют увеличить производство с 2,3 до 6 млн. баррелей в день.

Д-р Валид Хаддури - эксперт по вопросам энергетики и директор делового отдела Al-Hayat

Al Hayat, Арабская пресса

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03037 sec