Саудовская Аравия: реакция на слова Папы Бенедикта XVI

21 сентября 2006
Г.Г. Косач

Не стоит говорить, что в Саудовской Аравии не могли оставить без внимания тот раздел прочитанной папой Бенедиктом XVI в университете Регенсбурга лекции, который касался ислама, — для этого внимания существуют понятные и объяснимые причины. Тем не менее стоило бы взглянуть на саудовскую реакцию в связи с лекцией римского понтифика более внимательно.

Естественно, что эта реакция имела два четко выраженных уровня — речь идет об официальной позиции государства, как и об общественном мнении, высказывавшемся на страницах саудовской прессы.

Официальная позиция государства была выражена 16 сентября 2006 г. министром иностранных дел королевства принцем Саудом Аль-Фейсалом в послании, направленном им своему ватиканскому коллеге. В этом послании С. Аль-Фейсал отметил в первую очередь, что в его стране «выражают сожаление» в связи с «замечанием Его Святейшества Папы Бенедикта XVI, высказанным им в его лекции в Регенсбурге, об исламе, личности пророка Мухаммеда и Божественных атрибутов, как они изложены в благородном Коране».

По мнению саудовского министра, это «замечание» не выглядело «уместным в контексте трудных условий становления новой системы международных отношений, тем более что эти условия требуют, чтобы мы все искали новые пути, способные привести нас всех к согласию в отношении поиска творческих решений существующих трудностей».

Более того, С. Аль-Фейсал счел необходимым добавить, что в его стране «глубоко огорчены в связи с цитатой, которая была приведена в лекции в отношении биографии Благородного пророка, и того, что в цитировавшемся тексте было названо “распространением ислама с помощью меча”».

Для главы саудовского внешнеполитического ведомства эта цитата не только воскресила «обоснование, использовавшееся для ведения крестовых походов против исламского мира», но она (в силу общей «неуместности» включения раздела об исламе в лекцию папы) противоречит «настойчивому стремлению исламской нации начать действительно эффективный диалог между религиями и цивилизациями, прежде всего с христианством». Однако это «настойчивое стремление» сталкивается (как в случае с лекцией Бенедикта XVI) с «ошибочными образами руководителей и народов исламской нации».

В послании своему ватиканскому коллеге С. Аль-Фейсал напомнил о позиции короля Абдаллы, подчеркивавшего в своем выступлении на состоявшемся в начале декабря 2005 г. в Мекке саммите глав государств и правительств стран — членов ОИК, что «ислам – религия умеренности, отвергающая экстремизм и самоизоляцию».

Он подчеркнул, что в заключительном коммюнике этого саммита руководители стран, входящих в организацию «Исламская конференция», отметили, что «диалог цивилизаций, основанный на взаимоуважении, взаимопонимании и равенстве между народами, является условием, необходимым для созидания мира, в котором царят терпимость, сотрудничество, мир и доверие между нациями».

Одновременно С. Аль-Фейсал счел необходимым еще раз сообщить своему коллеге, что на декабрьском саммите 2005 г. в Мекке была принята «десятилетняя программа борьбы с терроризмом» как с явлением, «абсолютно противоречащим ценностям ислама и общечеловеческим ценностям». Наконец, С. Аль-Фейсал напомнил понтифику, что одним из наиболее действенных орудий борьбы с терроризмом и экстремизмом является «диалог между религиями, основанный на подчеркивании их общих ценностей и черт», как и «гарантия уважения всех религий и противостояние любым формам их оскорбления».

И, видимо, в этой связи он подчеркнул, что «Его Святейшеству, конечно же, известно, что ислам почитает Иисуса Христа и его Чистую Мать – Марию», что ислам «включил в совершенство исламской веры признание пророческой миссии Иисуса, основанной на толерантности, прощении и милосердии».

Прекрасные слова! Но не менее важно и другое обстоятельство, — как саудовский министр смотрит в будущее, на развитие мусульмано-христианских отношений?

Итак, случилось то, что случилось, хотя и «не было никаких оснований, — как отмечал С. Аль-Фейсал, — для включения в лекцию раздела, никак не связанного с ее текстом». Тем не менее «чувства мусульман подверглись глубокому оскорблению», тем более, что в течение «нескольких десятков лет, начиная с эпохи предшественника нынешнего папы Его Святейшества Иоанна Павла VI, продолжается диалог между Ватиканом и представителями религиозных и интеллектуальных кругов исламского мира». Ватикан, как считает саудовский министр, и лично папа должны «немедленно разъяснить свою подлинную позицию в отношении ислама и его учения». Именно этого ждет от них «правительство Королевства Саудовская Аравия».

Что ж, взвешенная позиция, никак не призывающая к эксцессам, напротив, дипломатично (и в прямом и в переносном смысле) призывающая исправить допущенную (и, как это вытекает из текста послания – досадную!) ошибку. Важно и то, что послание С. Аль-Фейсала – единственное выражение саудовской официальной позиции в связи с лекцией папы Бенедикта XVI, ограниченное только уровнем внешнеполитического ведомства. На проходящих каждый понедельник и освещаемых национальной прессой заседаниях Совета министров, возглавляемых королем Абдаллой (в его конституционном качестве главы кабинета), этот вопрос даже не стоял в повестке дня.

Но каково саудовское общественное мнение в связи с лекцией папы Бенедикта XVI?

16 сентября 2006 г. (в тот день, когда С. Аль-Фейсал направил послание своему ватиканскому коллеге) саудовские газеты (ограничимся только двумя представителями «внутренней» прессы, главные редакторы которых входят в состав Административного совета Ассоциации саудовских журналистов и являются поборниками нынешнего курса внутренних реформ) выступили с редакционными статьями, откликнувшимися на лекцию. Итак, что же они пометили в этот день на своих страницах?

Редакционная статья «Ар-Рияд» называлась «Папа разжигает межрелигиозную войну». Это было серьезное обвинение! Более того, газета подчеркивала, что Бенедикт XVI «использовал лексику крестовых походов», что слова, сказанные человеком, «занимающим столь высокий в христианском мире пост», означают не «совершение ошибки, а развязывание большой войны» против ислама, «глубоко чтящего святость обоих величайших пророков христианства и иудаизма (Иисуса и Моисея. – Г.К.)». «Ар-Рияд» призвала папу и его окружение вспомнить о том, что «христианство, которое его последователи называют “религией любви”, уничтожало народы и цивилизации».

Казалось бы, газета использовала жесткие (и обоснованные) обвинения не только против высшего католического иерарха, но и против представляемой им религиозной доктрины. Но далее она писала: «Если начать сводить счеты, если искать, кто и когда совершил греховные ошибки, то тогда история христианства окажется историей порочных свершений, которые вовсе не соответствуют подлинным устремлениям человечества, нормам его поведения, правам и обязанностям его представителей, среди которых, в конце концов, и новый папа». Неожиданный поворот темы, означающий всего лишь необходимость проведения четкой грани между любой религией и теми, кто ее исповедует.

Если любая религия – духовна и возвышенна, то эти ее качества вовсе не всегда распространяются на всех ее последователей, среди которых (это вытекает из напечатанного «Ар-Рияд» текста), к сожалению, могут быть и высшие иерархи церковной власти. Но почему, например, христианство должно быть непременно связано с ними?

Далее «Ар-Рияд» писала: «Мы категорически не приемлем межрелигиозных войн вне зависимости от источника их возникновения. Мы всегда призывали к диалогу между цивилизациями и религиями. Мы говорили, что все нации, объединившись, могут победить врагов истории и мирного сосуществования». Но, может быть, задавала она вопрос, «папа отягощен другими чувствами?» Может быть, его слова означают, что «в поведении окружающих его религиозных деятелей произойдут серьезные изменения»?

Но если это так, то эти «изменения ни в коей мере не будут соответствовать современному уровню мышления зрелых народов, не будут соответствовать современному уровню прогресса цивилизации, заложившей основы свободы и демократии». Если его слова действительно означают, как подчеркивала «Ар-Рияд», то, что эти изменения произойдут, то они коснутся «лишь узкого круга людей, но не религий или народов».

Долг папы, подчеркивала «Ар-Рияд», состоит в том, чтобы представить «приемлемые объяснения сказанного им». «Исламский мир, — считала газета, — не потерпит лицемерия и дипломатических уловок». Главное же, по ее мнению, заключалось в другом обстоятельстве: только от папы будет зависеть, «куда он будет двигаться далее».

Важнее «не допустить сегодня возникновения ситуации, когда и христиане, и мусульмане окажутся втянутыми в тупик, из которого не помогут выйти только добрые намерения». Не оказаться же в этом «тупике» они смогут только тогда, когда будут «взаимно уважать религии друг друга, как и все монотеистические религии». С этим нельзя не согласиться.

В тот же день, 16 сентября 2006 г., другая эр-риядская газета, «Аль-Джазира», поместила редакционную статью «Провокационные заявления папы», в которой подчеркивалось, что связанные с исламом разделы прочитанной Бенедиктом XVI в Регенсбургском университете лекции были «провокацией в отношении чувств более миллиарда мусульман». Более того, эти же слова заставляют «мусульман требовать от католической церкви извинений за крестовые походы и уничтожение мусульман во имя религии судами инквизиции». Но и для этой газеты все же важнее было то, что «слова папы вынуждают тех, кто призывает к диалогу религий и цивилизаций, занять в отношении этого вопроса более сдержанную позицию».

К сожалению, подчеркивала «Аль-Джазира», «необдуманные слова папы ставят под вопрос все призывы бороться с терроризмом и экстремизмом, не связывая его с какой-либо религией и цивилизацией, поскольку многие могут понять его лекцию как попытку подчеркнуть, что насилие – “неразрывно” связано с высокой миссией Мухаммеда». Наконец, газета писала: «Все помнят, сколь широкой была реакция на поступок, совершенный датскими газетами, опубликовавшими оскорбительные карикатуры на Пророка. Но слова папы, к несчастью, могут вызвать еще более мощную реакцию».

Разумеется, круг саудовских «внутренних» изданий значительно шире, чем две процитированные газеты. Но обе они дают достаточно полное представление о том, что писали остальные издания 16 сентября 2006 г.

К тому, что было сказано выше, следует добавить только одно. Саудовская «внутренняя» пресса (как и ее «внешний» аналог – лондонские «Аш-Шарк Аль-Аусат» и «Аль-Хайят») и после 16 сентября постоянно публиковала сообщения о позиции папы и Ватикана в отношении разразившегося скандала, как и письма своих читателей в этой связи. Но, по сути дела, после 16 сентября во «внутренней» прессе королевства не было сколько-либо заметных и подписанных ее редакциями передовых статей, касавшихся лекции Бенедикта XVI в университете Регенсбурга. Да и письма читателей, помещавшиеся в местных газетах, никогда не выходили за пределы тех линий, которые были очерчены в послании С. Аль-Фейсала и в двух основных изданиях страны.

Это понятно — как министр иностранных дел, так и «Ар-Рияд» и «Аль-Джазира» задали общественному мнению тот тон разговора о случившемся, который в наибольшей степени устраивал национальный истеблишмент. Более того, это был тон, предполагавший разговор, пусть порой и очень критический, но ни в коей мере не акты насилия.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03464 sec