Энергетический итог заседания ШОС в Душанбе

19 сентября 2006
Кандидат экономических наук, ведущий научный сотрудник Центра энергетических исследований ИМЭМО РАН Игорь Томберг

Формирование Энергетического клуба для Азии стало одной из основных тем (и практическим результатом) состоявшегося 15 сентября в Душанбе пятого заседания Совета глав правительств (премьер-министров) государств-членов Шанхайской организации сотрудничества.

Основное внимание главы правительств стран-членов ШОС уделили механизмам расширения участия деловых и банковских кругов в проектах в сфере энергетики, информационно-телекоммуникационных связей и транспорта. Были также приняты конкретные решения по реализации идеи, выдвинутой Президентом России Владимиром Путиным на шанхайском саммите в июне этого года, о создании Энергетического клуба ШОС как механизма, объединяющего производителей, потребителей и транзитеров энергоресурсов.

Главы правительств поручили специальной рабочей группе в сжатые сроки изучить возможность формирования Энергетического клуба Шанхайской организации сотрудничества.

Инициатива России была поддержана участниками встречи. Премьер-министр Республики Казахстан Даниал Ахметов заявил: «Особое внимание, как я полагаю, в будущем времени будем уделять вопросам, связанным с обеспечением энергетической безопасности, и думаю, что эта проблема будет являться наиболее актуальной в экономическом развитии наших государств. Создание и реализация этой программы в будущем, энергетическая стратегия, создание соответствующего энергетического клуба - о чем говорилось на юбилейном саммите глав государств в Пекине - является основополагающим для действий глав правительств наших стран».

Российская делегация привезла в Душанбе конкретные идеи и проекты, способные наполнить деятельность создаваемого энергетического клуба практическим содержанием. Глава правительства России Михаил Фрадков предложил создать в рамках ШОС Международный центр по предоставлению услуг ядерного топливного цикла. Страны ШОС, полагает он, могут также принять совместное участие в проектировании АЭС, производстве и поставках ядерного топлива.

Россия, по словам Фрадкова, предпринимает активные шаги по развитию энергетики в Центрально-Азиатском регионе. Подписано соглашение по завершению строительства Сангтудинской ГЭС и готовится аналогичное соглашение по Рогунской ГЭС в Таджикистане, а также по строительству Камбаратинской ГЭС в Киргизии. По мнению главы российского правительства, важным является и вопрос о создании магистральной энергосистемы для передачи избыточных мощностей ГЭС в Таджикистане и Киргизии в Центральную и Южную Азию.

«Необходимо создавать условия для взаимного доступа к энергосистемам для стран ШОС, а также улучшать уже созданные и строить новые газотранспортные каналы на пространстве государств организации. Российские предприятия по трубному производству готовы участвовать в этом проекте», - подчеркнул Фрадков.

Таким образом, началась практическая реализация инициативы по созданию Энергетического клуба для Азии, принадлежащей России. Речь идет о механизме, который объединит производителей, потребителей и транзитеров нефти, газа и электроэнергии. Помимо России - это Китай, Казахстан, Киргизия, Таджикистан и Узбекистан. Они уже осуществляют ряд двух- и многосторонних энергетических проектов. В частности, разведка, добыча и транспортировка нефти и газа, развитие магистральных электрических сетей для переброски избыточных мощностей в соседние страны.

Видимый интерес России к многостороннему сотрудничеству в рамках Энергетического клуба ШОС - диверсификация каналов экспорта и снижение ценовых и политических рисков на мировом рынке нефти и газа. Но не только. Речь может идти о создании группировки государств, объединенных в единый, самодостаточный энергетический блок. Что вызывает явное беспокойство на Западе, активно стремящемся ослабить влияние России и Китая в этой части планеты, одновременно наращивающем собственную экспансию в регион.

Основной акцент западных оценок: ШОС все больше превращается в механизм вытеснения из Центральной Азии США и их западных союзников. В еще не созданном официально энергетическом клубе Запад уже усмотрел прообраз своего рода газового ОПЕК на Востоке.

Основания для этого есть. По нефти ресурсы стран ШОС не являются определяющими - даже с учетом Ирана (страна-наблюдатель) они не превышают 20% от общемировых. По газу ситуация иная: газовые ресурсы России, центральноазиатских государств плюс Иран, превышают, по ряду оценок, 50% разведанных запасов природного газа в мире. Масла в огонь подлило предложение Ирана совместно с Россией определять цены на газ и его основные потоки.

В то же время, страны-экспортеры нефти и газа, входящие в ШОС, выступают пока не только как партнеры, но и как конкуренты на перспективных рынках Восточной и Южной Азии. В регионе произошла заметная активизация Китая.

Усилия китайских компаний по закреплению в энергетике Туркмении, Казахстана и Узбекистана начинают угрожать позициям России в Центральной Азии, основанному на монопольном владении экспортными газопроводами в сторону Европы. Китайцы предложили Ашхабаду построить экспортный газопровод мощностью в 30 млрд. кубометров в год в восточном направлении, готовятся подписать СРП на освоение Правобережья Амударьи, где будет развиваться новая газовая провинция, активизировали участие в освоении газовых ресурсов Узбекистана и Казахстана с прицелом на транспортную привязку их к западным провинциям КНР.

Тем самым создается новая ситуация в каспийском регионе, дающая центральноазиатским странам большее поле для маневра. Это было подмечено и западными аналитиками. «Мы говорим не только о том, что нефть и газ пойдут на запад, мы говорим и о восточном, и о юго-восточном направлении. Именно так и произойдет, - заявил Фред Старр из Университета Джона Хопкинса, - регион выходит из-под монопольного контроля Газпрома, и с помощью других стран возвращает себе традиционную роль центра трансконтинентальной торговли». (1)

В данном контексте приведенное выше высказывание премьер-министра Казахстана стоит расценивать в контексте точки зрения казахстанского президента Нурсултана Назарбаева о том, что «Казахстан становится фактором энергетической безопасности в Азии и Европе».

Фактически, Казахстан постепенно начинает осознавать и позиционировать себя в качестве «великой энергетической державы». Что неизбежно ведет к обострению противоречий с Россией. Поэтому для координации действий и сглаживания такого рода противоречий и нужен Энергетический клуб в рамках ШОС. Однако сегодня вряд ли возможно создание чего-то вроде картеля. Страны ШОС в силу разнородности их энергетических интересов, скорее, готовы к созданию координационного центра, нежели к организации картеля, опирающегося на общность политики добывающих стран.

Не стоит исключать из анализа и такой важный фактор развития ШОС как конкуренция крупнейших учредителей - России и Китая. Просматривается некая последовательность событий, направленная на перехват инициативы в рамках организации. На встрече глав правительств стран - членов ШОС в сентябре 2004 года китайский премьер Вэнь Цзябао предложил создать в зоне ШОС общий рынок с сопутствующим комплексом изменений в налоговом, таможенном, иммиграционном и т.п. законодательствах.

Российская сторона воздержалась тогда от однозначной поддержки этой инициативы, предложив, впрочем, стремиться к этой идее. Москва, таким образом, явно не стремится открывать Китаю собственный рынок, а также, по мере возможности, избегает прямой конкуренции в экономическом плане с Пекином в центральноазиатских странах - участницах ШОС. Получается, что июньская (2006 г.) инициатива президента РФ стала ответом на китайскую идею «Общего рынка ШОС». Пока в сфере энергетики российское руководство чувствует себя вполне уверенно. Да и лишний механизм «сглаживания углов» в ставшей столь чувствительной энергетической сфере не помешает.

После встречи премьеров в Душанбе можно констатировать вполне успешное внешнеполитическое продвижение России в восточном направлении с опорой на энергетическую мощь. В то же время, происходящие сегодня изменения в системе взаимоотношений России с производителями энергоресурсов Центральной Азии - Казахстаном, Туркменией, Узбекистаном - заставляют искать новые подходы к ситуации.

«Газопроводная монополия» явно начинает терять свое значение. Приходит время инвестиционного «наступления» на Среднюю Азию. Благо, и финансовые ресурсы есть, и политические возможности пока сохраняются. Интересные проекты и инициативы в рамках Энергетического клуба ШОС на уровне правительства России должны сопровождаться динамичной и даже агрессивной инвестиционной политикой российских корпораций.

------------
(1) Большая энергетическая игра "U.S.News", США, 08.

"We're not just talking about oil and gas going to the west, but also to the east and southeast. It's all going to happen," says Starr of Johns Hopkins. "The region is coming out from under the monopoly control of Gazprom and, with the help of these other countries, going back to its traditional place as the center for transcontinental trade."

РИА Новости

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.0412 sec