О концептуальных подходах ИРИ к проблемам распространения

25 сентября 2006
А.М. Вартанян

Политика Ирана в области нераспространения основана на принципах гибкости и разумности. Тегеран в самом общем плане выступает в поддержку усилий, направленных на укрепление международной безопасности и стратегической стабильности, прекращение гонки вооружений и сокращение ядерных арсеналов. При этом он является участником основных международных соглашений в области нераспространения, в том числе Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ), Конвенции о запрещении химического оружия (КЗХО), Конвенции о запрещении бактериологического оружия (КБО).

Иран придает большое значение усилиям, направленным на укрепление стратегической стабильности в мире, выступает за сокращение стратегических наступательных вооружений, отмечает необходимость соблюдения положений Договора об ограничении систем противоракетной обороны (ПРО) 1972 года. Иранское руководство во главе с Верховным лидером А.Хаменеи резко осуждает планы США по достижению военно-стратегического превосходства в мире, в частности, затрагивающую непосредственные национальные интересы Тегерана американскую политику на Ближнем Востоке.

По мнению представителей иранской политической элиты, последствиями такой политики (имеется в виду в том числе американский план «Большого Ближнего Востока») станет подрыв безопасности международного сообщества как на региональном уровне, так и в глобальном масштабе. Выход из сложившейся в мире непростой ситуации Тегеран видит в скоординированных международных усилиях широкого спектра стран при активном подключении стран-членов Движения неприсоединения (ДН). Лишь путем широкого диалога и исключительно в рамках системы ООН возможно предотвращение слома существующей архитектуры международной безопасности, в том числе в контексте успешного разрешения проблем нераспространения, недопущения неконтролируемой гонки вооружений.

Для решения существующих в мире конфликтов иранский президент М.Ахмадинежад предлагает своему американскому коллеге Дж.Бушу прямой диалог, в том числе через дискуссию в телеэфире. Тегеран позиционирует себя в качестве открытого партнера, готового к откровенным переговорам по всему комплексу проблем, включая нераспространенческий блок вопросов.

В ответ на неоднократные обвинения со стороны США и Израиля в разработке секретных программ в ядерной и ракетной сфере и нарушении существующих режимов нераспространения Иран заявляет, что выполняет все обязательства по основным международным договорам в области нераспространения, а доктрина национальной безопасности ИРИ построена исключительно на принципах сдерживания.

В частности, Тегеран категорически отвергает обвинения в создании под прикрытием мирной ядерной программы атомной бомбы. В качестве аргумента иранское руководство заявляет, что любое оружие массового уничтожения (ОМУ), включая ядерное, в корне противоречит принципам ислама. Кроме того, иранские официальные представители категорически возражают против термина "страны-изгои", запущенный американцами, как они считают, исключительно в пропагандистских целях.

Иран является участником режима ДНЯО с 1968 года. Он выступает за укрепление режима нераспространения ядерного оружия и присоединение к этому Договору всех стран, в частности - Израиля. При этом Иран заявляет о своем неотъемлемом праве на мирное использование атомной энергии как государства - участника ДНЯО. В данном контексте иранское руководство признает за собой право развивать национальную ядерную программу с целью достижения замкнутого ядерного топливного цикла (ЯТЦ), включая процессы конверсии и обогащения урана.

Иран является одним из инициаторов создания в регионе Ближнего и Среднего Востока зоны, свободной от ядерного оружия. Он намерен продолжать усилия по выполнению соответствующей резолюции ООН. Вместе с тем, в Тегеране полагают, что практическая реализация данного предложения существенно сдерживается вследствие позиции Израиля, отказывающегося присоединиться к основополагающим международным договорам по ядерному нераспространению и предоставить возможность МАГАТЭ осуществлять контроль за своей ядерной деятельностью.

Иран подчеркивает свою приверженность обязательствам по линии Международного агентства по атомной энергии - МАГАТЭ. Иранские власти утверждают, что вся ядерная деятельность страны (элементы топливного цикла в Исфагане и Натанзе, строящаяся АЭС в Бушере, научно-исследовательские центры в Тегеране и Кередже) поставлена под полномасштабные гарантии МАГАТЭ. Несмотря на частые американо-израильские обвинения в осуществлении Ираном тайной программы военного назначения (якобы, имеются подземные туннели в горной местности, где такая деятельность осуществляется), многочисленные инспекции этой организации подтверждают мирный характер ядерных объектов ИРИ.

Поступившее Ирану в 2003 году в рамках переговорного процесса с «евротройкой» предложение о присоединении к Дополнительному протоколу к Соглашению о гарантиях МАГАТЭ долго изучалось иранской стороной. В качестве аргумента против иранское руководство заявляло о том, что на фоне неприсоединения Израиля к ДНЯО и ДВЗЯИ, Ирану невыгодно брать на себя дополнительные обязательства в виде внеплановых инспекций агентства.Тем не менее, в 2004 году Иран подписал Дополнительный протокол, однако процесс его ратификации затянулся.

С приходом в правительство и парламент радикальных консервативных сил вопрос о ратификации Доппротокола был и вовсе снят с повестки дня. Более того, по мере обострения ситуации вокруг иранского ядерного досье руководство в Тегеране неоднократно стало использовать этот вопрос как рычаг давления на Запад, угрожая выйти из Допротокола и разорвать взаимодействие с МАГАТЭ.

Как и большинство стран Движения неприсоединения (ДН), Иран отстаивает идею поэтапного уничтожения ядерного оружия в фиксированные сроки всеми государствами, включая "ядерную пятерку". В то же время в отличие от многих членов ДН, радикальных сторонников идеи установления «безъядерного мира», Иран проявляет больше реализма в этом вопросе. В качестве шагов к полному ядерному разоружению иранцы предлагают заключить Договор о неприменении первым ядерного оружия и Конвенцию о запрещении использования ядерного оружия.

В 1996 году Тегеран подписал Договор о всеобщем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ), однако, этот Договор так и не был с тех пор ратифицирован парламентом. Дополнительно негативное влияние на иранскую позицию продолжает оказывать отказ сената США от ратификации ДВЗЯИ и отмена Вашингтоном моратория на ядерные испытания.

Тегеран придает большое значение проблеме контроля за движением "особых материалов". В 1974 году парламентом страны был принят комплект законодательных положений по контролю за ядерными и радиоактивными материалами, в 1989 году утвержден кодекс о защите от радиации, в 2000 году одобрена международная Конвенция об оказании помощи при ядерной аварии, радиационной опасности и об оперативном оповещении о ядерной аварии.

Тегеран привержен Конвенции о запрещении химического оружия (КЗХО) и подтверждает свою готовность продолжить декларирование имеющегося у него потенциала в химической индустрии. Подчеркивая необходимость более активных шагов по приданию Конвенции всеобъемлющего характера, разработки механизма наказания ее нарушителей и поощрения государств, желающих присоединиться к ней, Иран тем не менее оставляет за собой право выхода из нее в случае неполного выполнения ее положений другими странами. Особое беспокойство иранской стороны вызывает незаявленная деятельность Израиля в этой области.

Будучи участником Конвенции о запрещении биологического оружия (КЗБО), Иран обеспокоен очевидным отсутствием прогресса на переговорах по разработке протокола по проверке Конвенции. Важнейшей составляющей протокола иранцам видится создание условий для свободных обменов оборудованием и технологиями, а также ликвидация дискриминационных экспортных норм. Кроме этого они настаивают на обязательном подписании протокола всеми странами, располагающими соответствующим производственным потенциалом.

Таким образом, Иран является активным участником основных международных соглашений, регулирующих вопросы нераспространения ядерного, химического и биологического оружия. Он в целом твердо придерживается обязательств, взятых в рамках соответствующих соглашений. Одновременно Иран занимает гибкую и довольно конструктивную позицию в международных дискуссиях по вопросам, относящимся к совершенствованию и укреплению режимов и механизмов нераспространения.

Что касается информации о скрытом характере деятельности иранской стороны по разработке различных видом ОМУ, включая ядерное оружие, то никаких доказательств на этот счет, позволяющих сомневаться в истинных намерениях Тегерана, до настоящего времени представлено не было.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03961 sec