Ситуация в Марокко: август 2006 г.

06 сентября 2006
В.В. Куделев

Главным событием в Марокко в августе стало раскрытие очередного террористического заговора. Его основное отличие от предыдущих заключалось в официальном признании того, что исламистская идеология овладела умами части военнослужащих. Об этом в узких кругах знали и ранее, однако официальные власти предпочитали умалчивать факт общего "позеленения" одного из столпов режима.

Задержанная в конце июля — начале августа террористическая группа оказалась самой большой со времени терактов в Касабланке 16 мая 2003 г. Всего были задержаны 56 человек, в том числе 5 военнослужащих, проходивших службу на авиабазе в Сале, три жандарма и офицер полиции. Еще одна небезынтересная деталь: среди задержанных оказались три женщины. Две из них были женами пилотов марокканской авиакомпании РАМ. Как тут не вспомнить, что не так давно "Аль-Каида" предложила своим структурам готовить теракт на авиатранспорте через вербовку летного состава!

Задержанные состояли в шести ячейках группы, взявшей название "Джамаа Ансар аль-Махди". Все они обвиняются в "заговоре против государства" и "подготовке терактов". Отдельное обвинение выдвинуто против военнослужащих — им инкриминируется "обучение обращению с взрывчатыми веществами других участников группы". Их участие в террористической группе вызвало серию отставок в военном руководстве среднего звена, а также в Дирекции военной контрразведки и службе ДСТ (общая контрразведка). Как утверждала газета "Аль-Иттихад аль-Иштираки", эти отставки прошли в обстановке повышенной секретности.

Участники группы — выходцы из городов Тетуан, Сиди-Слиман, Сале, Касабланка, Бени-Меллаль — планировали теракты в городах королевства, а также физическое устранение ряда политических деятелей, в частности, двух министров от партии «Социалистический союз народных сил». Руководителем группы был Лахсен аль-Хаттаб (боевой псевдоним — Абу Усама). Ранее он состоял в группировке "Ас-Салафия аль-Джихадия" и отсидел два года в тюрьме после терактов 16 мая 2003 г. В замыслы новоявленного "эмира" входило создание тренировочных лагерей для подготовки боевиков в горах Риф на севере страны в районе Надора и Уэззана с тем, чтобы впоследствии оттуда развернуть джихад против властей с целью создания на территории страны исламского халифата.

Принципиально новым для современного Марокко стало то, что "Джамаа Ансар аль-Махди", судя по всему, использовала в качестве доктрины догматы шиизма. В середине 80-х годов подобной идеологией руководствовалось "Движение марокканских муджахидинов". Появление новой шиитской организации вынуждает предположить, что с приходом к власти в Иране президента М. Ахмадинежада Тегеран реактивировал курс на экспорт исламской революции. Правда, глава МВД Марокко тут же отверг шиитскую принадлежность новой группы.

Судя по всему, у некоторых офицеров королевских вооруженных сил, которых не устраивает либо достаточно нелегкая и беспросветная служба в сахарских провинциях, либо вообще существующие порядки, есть два пути: пойти за исламистами или последовать примеру бывшего капитана ВВС Марокко Мустафы Абида. Последний в 2000 г. был приговорен к пяти годам тюрьмы по обвинению в "отступлении от приказов" и "нанесении ущерба вооруженным силам". Известно, что в 1998 г. этот офицер через прессу осудил случаи приторговывания бензином командованием базы ВВС в Эррашидии, после чего попал за решетку. Абид вышел из тюрьмы в июле 2003 г. и в настоящее время проживает во Франции. И вряд ли кого-то в Марокко успокоит заявление главы МВД Шакиба Бенмусы, утверждавшего, что относительно "Джамаа Ансар аль-Махди" "речь идет об изолированных случаях" проникновения террористов в ряды армии и спецслужб.

Марокканская "улица" довольно остро отреагировала на разворачивавшиеся в августе события в Ливане. В первый день месяца трое адвокатов подали иск против министра обороны Израиля Амира Переца, обвинив его в "военных преступлениях" в Ливане. Они утверждали, что марокканская Фемида должна принять в производство этот иск, поскольку израильский министр родился 9 сентября 1952 г. на территории современного Марокко — в городке Беджаад в 220 км к юго-востоку от Рабата. Согласно утверждениям адвокатов, потерявших чувство реальности, "марокканское законодательство предполагает юридическое преследование любого марокканца, совершившего правонарушения или преступления внутри страны или за ее пределами". Они забыли, что военных преступников можно поискать и поближе, например, среди тех, кто отдавал приказание применить напалм против населения Рифа, выступившего против центральных властей сразу после достижения Марокко независимости в 1956 г. Понятно, что марокканское правосудие едва ли хоть как-то отреагирует на иск, тем более что в нем соучастниками израильского министра названы Джордж Буш и Тони Блэр.

Ряд событий в Марокко вынудил марокканский еженедельник "Журналь эбдомадэр" (ЖЭ) вспомнить тех людей, которые имели высокие посты при покойном Хасане П и сохранили их — пусть и поменявшие названия — при действующем монархе, который через учреждение Инстанции справедливости и примирения, изменение Семейного кодекса, а также другие реформы формально попытался порвать с тяжелым наследием прошлого. Этот анализ интересен хотя бы тем, что позволяет лучше понять те решения, которые принимаются в настоящее время во дворце.

Так, дворец вроде бы избавился от некогда всесильного министра внутренних дел и информации /!!!/ Дриса Басри, который, как утверждают, в свое время делал ставку на младшего из принцев — Мулая Рашида. Однако выпускники "школы" Басри — Брахим Буфус, Мохиэддин Амзази, Мхамед Дриеф, Мохаммед Арафа и Фуад Али эль-Химма — остаются на своих местах и даже продвигаются по службе. Последний из перечисленных — министр-делегат при министерстве внутренних дел — за последние семь лет "пережил" четырех министров. Подготовленные его департаментом дела, касавшиеся кузена монарха Мулая Хишама, национальной и международной прессы, со всей очевидностью продемонстрировали, что МВД прежнего режима мало чем отличается от МВД эпохи Мохаммеда VI. От своего отца Мохаммед VI унаследовал и спичрайтера Мохаммеда Муатассима, пользующегося репутацией человека, близкого к Дрису Басри. Этот невидимый для публики человек не только готовит тексты выступлений монарха, но и поддерживает тесные отношения с лидерами политических партий.

Практически неизменным сохранилось командование королевскими вооруженными силами, которое, как считают наблюдатели, является единственной структурой, действительно принимающей решения. Так, руководитель 5-го бюро генштаба (военная контрразведка) при Хасане II получил заметное продвижение по службе после терактов 16 мая 2003 г. в Касабланке, когда он вскрыл в армии элементы, близкие к джихадистскому движению. Как отмечает ЖЭ, благодаря этому он смог добиться "независимости" от генштаба, убедив монарха в необходимости создания Дирекции военной контрразведки.

Как напоминает ЖЭ, считалось, что первым в очереди на смещение после Дрисса Басри стоял инспектор королевских вооруженных сил Абдельазиз Беннани, который в условиях, когда в стране формально нет министра обороны, а монарх является верховным главнокомандующим, на самом деле находится на верхушке военной иерархии. Тем не менее в течение семи лет правления Мохаммеда VI он лишь усиливал свои позиции. Более того, в отличие от Хосни Бенслимана и Абдельхака Кадири, которые отказались от бизнеса в сфере морского рыболовства, Беннани сохранил статус генерала-бизнесмена.

Уже упоминавшийся Хосни Бенслиман "законсервировался" на посту командующего королевской жандармерией, несмотря на то, что его ждет на допрос французский судебный следователь Рамаэль по делу об исчезновении в Париже в 1965 г. марокканского оппозиционера Мехди бен Барки. Подобная ситуация не позволяет генералу появляться во Франции.

Что касается Абдельхака Кадири, то только его здоровье помешало ему остаться на своей должности.

То же касается и руководства всемогущих марокканских спецслужб. Единственное исключение — приход на пост службы внешней разведки ДЖЕД (Direction Generale des Etudes et de la Documentation) Ясина Мансури — доверенного лица монарха. В экономическом секторе сохранили свои позиции, пусть и на других уровнях, Дрис Джетту (премьер-министр), Мезиан Бельфких, Зулика Насри и Омар Каббадж (советники). Как пишет ЖЭ, "эти высокопоставленные чиновники эпохи Хасана II одним своим присутствием во дворце успокоили общественное мнение, которое до сих пор не убедилось в мудрости тех, главным достоинством которых является совместное с монархом обучение в королевском колледже".

В то же время ЖЭ приводит мнение близкого ко дворцу чиновника, полагающего, что в отличие от Хасана II, "поддерживавшего прямые контакты с руководителями политических партий, в первую очередь входившими в Кутлу (блок левых и национал-консервативных партий), Мохаммед VI практически не поддерживает подобных контактов". Эта функция поручена Джетту, Бельфкиху и Эль-Химме. Все трое считаются выходцами из политической системы эпохи Хасана П.

Особое место в современной политической система Марокко ЖЭ отводит советнику короля по вопросам экономики и финансов Андре Азулаю. "Его влияние на положение дел уменьшилось после смерти Хасана II, однако он сохранил свой пост", — отмечает еженедельник. Он объясняет это обстоятельство тем, что представитель марокканской еврейской общины имеет широкие связи в международных деловых кругах и "чувствует себя как рыба в воде на самых представительных экономических форумах", что никак не удается сравнительно молодым однокашникам монарха по королевскому колледжу.

Примерно такая же судьба была уготована молодому выдвиженцу Хасана II Мустафе Террабу — "архитектору внедрения современных телекоммуникационных технологий в Марокко". После смерти монарха он "хлопнул дверью" и уехал в Вашингтон, где работал во Всемирном банке. "Его влияние на мир бизнеса в Марокко и связи в международных финансовых институтах были такими, что монархия использовала весь свой вес для того, чтобы обеспечить его возвращение", — пишет ЖЭ. В феврале 2006 г. этот менеджер возглавил "Офис шерифьен де фосфат".

Во главе марокканской внешней политики бессменно остается Мохаммед Бенаисса. "Никто не понимает, чему он служит, но он остается министром иностранных дел", — иронизирует ЖЭ.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03912 sec