Круговая порука безответственности: Армия и политика в Израиле после Ливанской войны

05 сентября 2006
Алек Д. Эпштейн

К концу лета 2006 года израильская политическая система подошла в состоянии полураспада. В один из самых сложных периодов своей истории, когда ему крайне необходимо сильное и авторитетное руководство, Государство Израиль оказалось в состоянии, близком к политической анархии.

Глава правительства и министр обороны заняты, прежде всего, тем, что подсчитывают масштабы возможного урона от деятельности той или иной комиссии по расследованию, создание которой выглядит неминуемым, учитывая израильские политические традиции, в свете крайне неудачной 34-дневной кампании, получившей в стране название «Вторая Ливанская война».

Государственные следственные комиссии создавались в стране неоднократно по самым разным поводам: после Войны Судного дня (октябрь 1973 года), в ходе которой погибли более 2.600 израильтян (во главе комиссии стоял судья Шимон Агранат); после резни в лагерях беженцев Сабра и Шатила в сентябре 1982 года (во главе комиссии стоял судья Ицхак Кахан); после скандалов, связанных с применением сотрудниками Общей службы безопасности недопустимых методов ведения следствия (комиссия во главе с судьей Моше Ландоем представила свой отчет 30 октября 1987 года); после убийства Барухом Гольдштейном 29 арабов, молившихся в Пещере Праотцев в Хевроне 25 февраля 1994 года (во главе комиссии стоял судья Меир Шамгар); после убийства премьер-министра Ицхака Рабина 4 ноября 1995 года (и эту комиссию возглавлял судья М. Шамгар); после беспорядков, имевших место в арабских населенных пунктах Израиля в первые дни так называемой «второй интифады» в конце сентября – начале октября 2000 года, когда при разгоне демонстраций погибли тринадцать человек (во главе комиссии стоял судья Теодор Ор), и так далее.

Очевидно, что в нынешнем положении, когда Израиль, поддавшись на провокацию ливанской шиитской радикальной организации «Хизбалла», неподготовленным начал войну, стоившую жизни 158 военным и гражданским лицам, и которая, при этом, не принесла Израилю никаких политических или оборонных дивидендов, а, напротив, привела к значительному ухудшению его внешнеполитического положения – в этой ситуации государственная следственная комиссия в том или ином виде не может не быть создана. В прошлом подобные комиссии создавались и по куда менее значимым поводам.

Хотя, согласно данным проведенного в самые последние дни августа институтом социологических исследований «Маагар мохот» по заказу радиостанции «Голос Израиля» опроса, 64% израильтян выступают за создание государственной комиссии по расследованию действий политического и военного руководства страны в ходе войны в Ливане под руководством одного из членов Верховного суда, глава правительства всячески стремится избежать создания комиссии во главе с судьей, предлагая, вместо этого, создать комиссию экспертов.

Собственно, Эхуд Ольмерт уже назначил ее членов, утвердив председателем комиссии бывшего главу внешней разведки «Моссад» Нахума Адмони. Министр обороны назначил «свою» следственную комиссию во главе с бывшим начальником Генерального штаба Амноном Липкиным-Шахаком. Многие, однако, считают данные комиссии «фиговыми листками», созданными Э. Ольмертом и А. Перецем для того, чтобы избежать собственных отставок.

Государственная следственная комиссия во главе с судьей может потребовать отставки любого должностного лица, но комиссии, созданные премьер-министром и министром обороны не могут требовать отставки людей, которыми они были назначены. Большинство же израильтян считают виновными в провалах Ливанской кампании, в том числе, и главу правительства, и министра обороны. 16 августа газета «Едиот ахронот» [«Последние известия»] опубликовала результаты опроса, проведенного накануне институтом социологических исследований «Дахаф» под руководством Мины Цемах, и посвященного итогам войны. Согласно опросу, общественное мнение негативно отзывается о действиях ведущих лиц государства во время войны.

Так, только 47% оценили работу премьер-министра Эхуда Ольмерта, как хорошую. Еще меньшую оценку заработал министр обороны Амир Перец – его работу положительно оценили лишь 36% опрошенных. 57% опрошенных высказались за отставку Амира Переца, 41% – за уход Эхуда Ольмерта. Согласно данным другого опроса, опубликованного 16 августа газетой «Маарив», работой Амира Переца на посту министра обороны не довольны 70% израильтян. Третий опрос, проведенной все тем же институтом «Дахаф» по заказу «Едиот ахронот» неделю спустя, дал еще более неутешительные для него результаты: 79% населения страны не довольны его работой, и лишь 1% хотят видеть его премьером – катастрофический показатель для лидера второй партии в стране.

И Амир Перец, и Эхуд Ольмерт – во многом случайно пришедшие к власти политики: в выборах председателя Партии Труда, на которых 9 ноября 2005 года Амир Перец неожиданно с перевесом в 2% голосов победил Шимона Переса, приняли участие менее 65 тысяч человек; Эхуд Ольмерт унаследовал должность премьер-министра вообще без выборов в связи с обширным кровоизлиянием в мозг, неожиданно поразившим Ариэля Шарона в ночь с 4-го на 5-е января 2006 года. И Э. Ольмерт, и А. Перец понимают: если сейчас они вынуждены будут уйти в отставку, второго шанса история им почти наверняка не предоставит.

Да, в Израиле были случаи успешного возвращения ушедших в отставку государственных деятелей в высшие эшелоны власти: Давид Бен-Гурион, добровольно выйдя в отставку с поста премьер-министра и министра обороны в декабре 1953 года, в феврале 1955 года вернулся в Министерство обороны, а спустя несколько месяцев вновь возглавил правительство страны; Ицхак Рабин в 1992 году второй раз стал премьер-министром после пятнадцатилетнего перерыва; Биньямин Нетаниягу, объявив об уходе из политики после поражения на выборах 1999 года, два года спустя вернулся в правительство – вначале в качестве министра иностранных дел, а затем – министра финансов; Ариэль Шарон, изгнанный в 1983 году из Министерства обороны по рекомендации вышеупомянутой Комиссии Кахана, восемнадцать лет спустя стал премьер-министром.

Однако Эхуд Ольмерт и Амир Перец едва ли имеют шансы повторить политическую судьбу кого-либо из этих государственных деятелей. «Халифы на час», занимающие свои посты менее года, они, в случае отставки, едва ли могут рассчитывать на «второй раунд».

Когда профсоюзный популист Амир Перец, не имеющий ни высшего образования, ни опыта командования какими-либо крупными воинскими подразделениями или операциями, в результате коалиционных торгов был утвержден министром обороны, многие в Израиле успокаивали себя тем, что де-факто руководителем армии все-таки является начальник Генерального штаба, а уж он-то – профессионал высокого класса. Однако сейчас и глава Генерального штаба армии Дан Халуц занят преимущественно подсчетами возможных политических и репутационных потерь. Ставший по воле Ариэля Шарона год и три месяца назад первым командующим военно-воздушными силами, возглавившим Генеральный штаб, он воспринимался многими как будущий кандидат на пост премьера (в прошлом два премьер-министра Израиля до этого возглавляли Генеральный штаб: Ицхак Рабин и Эхуд Барак).

Однако неудачная военная кампания практически перечеркнула политические надежды Д. Халуца. Согласно данным проведенного сразу после окончания войны опроса, действиями начальника Генерального штаба недовольны 52%. Это беспрецедентный результат, поскольку Генштаб всегда пользовался безоговорочным авторитетом израильтян, опережая по уровню общественного доверия все остальные структуры власти в стране. Согласно проведенным недавно опросам за немедленную отставку Дана Халуца выступают от 42% до 54% израильтян.

За уход со своего поста главы Генштаба высказались и многие отставные генералы: бывший глава военной разведки Ури Саги, бывший командующий Южным военным округом Дорон Альмог, бывший командир полка во время войны Судного дня Хаим Эрез, бывший командир Северного военного округа Йоси Пелед, бывший глава кадрового отдела ЦАХАЛа Йорам Яир и другие.

Более месяца полмиллиона израильтян либо ежедневно по много часов находились в бомбоубежищах, либо вынужденно покинули свои дома, став беженцами в своей стране. «Север был заброшен, государственные структуры полностью рухнули. Это правда, и скрывать или затушевывать ее бесполезно и вредно», – признал 24 августа глава Общей службы безопасности (ШАБАК) Юваль Дискин.

Подобное развитие событий не могло не потрясти общество и не вызвать серьезных изменений в электоральных пристрастиях. Рейтинг общественного доверия к главе правительству и министру обороны, которые возглавляют две наиболее крупные (по числу членов парламентских фракций) партии в стране, столь низок, что очевидно: возможное назначение досрочных выборов приведет в канцелярию главы правительства и в Министерство обороны совершенно других руководителей.

Согласно опубликованным 24 августа данным опроса, проведенного Институтом социологических исследований «Маагар мохот» по заказу газеты «Исраэли», Кадима и Партия Труда могут рассчитывать в сумме примерно на 35 мандатов (вместо нынешних 48), что не позволит им сформировать левоцентристское правительство. Лидер Ликуда Б. Нетаниягу пользуется сегодня большей поддержкой, чем Э. Ольмерт (32% против 30% по данным одного опроса, 45% против 24% – по данным другого).

В этой ситуации и Эхуд Ольмерт, и Амир Перец кровно заинтересованы в том, чтобы избежать досрочных выборов, для чего им нужно действовать максимально слаженно. Происходит, однако, прямо обратное: 29 августа СМИ сообщают, что «источники в окружении министра обороны утверждают, что Ольмерт обманул Переца», а двое суток спустя приближенные премьер-министра характеризуют поведение министра обороны как «дебильное», отмечая, что так может вести себя лишь «политически конченый человек, утративший контроль над реакциями и озабоченный лишь спасением своей шкуры».

Одновременно с этим информированный обозреватель газеты «Маарив» Бен Каспит сообщает 29 августа о том, что «глубочайший кризис доверия разразился в последнее время между министром обороны Амиром Перецем и начальником Генерального штаба Даном Халуцем. По словам приближенных обеих сторон, на сей раз речь идет о серьезнейшем разрыве и совершенно ненормальных рабочих отношениях. А. Перец считает, что Д. Халуц действует против него на пару с премьер-министром Э. Ольмертом.

В то же время Д. Халуц считает, что А. Перец хочет сделать из него “козла отпущения”, свалив на него вину за провалы войны в Ливане». Кроме всего прочего, Дан Халуц крайне негативно воспринял сделанное Амиром Перецем в июле назначение генерального директора Министерства обороны. Этот пост занял Габи Ашкенази, в недавнем прошлом – командующий войсками Северного округа и заместитель начальника Генерального штаба ЦАХАЛа, который, как и Д. Халуц, претендовал на пост главнокомандующего после отставки Моше (Буги) Яалона.

Тот факт, что недавний конкурент стал, в определенном смысле, его «гражданским» (а Министерство обороны считается гражданским органом) контролером и начальником, крайне раздражает начальника Генерального штаба, нанося большой урон системе отношений между Генштабом и Министерством обороны.

Показательно, что в последние две недели А. Перец и Д. Халуц объявили о создании двух отдельных комиссий, призванных проанализировать причины отдельных армейских неудач в ходе Ливанской кампании. Каждую из комиссий было предложено возглавить бывшим начальникам Генерального штаба: «комиссию Переца» – Амнону Липкину-Шахаку, начальник Генштаба в1995–1998 годах, а «комиссию Халуца» – Дану Шомрону, начальник Генштаба в 1987–1991 годах. В результате этих противоречивых решений пока ни одна из этих комиссий так и не приступила к работе.

Проблема, однако, куда глубже: в израильской политической системе нет сегодня государственных деятелей, пользующихся всеобщим уважением и способных объединить общество, принимая при этом, в том числе, и нужные, хотя и болезненные, решения. На сегодняшний день все три самые крупные (по числу депутатов Кнессета) партии в стране (центристская Кадима, левоцентристская Партия Труда и сефардская религиозная популистская партия ШАС) входят в правительственную коалицию, и никто из их лидеров не может выступить в качестве «альтернативы извне», не будучи немедленно обвиненным в сопричастности к ливанской авантюре и сопутствовавшим ей провалам на фронте и в тылу.

Министр иностранных дел Ципи Ливни, министр строительства (и – по совместительству – и.о. министра юстиции) Меир Шитрит, министр транспорта (бывший в правительстве А. Шарона министром обороны) Шауль Мофаз, министр внутренней безопасности Ави Дихтер – все эти люди, каждый из которых имеет премьерские амбиции, не могут и не смогут доказать свою непричастность к тому, что произошло в июле – августе 2006 года.

Оппозиционные правые партии (Ликуд, «Наш дом – Израиль» и «Национальное единство») представлены фракциями, насчитывающими менее 10% депутатского корпуса каждая, и даже вместе они имеют лишь 32 депутатских мандата (из 120). Более того: лидер НДИ Авигдор Либерман так и не сумел, несмотря на все его старания, стать политиком общенационального, а не секторального масштаба: не менее трех четвертей своих голосов НДИ получила от русскоязычных граждан страны.

Трижды участвовав в выборах в Кнессет (в 1999, 2003 и 2006 годах), Авигдор Либерман так и не смог получить поддержку хотя бы 5% представителей других секторов израильского общества (уроженцев страны и выходцев из других стран). Соответственно, потенциал электорального роста НДИ – сравнительно небольшой: еще максимум 4–5 мандатов в «русском» секторе, еще максимум 2–3 мандата – от других групп населения страны. Очевидно, что этого совершенно недостаточно для того, чтобы А. Либерман мог претендовать на пост главы правительства. Блок «Национальное единство» также является секторальным, все девять его депутатов принадлежат к одному и тому же – религиозно-сионистскому – лагерю, и здесь возможные перспективы электорального роста ограничены 3–4 мандатами (в дополнение к 9 нынешним).

Разумеется, при таком раскладе «Национальное единство» также не сможет стать формообразующей силой в правительстве. Единственной партией в правой оппозиции, которая может претендовать на эту роль, является Ликуд, два первых номера списка которого (Биньямин Нетаниягу и Сильван Шалом) уже много месяцев не разговаривают между собой. К тому же Б. Нетаниягу уже был премьером, показав за время своей каденции, что он, во-первых, практически не в состоянии противостоять внешнему (в частности, американскому) давлению, а во-вторых, абсолютно лишен навыков коллективной работы.

Именно Б. Нетаниягу подписал в январе 1997 года протокол о передаче под контроль Палестинской Национальной Администрации святого для евреев города Хеврон, он же год с небольшим спустя подписал договор в Уай, согласно которому площадь территорий, находившихся под контролем ПНА увеличивалась в шесть раз, он же, спустя считанные месяцы после прихода к власти, встретился с главой ООП Я. Арафатом, а после провала спецоперации «Моссада» в Иордании в сентябре 1997 года согласился выпустить из тюрьмы духовного лидера исламской радикальной организации ХАМАС.

Менее чем за три года Б. Нетаниягу сумел поссориться почти со всеми ведущими министрами от возглавлявшейся им партии, в результате чего правительство и Ликуд покинули тогдашние министр иностранных дел Давид Леви, министр обороны Ицхак Мордехай, министр финансов (а до этого – юстиции) Дан Меридор и министр науки Бени Бегин. Представляется крайне сомнительным, что Б. Нетаниягу сможет сплотить израильское общество и вести последовательный внешнеполитический курс, менее зигзагообразный, чем вело его правительство в 1996–1999 годах.

При принятой в Израиле системе премьер-министром страны может стать только депутат Кнессета, причем необходимо, чтобы сформированное им правительство поддержали более половины членов парламента.

Парадоксальным образом, сегодня в досрочных выборах не особенно заинтересованы и лидеры правой оппозиции, ибо это позволяет им не допустить прихода во власть тех серьезных государственных и военных деятелей, которые сейчас не являются депутатами. Для Б. Нетаниягу оптимальным сценарием является распад созданной лишь менее года назад партии Кадима» и возвращение большей части ее депутатов в Ликуд (большинство лидеров Кадимы до ноября – декабря 2005 года состояло именно в Ликуде), что позволило бы Ликуду стать крупнейшей партией уже в Кнессете нынешнего созыва, полномочия которого истекают, согласно закону, только в 2010 году.

При таком раскладе правительство вновь будет сформировано из несколько перетасованной колоды действующих парламентариев, а такие крупные государственные деятели, как, например, бывший министр обороны и иностранных дел профессор Моше Аренс и бывшие министры юстиции и финансов Дан Меридор и профессор Яаков Неэман, равно как и пользующиеся большим уважением «силовики», как, например, бывший заместитель начальника Генерального штаба, генеральный директор Министерства обороны и глава Совета по национальной безопасности Давид Иври, бывший начальник Генерального штаба Моше (Буги) Яалон, бывший руководитель планового отдела Генштаба ЦАХАЛа и глава Совета по национальной безопасности Гиора Айленд, бывший глава «Моссада» и Совета по национальной безопасности Эфраим Халеви останутся за пределами кабинета министров.

Сегодня Израилю нужен общенациональный лидер, имеющий стратегическое видение и способный решать стоящие перед страной задачи. Стране нужен государственный деятель, подобный Давиду Бен-Гуриону, Уинстону Черчиллю, Франклину Рузвельту и Дуайту Эйзенхауэру, и такого лидера нет среди нынешнего политического и военного руководства. Фактический паралич власти наносит огромный урон стране и обществу.

Глава Общей службы безопасности (ШАБАК) Юваль Дискин предупреждает: скоро Израилю придется воевать на нескольких фронтах, Газа превращается во второй Ливан: «Усиление террористических группировок в секторе Газы является стратегической проблемой. Если не будет найдено решение, то через несколько лет там сложится такая же ситуация, что и в Ливане. Данные [собранные спецслужбами] верны, не стоит ждать три - четыре года и затем проводить расследования», – заявил Ю. Дискин на заседании кабинета министров 20 августа.

Он сообщил, что через так называемый «Филадельфийский коридор» [так принято называть пограничную линию между сектором Газа и Египтом] в сектор Газы недавно были поставлены несколько тонн взрывчатых веществ и огромное количество единиц оружия. «Египетский контроль над пограничными переходами неэффективный», – заявил глава ШАБАКа и предложил пересмотреть все договоренности, касающиеся работы КПП. «Хизбалла», по его словам, перечисляет крупные суммы денег на Западный берег, чтобы поощрять палестинские группировки совершать теракты против Израиля. «Палестинские террористы считают Хасана Насраллу национальным героем, они перенимают его опыт.

Они поняли, какой эффективностью обладают противотанковые ракеты, партизанские методы ведения войны и подземные бункеры», – подчеркнул Ю. Дискин.

Вопрос о том, сумеет ли Израиль найти адекватные формы борьбы с палестинским террором, имеет судьбоносное значение для государства и общества. Как бы ни было сильно желание нынешних руководителей страны натравить друг на друга всевозможные следственные комиссии, основная задача состоит все же в том, чтобы найти ответы на тот вызов, который брошен исламскими террористическими организациями.

Фактический полураспад израильской системы власти после второй Ливанской войны является серьезной угрозой не только политической стабильности, но и безопасности страны.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03645 sec