Иранский ядерный тупик становится перманентным

29 сентября 2006
Политический обозреватель РИА Новости Петр Гончаров

Иранская ядерная проблема в тупике была, есть и, видимо, останется там надолго. Состоявшаяся на днях в Берлине встреча Верховного представителя ЕС по внешней политике и безопасности Хавьера Соланы с секретарем Высшего совета национальной безопасности Ирана Али Лариджани очевидного результата не дала.

Предмет обсуждения на встрече Солана - Лариджани был прежним: взаимоприемлемые условия, на которых Иран пошел бы на свертывание своей программы по обогащению урана. Напомним, ранее группа «5+1» (пять постоянных членов СБ ООН: Россия, США, Франция, Великобритания, Китай плюс Германия) вышла с пакетом предложений к Ирану, предусматривающих ряд уступок в его ядерной программе, но взамен - прекращение всех видов работ по обогащению урана.

Встреча показала, что Тегеран по-прежнему отказывается идти на свертывание программы по обогащению урана, пусть даже это и является условием для начала переговоров по предложениям группы «5+1».

А если так, то есть ли вообще выход из иранского ядерного тупика? Быть может, европейские переговорщики ищут компромисс там, где его заведомо нет? Ведь если официальные переговорщики от иранской стороны и дают какую-то надежду на компромисс, то вышестоящие круги затем такую возможность исключают.

Вот и сейчас: Иран не приостановит работы по обогащению урана «ни на один день», заявляет президент Ирана Махмуд Ахмадинежад, комментируя итоги последней встречи Али Лариджани и Хавьера Соланы в Берлине.

Примечателен и другой факт. Накануне встречи The Washington Times сообщила со ссылкой на чиновников администрации Буша о том, что Солана якобы намерен был обсудить с Лариджани вариант, по которому Иран приостановил бы обогащение урана на 90 дней, и это было бы сохранено в тайне ради возможности провести дополнительные переговоры с несколькими европейскими странами.

Однако официальный Тегеран в лице заместитель главы Организации по атомной энергии Ирана Мохаммеда Сайеди тут же опроверг это сообщение, заявив, что «эти вопросы обсуждаться не будут», а Али Лариджани и Хавьер Солана будут обсуждать только те предложения, которые «уже были сделаны группой «5+1».

Странная логика. Мохаммед Сайеди не может не знать, что предложения группы «5+1», предусматривающие ряд значительных уступок, выдвинуты Ирану в обмен на свертывание им своей программы по обогащению урана. Поэтому если не будет затрагиваться вопрос о приостановке работ с ураном, то о чем может быть идти речь в принципе?

Участники группы «5+1» до сих пор не могут определиться, как быть с Ираном - должны ли последовать санкции в соответствии с резолюцией СБ ООН, или же отдать предпочтение «продолжению дипломатических усилий». За санкции однозначно выступает Вашингтон, поддерживаемый Лондоном. Берлин и Париж немного за санкции, и немного за продолжение дипломатии, в то время как Москва и Пекин считают, что «разумной альтернативы» дипломатическим мерам в иранском вопросе нет, но при этом все озабоченности вокруг иранской ядерной программы должны быть сняты.

Свою позицию Москва вновь подтвердила в ходе недавнего визита в российскую столицу вице-президента Ирана, главы иранской Организации по атомной энергии Гулам-Реза Агазаде. По мнению России, заявил на встрече с ним секретарь Совбеза РФ Игорь Иванов, в ходе ведущихся переговоров по иранской ядерной программе «должны быть выработаны такие договоренности, которые в полной мере уважали бы права Ирана на мирную атомную энергию и при этом снимали все озабоченности мирового сообщества по соблюдению режима нераспространения».

В ходе этого визита между Ираном и Россией было достигнуто также соглашение о сроках физического и энергетического пусков Бушерской АЭС в Иране, а также поставок в Иран первой партии ядерного топлива. Здесь следует заметить, что поставки ядерного топлива в Иран с последующим его возвращением как отработавшего является, пожалуй, самым деликатным моментом во всем вопросе запуска Бушерской АЭС.

Впрочем, это - деликатная тема для любого другого государства, стремящегося к созданию атомной энергетики. Известно, что все озабоченности, все возможные подозрения относительно стремления той или иной страны создать свою собственную атомную бомбу, и не имеющей при этом собственного полного ядерного цикла, связаны именно с поставляемым ей ядерным топливом.

В соответствии с достигнутым соглашением первая партия ядерного топлива в 80 тонн должна поступить в Иран в марте 2007 года, ровно за шесть месяцев до физического пуска АЭС в Бушере, намеченного на сентябрь 2007. Тегеран настаивал на более ранних сроках, но Москва настояла на своих. По мнению ряда экспертов, теперь уже март 2007 года может стать тем самым «крайним» сроком для Ирана. Хотя согласно резолюции СБ ООН Тегеран должен был еще до 31 августа текущего года прекратить обогащение урана.

РИА Новости

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03952 sec