Об августовском урегулировании пограничных конфликтов как способе обретения Суданом позитивного внешнеполитического облика

28 сентября 2006
Е.А.Кудров

В течение августа основные усилия суданской дипломатии и основное внимание ведущих политических деятелей страны были направлены на предотвращение развертывания в Дарфуре международного контингента войск (1).

Вместе с тем, события продолжали активно разворачиваться и на остальных направлениях мирного урегулирования в Судане и близлежащих государствах. В течение месяца при посредничестве южносуданского правительства был достигнут существенный прогресс в переговорах правительства Уганды с руководством Господней Армии Сопротивления (ГАС); в значительной мере удалось стабилизировать суданско-чадские отношения; в Хартуме состоялся второй раунд переговоров по мирному урегулированию в Сомали.

В субботу 26 августа была поставлена точка в продолжавшихся с июля при посредничестве вице-президента Южного Судана Рика Машара переговорах между правительством Уганды и руководством Господней Армии Сопротивления (ГАС). Согласно подписанному соглашению о прекращении огня, в 6 часов утра 30 августа были прекращены враждебные действия между формированиями ГАС и правительственными войсками. Несмотря на то, что до окончательного урегулирования продолжавшегося 19 лет конфликта еще достаточно далеко, достигнутое соглашение – однозначный успех южносуданского правительства, демонстрирующий его возросшее влияние в регионе. Кроме того, урегулирование ситуации на севере Уганды и на судано-угандийской границе существенно улучшит обстановку в области безопасности в южносуданских штатах Восточная и Центральная Экватория.

Необходимо отметить, что, несмотря на достигнутые с ГАС договоренности и предложение правительства Уганды амнистировать руководителей армии, Международный Уголовный Суд (МУС), согласно заявлениям официальных лиц, будет по-прежнему преследовать лидеров ГАС.

Винсент Отти, заместитель руководителя ГАС Джозефа Кони, заявил, что подобная позиция Международного суда препятствует достижению полноценного урегулирования в Уганде. Затем повстанцы заявили, что переговоры с Кампалой не возобновятся до тех пор, пока решения МУС в отношении руководства движения не будут отменены.

После продолжительного (начавшегося еще в апреле с.г.) периода крайнего обострения чадско-суданских отношений, сопровождавшихся разрывом дипломатических связей и взаимными обвинениями в поддержке оппозиций и нарушении суверенитета соседнего государства, в течение августа сторонам удалось добиться существенного прорыва в процессе нормализации двусторонних отношений. Важнейшим шагом стал визит президента Судана О.Башира в Чад. 8 августа он наряду с М.Каддафи (Ливия) и А.Вадом (Сенегал) присутствовал на церемонии инаугурации И.Деби в Нджамене, состоялась встреча суданского и чадского лидеров. Стороны договорились о незамедлительном восстановлении дипломатических отношений.

25 августа в Хартум с трехдневным визитом прибыл Министр иностранных дел Чада Ахмед Алями. Он провел ряд встреч с высокопоставленными суданскими дипломатами, в том числе и с главой МИД страны Л.Аколем. В понедельник 28 августа министры подписали соглашение о взаимопонимании, в котором стороны декларировали немедленное возобновление дипломатических отношений, взяли на себя обязательства не вмешиваться во внутренние дела друг друга, не поддерживать и не укрывать на своей территории оппозиционные движения. Достигнута также договоренность о создании совместной военной комиссии и объединенных вооруженных формирований для патрулирования общей границы.

На церемонии подписания соглашения Л.Аколь заявил, что все противоречия между Суданом и Чадом остались позади, двусторонние отношения вернулись на правильный курс. А.Алями, в свою очередь, в своем выступлении уделил много внимания проблеме Дарфура. Он заявил, что достигнутые договоренности должны способствовать улучшению обстановки в регионе. По словам министра, «правительство Чада не пожалеет усилий для содействия реализации Дарфурского мирного соглашения и выступит против всякого, кто попытается сорвать воплощение этого соглашения в жизнь».

Таким образом, соглашение от 28 августа оказалось для официального Хартума не только ликвидаций одной из внешнеполитических «болевых точек» и формальным восстановлением существовавшего ранее уровня дипотношений с соседним государством, но и серьезным успехом суданской дипломатии. В условиях нарастающей критики Дарфурского мирного соглашения и усиливающегося «пресса» со стороны западников по вопросу «перехода» от Миссии Африканского Союза в Судане (МАСС) к операции ООН в Дарфуре обрисованная чадским министром позиция Нджамены в этом вопросе несомненно оказалась своевременной и послужила укреплению позиций суданского руководства.

При этом, конечно, говорить о фактическом устранении всех противоречий между Хартумом и Нджаменой, как это декларируют официальные лица, по меньшей мере преждевременно. Несмотря на формальную нормализацию отношений, между двумя странами по-прежнему больше противоречий, чем общих интересов.

Официальный Хартум, в этом году председательствующий в ЛАГ, выступил посредником на поддерживаемых Лигой переговорах между переходным правительством Сомали (президент Абдуллахи Юсуф) и Высшим советом исламских судов (ВСИС) страны (глава – шейх Хасан Дахир Авейс). На конец августа был назначен второй раунд начавшихся еще 22 июня переговоров; ранее предполагалось, что переговоры должны возобновиться 30 августа, затем они были перенесены на 2 сентября. Делегация Высшего совета исламских судов во главе с председателем исполкома совета Ш.Ахмедом прибыла в Хартум еще 27 августа, но правительственная делегация сильно задержалась.

Решение ВСИС принять участие в переговорах было неожиданным, так как ранее исламистские лидеры Сомали заявляли, что до вывода из Сомали всех эфиопских войск ни о каких переговорах не может быть и речи. Спорным моментом в позициях сторон оставался и вопрос о возможности развертывания в Сомали региональной миротворческой миссии.

Ситуация на переговорах осложнялась тем, что, по имеющимся данным, ЛАГ неофициально поддерживает сомалийских исламистов. Суданское руководство либо в силу давления со стороны ЛАГ, либо по своим собственным соображениям усиления влияния в регионе также негласно заняло сторону ВСИС. Такая позиция Судана и ЛАГ существенно повысила амбиции и без того крайне популярного в Могадишо и значительной части Сомали руководства ВСИС(2) и, очевидно, затруднит поиск компромисса с поддерживаемым международным сообществом переходным правительством Сомали.

Однако, несмотря на многочисленные противоречия и высказывавшиеся в кулуарных беседах сомнения в плодотворности встречи, переговоры, перед которыми в Джибути прошли консультации сторон с ИГАД, завершились достаточно быстро и с определенным результатом. 4 сентября было подписано соглашение о создании объединенной национальной армии. Однако реального механизма и сроков реализации соглашения предусмотрено не было – было лишь согласовано создание специального комитета по его воплощению в жизнь. Скорее всего, до следующего раунда переговоров, которые должны возобновиться в Хартуме 30 октября, реальных шагов в сомалийском урегулировании сделано не будет.

Официальный Хартум активизировал свою деятельность на вышеуказанных направлениях в условиях усиливающегося давления со стороны западников по вопросу «перехода» от МАСС к операции ООН в Дарфуре. Важные достижения суданской дипломатии – соглашение с ГАС и урегулирование отношений с Чадом, определенный прогресс на переговорах по Сомали - усиливают общее положение официального Хартума в затянушемся противостоянии по вопросу Дарфура, демонстрируя способность суданских властей решать внутренние проблемы и даже выступать посредником в урегулированиях конфликтов в соседних странах.

При этом стоит подчеркнуть, что вышеуказанные успехи не только «добавляют очков» режиму О.Башира в дипломатической «битве за Дарфур» с западниками, но и сами по себе являются важным этапом мирного урегулирования. При всей важности решаемых ООН проблем и актуальности сохранения национального суверенитета вопрос размещения в Дарфуре международного контингента, в конечном счете, является не целью, а лишь средством мирного урегулирования; кроме того, успех возможной операции ООН в Дарфуре далеко не очевиден.

Результаты же проводимых суданским руководством переговоров по урегулированию на юге, стабилизации чадско-суданских отношений и пр. должны быть реально ощутимы уже в ближайшие месяцы. Таким образом, действия официального Хартума на не представляющихся на данный момент первостепенными направлениях являются не только средством «отвода глаз» и «получения очков», но и сами по себе несут определенный положительный импульс.

1)Несмотря на отрицательную позиция суданского правительства, 31 августа Совбез ООН при 12 «за» и трех воздержавшихся (Россия, Китай и Катар) принял резолюцию 1706, подразумевающую ввод в Дарфур международного контингента.

2)Территория Сомали на сегодняшний день фактически разделена на три области: так называемый «Пунтлэнд», население которого симпатизирует правительству, относительно нейтральный «Сомалилэнд», а также «Джубалэнд» - обширный юг страны, поддерживающий исламистов.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.04111 sec