Прозрачность ядерной программы Ирана. Эсмаели: баланс смещается в сторону Ирана

15 сентября 2006
Парвиз Эсмаели

Последние события показывают наметившийся сдвиг в пользу Ирана в балансе сил по «ядерному досье».

Недавнее иранское дипломатическое наступление, включающее в себя интенсивные переговоры с Россией и Китаем – влиятельными участниками группы «5+1» – и Евросоюзом, произошло после того, как Совет Безопасности ООН принял резолюцию №1696.

Более того, цели наступления определились в ходе переговоров между секретарём ВСНБ Ирана Али Лариджани и руководителем внешнеполитического ведомства Евросоюза Хавьером Соланой, прошедших в последние дни. Давайте попытаемся сделать некоторые наблюдения по нынешнему и будущему статусу ядерных переговоров.

Главной целью администрации США в последние несколько лет было направление международных событий к «точке кризиса», несмотря на то, что Иран пытался противостоять этому.

Приверженность Ирана идее о ядерных переговорах и исполнение им мер по укреплению доверия, в частности, трёхлетняя приостановка всех работ по обогащению урана, показали, что Иран действует в русле поддержания глобального мира и стабильности.

В ходе последних переговоров, проходивших очень близко от «точки кризиса», Иран вновь подчеркнул важность соблюдения международных законов, выступил против использования Совета Безопасности ООН как инструмента борьбы с отдельными странами и призвал к диалогу и взаимопониманию, а не к искусственному раздуванию кризиса.

Иран доказал, что он принимает требования атмосферы дипломатии, нуждающейся в гибкости и логике.

Тем не менее, любые попытки определить до начала переговоров абсолютных победителя и побеждённого, которые более уместны на поле боя, а не в дипломатии, показывают, что на дипломатию более не рассчитывают, и вскоре могут начаться битвы.

Именно о такой атмосфере всегда мечтали Соединённые Штаты, потому что её создание привело бы к поражению всего мира и победе США. Именно по такому сценарию развивались события в Ираке, Афганистане и Ливане.

Официальные лица США постоянно твердят, что их конечной целью является изоляция Исламской Республики Иран.

Определённо, эта американская стратегия провалилась, что признаётся большинством независимых наблюдателей во всём мире. Американская политика привела к росту влияния Ирана как региональной державы, подъёму геополитического статуса ИРИ, внесению изменений в существующие региональные структуры, модификации альянсов, ограничивавших мощь Ирана, и появлению проиранских тенденций в общественном мнении региона.

Всё вышеперечисленное автоматически сказалось на политических тенденциях и поведении вовлечённых государств.

Результаты выборов в Палестине и Ираке, равно как растущая популярность движения «Хизбулла» в Ливане как силы исламского сопротивления, а не просто вооружённой шиитской милиции, стали отличными иллюстрациями к данному тезису.

Точно так же, как и все другие виды своей ядерной деятельности, Иран проводит обогащение урана под наблюдением МАГАТЭ.

Следовательно, беспочвенные американские обвинения в том, что ядерная программа Ирана вызывает некие растущие глобальные опасения, есть демагогическое средство воздействия на общественное мнение.

Даже если представить, что американские обвинения верны, то и в этом случае приостановка ядерной деятельности не стала бы выходом из положения.

Замораживание потенциальных технологических возможностей, направленных на производство электроэнергии для мирного использования, никоим образом не может быть связано со снятием подозрений в производстве ядерного оружия, и мир прекрасно знает об этом, исходя из исторических прецедентов.

Сама природа ДНЯО и Устава МАГАТЭ направлена на укрепление стремления к оптимальному использованию атомной энергии, а не на одностороннее распределение инструментов для производства ядерного оружия, чем в последнее время занимаются США.

Неотъемлемые права иранского народа не ограничиваются только ядерными правами. Следует сказать, что большое число иранских прав нарушается на протяжении многих лет.

Следовательно, станет мудрым поступком отодвинуть заботы об одних правах на будущее и сконцентрировать все усилия на реализации других прав, соблюдая при этом оптимальный баланс для страны по оптимальному использованию прав и привилегий.

Регулировка темпов достижения поставленных целей и взаимодействие с мировым сообществом и международными организациями – вот главные предварительные условия для прогресса Ирана.

Двусторонние переговоры между Лариджани и Соланой должны определить уровень и сроки основных переговоров. На окончательные результаты могут оказать влияние следующие шесть политических блоков:

A. США и Великобритания, которые отказывают Ирану даже в праве на проведение научно-исследовательских работ в атомной сфере и поддерживают идею об использовании санкций и угроз применения силы для принуждения Тегерана к отказу от его прав.

B. Китай и Россия, которые обеспокоены возможным нарушением глобального баланса сил, но не возражают против ядерной деятельности Ирана, имеющей мирное применение. Так как МАГАТЭ не сообщало ни о каких нарушениях законов в ходе ядерной деятельности Ирана, то Китай и Россия выступают против угроз и санкций, считая их чрезмерными.

C. Франция и Германия, не определившиеся со своей позицией и не способные выбрать между двумя «возлюбленными сторонами». Они не могут дистанционироваться от США и Англии, но также не хотят терять выгод от сотрудничества с Ираном. В результате, они колеблются между поддержкой и оппозицией гражданской ядерной программе ИРИ.

D. Ряд влиятельных государств G8, в частности, Япония, которые не имеют формальной роли в ядерных переговорах, но могут заплатить самую высокую цену без получения какой-либо компенсации, так как являются ведущими торговыми партнёрами Ирана и региона. В реальности, Япония не возражает против наличия у Ирана мирной ядерной программы, но предпочитает достижение консенсуса в кратчайшие сроки и на любых условиях.

E. Влиятельные страны Евросоюза, в частности, Испания и Италия, которые не согласны с решением Великобритании, Германии и Франции о следовании в фарватере американской политики. Со временем, такой подход может сделать их новыми лидерами объединённой Европы. Эти государства поддерживают развитие в Иране мирной ядерной программы под контролем МАГАТЭ и в рамках положений и требований агентства.

F. 116 стран Движения неприсоединения, которые защищают неотъемлемые права Ирана на Генеральной ассамблее ООН, в МАГАТЭ и на сессиях Совета управляющих МАГАТЭ, так как полагают, что доступ Ирана к атомным технологиям позволит им самим в будущем повторить его путь.

Даже если не принимать в рассмотрение экономические факторы – такие, как вопрос об энергоносителях – можно заключить, что активные дипломатические действия Ирана привели к изоляции группы «A», что придало остальным пяти группам большее пространство для достижения консенсуса.

Тем не менее, нам нужно ждать и смотреть, как будут дальше развиваться события вокруг «ядерного досье» Ирана в нашем быстроменяющемся мире.

Тегеран Таймс

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.04124 sec