О визите бывшего президента ИРИ Мохаммада Хатами в США

05 сентября 2006
В.И. Сажин

Бывший президент Ирана аятолла Мохаммад Хатами находится в Соединенных Штатах Америки. Это уже сенсация

Впервые за двадцать семь лет, прошедших после победы исламской революции в Иране и разрыва дипломатических отношений между Тегераном и Вашингтоном, США посещает иранский политик такого ранга.

Естественно, это, как бы, приватный визит иранского гражданина. Представитель госдепартамента США Том Кейси заявил, что Хатами прибывает в США как частное лицо, и никто из официальных представителей американской администрации не планирует с ним встречаться. Однако при этом, американские власти не намерены вводить ограничения на передвижение иранского политика по стране и на его свободу слова.

Формально аятолла Хатами приглашен выступить 7 сентября с речью в Национальном кафедральном соборе в Вашингтоне. Доклад г-на Хатами посвящен диалогу цивилизаций и роли, которую ислам, иудаизм и христианство могут сыграть в развитии взаимопонимания и процессе миротворчества. Он также примет участие в работе форума ООН «Диалог цивилизаций» в Нью-Йорке и встретится с лидерами мусульманской общины Америки в Чикаго.

Напомним, что именно Мохаммад Хатами был родоначальником международного движения «Диалог цивилизаций». Президент ИРИ Хатами в нескольких своих выступлениях в 90-е годы и, в частности, в своей речи на 53-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН обратился к народам мира с предложением покончить с военной конфронтацией и насилием в мировой политике и войти в третье тысячелетие, приняв концепцию мирного, взаимообогащающего межцивилизационного диалога.

В 1999 году Хатами официально передал в ЮНЕСКО документ «Диалог цивилизаций - путь к взаимопониманию и сотрудничеству». Этот документ был одобрен и высоко оценен лидерами всех стран и международных организаций, а также получил единодушное одобрение на сессии Генеральной Ассамблеи ООН. По инициативе Хатами 2001 год был объявлен годом «Диалога цивилизации».

За свои заслуги во всестороннем развитии идеи диалога цивилизаций в 2003 году президент Ирана аятолла Мохаммад Хатами получил российскую Международную премию Андрея Первозванного «Диалог цивилизаций» - орден, который выполнен из серебра 925 пробы и украшен 383 бриллиантами общим весом 8.012 карата.

Идеи и заслуги автора концепции диалога цивилизаций были высоко оценены и мировой общественностью уже после его ухода с поста президента ИРИ летом 2005 года. Так, на III Международном общественном форуме «Диалог цивилизаций» (октябрь 2005) было подчеркнуто, что для Мохаммада Хатами диалог – это, прежде всего, поиск правды, это умение не только говорить, но и слушать другого человека, который всегда ждет сочувствия и соболезнования. Особо отмечалась на Форуме роль Хатами в пересмотре отношений между Западом и Востоком.

Несомненно, что идея диалога цивилизаций стала новым направлением, как в политической философии исламского режима в Иране, так и в его практической политике. Это было явное отрицание идеологии хомейнизма, провозглашающей мессианскую роль ислама, а также принцип «экспорта исламской революции». Именно на базе новых идей под руководством Хатами стала строиться внешняя политика ИРИ, предусматривающая выход Ирана из самоизоляции и открытость миру.

Конечно, любые исторические параллели всегда уязвимы, но уж явно напрашивается аналогия с прошлыми советскими политико-идеологическими доктринами. Ленинско-троцкистский тезис о мировой коммунистической, причем «перманентной» революции и сталинский насильственный экспорт социалистического строя по образу и подобию СССР по политической (а не религиозной, конечно) сути своей очень напоминают положения учения имама Хомейни и практику первых постреволюционных лет в Иране. В то время как идея Диалога цивилизаций, выдвинутая аятоллой Хатами, вполне соотносится с политикой «мирного сосуществования государств с различным социальным строем», предложенная лидером СССР Никитой Хрущевым.

Но как в пятидесятые-шестидесятые годы ХХ века в Советском Союзе, так и в нынешнем Иране не все в политических элитах этих стран одобряли выбор своих лидеров-реформаторов. В СССР – это привело в 1964 году к «кремлевскому перевороту» с отстранением Хрущева от власти и возвращением многих атрибутов неосталинизма, в Иране – к победе исламских радикалов и возвращением к ортодоксальному хомейнизму.

Иностранные журналисты, в свое время отмечая реформаторские устремления Хатами, называли президента ИРИ - «аятолла Горбачев». Пожалуй, это не совсем так. Он, скорее - «аятолла Хрущев». Именно этот лидер СССР в 50-х годах попытался реформировать сталинский Советский Союз, не выходя за рамки советской системы и главенствующей роли КПСС. У него ничего не получилось, поскольку та система, также как и нынешняя исламская в Иране не способна к самосовершенствованию.

Иранские радикалы-исламисты не принимали и не принимают саму идею диалога. Они видели в отношениях с другими цивилизациями только монолог, переходящий в нравоучения и даже диктат. Наилучшей иллюстрацией к этому служат известные письма президента ИРИ Ахмадинежада президенту Джорджу Бушу и канцлеру ФРГ Ангеле Меркель.

Иранским радикальным исламистам не нужно было взаимное обогащение, им не нужен был культурный, социальный, духовный опыт чуждых цивилизаций. В этом взаимном обмене они видели не фактор прогресса иранского общества, а угрозу существования самого режима.

Не надо быть аналитиком, чтобы понять, что это явилось одной из главных причин отстранения соратников бывшего президента ИРИ Мохаммада Хатами и его идейных сторонников от управления страной и прихода к власти в 2005 году ортодоксальных хомейнистов, которых возглавил нынешний президент ИРИ Махмуд Ахмадинежад.

Практически сразу после инаугурации нового президента ИРИ идея диалога цивилизаций оказалась лишней в идеологической обойме нового руководства страны. Она, как было сказано выше, объективно не вписывалась во внутри- и внешнеполитические концепции президента Ахмадинежада, его наставников и соратников.

Одним из главных пунктов в его программе стала задача укрепления основ исламского строя в стране, расшатанных за период так называемого реформаторского правления. Надо понимать – 16 лет правления Рафсанджани и Хатами.

Как полагает известный немецкий публицист Бруно Ширра, автор книги «Иран - взрывчатка для Европы», нынешний президент Ирана Махмуд Ахмадинежад, считает себя «миссионером, тем, кому свыше дано довести до конца дело революции Хомейни», а именно – «закрепить священные идеалы революции во всем исламском мире» и в результате «выиграть глобальный джихад (священную войну) со всеми неверными, погрязшими в порнографии, стяжательстве и прочих земных грехах». Такие идеи очень далеки от диалога цивилизаций.

Однако, по мнению наблюдателей, не все в политическом истэблишменте ИРИ поддерживают «несгибаемую» линию Ахмадинежада. По свидетельству итальянской La Repubblica, столкновения между президентом Ахмадинежадом, главой Совета по целесообразности Рафсанджани и Духовным лидером Хаменеи не редкость на политической кухне в Тегеране. Так, комментируя недавно ядерную политику иранского президента, Рафсанджани воскликнул: «Благодарите Аллаха, если окажетесь победителями: пока вы просто ведете страну к войне».

Более того, в своих выступлениях бывший президент Ирана Али Акбар Хашеми-Рафсанджани призывает к мирному сосуществованию людей различных вероисповеданий, рас и наций. Выступая на 19-й Международной конференции исламского единства, проходившей в Тегеране, Рафсанджани подчеркнул, что Пророк Мухаммад призывал последователей разных религий жить в мире и сотрудничать друг с другом. Он предложил создать организацию для проведения межконфессионального диалога, в которую вошли бы представители разных религий, в частности, иудаизма, христианства и индуизма.

Сегодня обмен идеями между религиями значительно упростился благодаря развитию коммуникационных технологий, отметил Рафсанджани… «Мирное сосуществование необходимо. Поэтому следует найти для людей разных религий законы, позволяющие им жить вместе», – заявил он.

Это уже можно назвать предложением к диалогу цивилизаций.

В связи с этим вполне возможно констатировать, что в иранской элите есть силы недовольные бескомпромиссной и конфронтационной политикой Ахмадинежада, прежде всего во внешнеполитической сфере.

Конечно, не следует причислять бывших президентов ИРИ Рафсанджани и Хатами к радикальной оппозиции. Они, безусловно, последовательные сторонники исламской революции и наследники покойного аятоллы Хомейни. В стратегическом плане они, пожалуй, не имеют разногласий с нынешними властями – превращение исламского Ирана в супердержаву региона, причем с мировым авторитетом. Более того, именно при них активизировалась ядерная программа Ирана. Но все же, логика их политической линии, прежде всего президента Хатами, не позволяла допустить той тупиковой ситуации, в которой оказалось ныне мировое сообщество в решении иранского ядерного вопроса, «благодаря» усилиям президента Ахмадинежада, к которым он вместе со своей командой прибегнул практически сразу же после инаугурации.

Президент Хатами открывал миру исламский Иран путем диалога, избегая при этом резких движений и выражений, могущих привести к конфронтации и конфликтам. Напомним, что именно во времена президентства Хатами в Иране стали открыто говорить о необходимости нормализации отношений с США.

Повторяя избитую фразу, что история не терпит сослагательного наклонения, все же можно осмелиться сказать: президент Хатами помог бы Объединенным Нациям и, прежде всего Совету Безопасности и МАГАТЭ, компромиссно разрешить ядерную проблему ИРИ. Вполне допустимо, что пакет предложений Ирану со стороны постоянных членов Совбеза и Германии стал бы приемлем для Тегерана.

Политический лабиринт, куда завел многие страны президент Ахмадинежад, чреват войной. Это понимают и в Вашингтоне, и Тегеране.

Однако нынешние руководители США и ИРИ, пожалуй, не в состоянии (по разным причинам, - и это отдельная тема обсуждения и предмет анализа) найти устраивающий всех выход из этого лабиринта. Так уж сложилась на сегодня политическая конъюнктура в Америке и Иране.

Но в этих странах есть силы, которые не согласны с официальным курсом своих руководителей. Они готовы решать проблему на неофициальном уровне.

В этой связи наиболее интересным и примечательным в повестке дня визита Хатами в США является его встреча с бывшим президентом США Джимми Картером. Нет сомнений, что вся поездка иранского политика была затеяна ради этой встречи.

Два бывших президента, два, по сути, оппонента нынешним руководителям своих стран, готовы вести беседы и, надо понимать не о погоде. Кстати, Джимми Картер является ныне одним из основных критиков внешней политики Буша, а Мохаммад Хатами, как было уже отмечено, выразитель другой политической философии, нежели нынешний президент ИРИ Ахмадинежад.

Как свидетельствует «Независимая газета», 39-ый президент США Джимми Картер, в современной истории наиболее вовлеченный в иранские дела американский лидер. В конце 1979 года он спровоцировал разрыв отношений между США и Ираном, предложив убежище бывшему иранскому шаху и заморозив иранские счета в американских банках. В итоге потерял власть, не сумев освободить ни путем переговоров, ни с помощью спецназа 52 сотрудников посольства США в Тегеране. Захваченные в качестве заложников дипломаты пробыли в заточении 444 дня. Считается, что уроки этого кризиса сделали Картера «голубем». Уже отставной политик, он принимал участие в поисках мирного решения ряда международных кризисов и даже получил за это в 2002 году Нобелевскую премию мира.

«Президент Картер, оставив Белый дом, предоставил свои услуги и центр практически всем, кто хочет вести переговоры. Он считает, что лучше вести переговоры с теми, с кем у вас проблемы, чем не вести их. Я подтверждаю, что президент Картер открыт для встречи, если этого хочет бывший президент Ирана», – заявил по поводу планируемой встречи помощник экс-президента Фил Вайз.

Визит Хатами в США и главное – его встреча с Картером - может стать отправной точкой для начала неофициального (пока) диалога США – Иран.

У американцев есть опыт использования неформальных контактов с «недругами», которые в итоге привели к позитивным результатам. Имеется ввиду, так называемая «инициатива Никсона», когда в конце 60-х, начале 70-х годов представители США и КНР негласно проводили встречи и консультации, завершившиеся в 1971 году признанием Америкой Китайской Народной Республики и установлением дипломатических отношений.

Таким образом, диалог Хатами – Картер может стать диалогом Иран – США и послужить основой для изменений в ирано-американских отношениях.

Однако, по всей вероятности, не сейчас. Время еще не пришло. Пока часы в высших эшелонах власти, как в Вашингтоне, так и Тегеране отсчитывают другое время.

Но в любом случае, даже если абстрагироваться от стратегических перспектив ирано-американских отношений, диалог политических патриархов Хатами – Картера может послужить решению тактических задач, прежде всего, хотелось бы верить - смягчению ядерного противоборства Ирана с Совбезом ООН и МАГАТЭ.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03416 sec