Военно-политическая обстановка в Ираке (август 2006 года)

04 сентября 2006
В. П. Юрченко

Военно-политическая обстановка в Ираке в августе 2006 года характеризовалась сложностью и напряженностью. Положение дел в сфере безопасности существенных изменений не претерпело и оставалось нестабильным.

Уровень противоборства между арабами-суннитами и шиитами не снижается, что оказывает самое негативное воздействие на общую ситуацию в стране. Внешнеполитическая деятельность иракского руководства в прошедшем месяце была, как и прежде, ориентирована главным образом на укрепление позиций Ирака в регионе Ближнего и Среднего Востока.

Весьма негативную оценку ситуации, складывающейся в Ираке, дал бывший посол Великобритании в Багдаде В. Пэйти. Дипломат, лишь недавно покинувший свой пост, подчеркнул, что в будущем Ирак ждут гражданская война и распад на этнические образования. При этом, по мнению Пэйти, ближайшие шесть месяцев станут для страны «критическими, и определят существование Ирака как единого государства».

Британский дипломат также считает, что в случае, если ситуацию удастся повернуть в положительное русло, то страна сможет перейти к мирному развитию «только через пять-десять лет». По оценке же британских военных экспертов, положение дел в Ираке «слишком опасно, чтобы даже в отдаленной перспективе планировать вывод оттуда коалиционных войск».

Командование вооруженных сил США и правительство Ирака продолжали наращивать усилия по стабилизации положения в сфере безопасности. При этом главные усилия были направлены на улучшение обстановки в Багдаде. Вашингтонская администрация и иракские власти считают, что наведение порядка в столице окажет определяющее позитивное влияние на улучшение обстановки в стране в целом.

По утверждению председателя комитета начальников штабов ВС США генерала П. Пейна, в Багдаде межрелигиозное насилие «затмило угрозы со стороны мятежников и боевиков, часть из которых сейчас решает собственные задачи, организуя нападения на религиозной почве с целью посеять в иракском народе дальнейший раскол». Генерал считает, что насилие по-прежнему большей частью сосредоточено именно в Багдаде и его окрестностях.

Для усиления американских войск в столицу из района Мосула в августе была переброшена 172-я бригада «Страйкер» (3700 чел.), считающаяся одним и из наиболее боеспособных и оснащенных самой современной техникой соединений американской армии, а также ряд других воинских формирований.

По сообщениям зарубежных СМИ, усиление группировки ВС США в Багдаде преследовало цель не только участие в мероприятиях по укреплению безопасности, но и предотвращение «шиитского переворота» против правительства Н. аль-Малики. Сообщалось, что американским военным и разведслужбам удалось «обнаружить свидетельства шиитского заговора» внутри самого правительства с целью свержения Н. аль-Малики и «установления режима, союзного Ирану».

В начале августа соединения и части ВС США, иракские армия, полиция и службы безопасности начали второй этап масштабной операции по обеспечению безопасности в столице, которая проводится под кодовым названием «Вместе вперед». Цель мероприятия – ужесточение контроля над ситуацией в Багдаде и прилегающих к нему районах. В рамках операции проводились «зачистки» ряда районов города, причем особое внимание уделялось его суннитским районам. Отметим, что наряду с силовыми действиями осуществлялись мероприятия по восстановлению коммунальных и других служб, обеспечивающих нормальную жизнедеятельность в столице.

В тоже время премьер-министр Ирака Н. аль-Малики подверг критике боевую акцию, проведенную 7 августа в Багдаде войсками США и иракскими правительственными силами против боевиков «Армии Махди», подчиняющейся радикальному шиитскому лидеру Моктаде ас-Садру. Глава правительства подчеркнул, что это мероприятие было осуществлено без его согласия, и обещал, что «такое больше никогда не повториться». Особенно возмутило аль-Малики применение американцами авиации в ходе операции.

Сунниты в Багдаде в ответ на активность шиитских боевиков из «Армии Махди» приступили к формированию собственных боевых отрядов для охраны районов проживания своих единоверцев. Характерно, что это происходит при активном содействии вице-президента Ирака, суннита Тарика аль-Хашеми. В отряды зачисляют в первую очередь бывших военнослужащих армии С. Хусейна. По оценке экспертов, создание подобного рода вооруженных формирований является еще одним свидетельством «расширения гражданской войны в Ираке».

В целом же на сегодняшний день, несмотря на заявления высокопоставленных американских генералов и иракских чиновников, ситуацию в Багдаде коренным образом изменить к лучшему пока не удается, хотя отдельные успехи в деле нормализации обстановки имеют место. По словам американских командиров в Багдаде, этот город все еще остается «наиболее опасным местом в Ираке», а уровень насилия здесь по-прежнему очень высок. Не является полностью безопасным место даже т. н. «зеленая зона» столицы, где располагаются главные государственные учреждения и многие иностранные дипломатические миссии. Это район периодически подвергается обстрелам.

Как и прежде, большое число вооруженных нападений, терактов и других насильственных действий имели место в городах (и прилегающих к ним районах) в центре, на севере и западе Ирака: Рамади, Эль-Фаллуджа, Киркук, Баакуба, Мосул, Байджи, Тикрит, Балад, Самарра, Эль-Микдадия, Талль-Афар, Хаббания, Балад-Руз, Хит, Эль-Хадита, Эль-Халис, Синджар, Эль-Хафиджа, Сальман-Пак и в ряде других мест.

Отмечается усиление активности суннитских повстанцев и иностранных боевиков в западной провинции Анбар. Командование ВС США в Ираке вынуждено признать, что только военными методами добиться улучшения ситуации в этом регионе невозможно. Здесь, по мнению американских военачальников, требуется поиск путей достижения согласия между арабским суннитским населением и представителями других религиозных конфессий и национальностей. Военные США считают, что положение дел в провинции Анбар является своего рода барометром общего настроения суннитского арабского населения в Ираке. И если в провинции происходит рост повстанческого движения, то это напрямую отражается на деятельности суннитских политиков в Багдаде, в т. ч. членов правительства.

Напряженная ситуация сохраняется в северных городах Киркук и Мосул.

На высоком уровне сохраняется интенсивность боевой и террористической деятельности повстанцев и боевиков в т. н. «треугольнике смерти» южнее Багдада, особенно в районе городов Эль-Махмудийя, Эль-Юсуфийя, Эль-Мусайиб, Эль-Искандерийя.

Большое число вооруженных и террористических акций происходило в августе и в различных районах иракского юга. Обстановка в ряде районов этого региона имеет тенденцию к усилению напряженности и нестабильности.

В Басре, крупнейшем городе региона, обстановка, по мнению британского командования, «балансирует на грани взрыва». Иракское правительство также вынуждено признать ухудшение положения дел в Басре.

Крупные вооруженные столкновения между боевиками, подчиняющимися аятолле Махмуду аль-Хасани и правительственными силами безопасности произошли в августе в Кербеле. В целом обстановка в этом городе остается напряженной. В конце августа ожесточенные вооруженные столкновения между правительственными силами безопасности и боевиками «Армии Махди» произошли в Эд-Дивании.

На юге страны теракты, вооруженные нападения и другие насильственные действия имели место также в городах (и прилегающих к ним районах): Хилла, Эн-Наджаф, Эль-Кут, Эль-Амара, Эс-Самава, Эн-Нуумания, а также в некоторых других местах.

Обстановка в Иракском Курдистане в августе в основном сохранялась стабильной.

Противоборство между арабами-суннитами и шиитами продолжает оказывать определяющее влияние на ситуацию в Ираке в целом, а особенно на положение дел в сфере безопасности. Религиозно-общинная междоусобица, как уже неоднократно говорилось, проявляется главным образом в масштабном насилии: не прекращаются вооруженные столкновения приверженцев двух общин, убийства и похищения политических и религиозны деятелей, да и просто рядовых граждан – суннитов и шиитов. В Багдаде и целом ряде других городов и населенных пунктов страны практически ежедневно находят десятки тел людей, погибших в результате межрелигиозного насилия.

Продолжают иметь место убийства бывших функционеров партии Баас и старших офицеров и генералов армии С. Хусейна – в своем подавляющем большинстве суннитов. Не прекращаются нападения на суннитские и шиитские мечети. Мусульмане-сунниты зачастую вынуждены скрывать свою религиозную принадлежность, выдавая себя за шиитов, чтобы избежать насилия со стороны радикальных шиитских группировок.

Продолжают активно действовать вооруженные формирования шиитских политико-религиозных организаций и движений. Прежде всего, это «Армия Махди» (сторонники М. ас-Садра) и «Бригады Бадра» (боевые силы Высшего совета исламской революции в Ираке). Американское командование и правительство Ирака на сегодняшний день не предпринимают систематических решительных мер с целью принудить их к разоружению. Одной из главных причин этого является, по всей видимости, нежелание премьер-министра Н. аль-Малики вступать в прямой конфликт с их руководством, что может привести к краху нынешней правительственной коалиции во главе с шиитами. Чувствуется и неуверенность правительства в своих силах.

Представители американского командования продолжают обвинять Иран («какие-то третьи лица, связанные с Ираном») в обучении «шиитских экстремистов» и поставке им оружия. Вместе с тем, военные США не могут доказать непосредственную причастность граждан ИРИ к действиям боевиков.

В целом, по оценке экспертов, «основной конфликт в Ираке трансформировался в борьбу главным образом между суннитскими и шиитскими экстремистами, стремящимися контролировать ключевые районы Багдада, создать или защитить свои анклавы, отвлечь экономические ресурсы и навязать свои политические и религиозные взгляды».

В последнее время на территории Ирака отмечается некоторое повышение активности боевиков, связанных с «Аль-Каидой». В первую очередь, это относится к западным районам страны, где растет число нападений с их стороны на американских и иракских военных. Иностранные боевики продолжают пользоваться поддержкой у некоторой части местного населения. Американцы считают боевиков, связанных с «Аль-Каидой», одними из «главных зачинщиков» межрелигиозного и межэтнического насилия в Ираке. Зарубежные боевики пытаются укрепить связи с суннитскими повстанцами, привлечь в свои ряды как можно больше иракцев.

Среди важных и наиболее частых целей нападений, терактов, похищений людей и других насильственных действий, совершаемых повстанцами и боевиками, по-прежнему остаются политические деятели, иракские правительственные чиновники различных рангов, военнослужащие правительственной армии, полицейские, сотрудники органов безопасности, иракские граждане, работающие на иностранные войска, иностранцы, работающие в Ираке, местные и зарубежные журналисты, профессорско-преподавательский состав иракских ВУЗов, судьи и судейские работники. Нападениям подвергаются административные здания в столице и провинциях, полицейские участки, офисы частных компаний и т. д. Многие теракты совершаются боевиками-смертниками.

Одним из основных и наиболее эффективных видов боевой деятельности местных повстанцев и иностранных боевиков являются нападения на автодорогах. Особую опасность представляют при этом т. н. «придорожные бомбы» (roadside bombs) – взрывные устройства различной конструкции, зачастую самодельные, от действия которых личный состав вооруженных сил США в Ираке несет наибольшие потери. Причем до настоящего времени в противоборстве «бомба – средства противодействия» уверенно лидирует «бомба». И это несмотря на поистине громадные усилия, прилагаемые в Соединенных Штатах для разработки различных технических средств и тактических приемов с целью выработки эффективного «противоядия» этому виду оружия.

Отсутствие надежной безопасности на автодорогах вынуждает американское командование значительно увеличивать нагрузку на военно-транспортную авиацию в интересах снабжения войск. Вместе с тем, воздушные перевозки имеют свои ограничения и пределы. Так, далеко не всегда возможна переброска по воздуху крупногабаритных грузов. Более того, снабжение по воздуху не может полностью обеспечить потребности войск в топливе, питьевой воде, продовольствии. Отсюда периодические трудности и перебои в обеспечении различными видами довольствия частей и подразделений вооруженных сил США, разбросанных на большой территории в самых разных районах Ирака.

Значительные потери от действий партизан и боевиков продолжают нести водители автотранспорта, перевозящие грузы для гражданского сектора.

В августе имели место диверсии и нападения на различные объекты нефтяной отрасли, однако их число было меньшим, по сравнению с предыдущими месяцами.

В последнее время имеют место инциденты, связанные с попытками иракских шиитских боевиков нарушить иракско-кувейтскую границу в районе южнее Басры. Отмечен даже один случай вооруженного нападения боевиков на кувейтский пограничный патруль.

По состоянию на 1 сентября 2006 года в силовых структурах Ирака числилось 294 тыс. человек (в вооруженных силах – 129 тыс. чел., в полиции и других формированиях МВД – 165 тыс. чел.). К концу текущего года численность национальных силовых структур намечено довести до 325 тыс. человек.

Командование ВС США считает, что «иракские военные достигли определенного прогресса в тактике и в умении проводить боевые операции, а также в экипировке», в тоже время полиция по всем этим вопросам «существенно отстает от армии». В целом американские военные считают, что многие недостатки в вооруженных силах, полиции и других структурах МВД Ирака вызваны «болезнями роста». Потери иракских правительственных сил в ходе боевых операций и других мероприятий по борьбе с повстанцами и иностранными боевиками в 3-4 раза превышают потери коалиционных сил.

В иракских силовых структурах в настоящее время работают свыше 3 тыс. американских советников и инструкторов, в большинстве своем разбитых на группы в 11-15 человек.

Вице-президент Ирака Тарик аль-Хашеми считает, что стране требуется один – два года для «воссоздания сил безопасности». Тем самым он подверг сомнению заявление президента Ирака Джаляля Талабани о том, что иракские армия и полиция уже до конца текущего года смогут самостоятельно контролировать всю территорию страны. По словам аль-Хашеми, главное, что необходимо местным силовикам – это достижение высокого уровня профессиональной подготовки.

Продолжается передача под контроль иракских сил безопасности новых районов страны. В настоящее время пять из десяти дивизий иракской армии имеют свои сектора контроля, в которых их командование отвечает за обеспечение безопасности. В эти сектора, в частности, входят города Киркук и Тикрит. В августе американские войска передали под полную ответственность иракских правительственных сил район города Эль-Махмудийя южнее Багдада.

Одной из серьезных проблем, с которой сталкивается командование иракской армии – это нежелание многих военнослужащих, главным образом солдат, служить в районах, удаленных от родных мест. При этом в случае передислокации воинской части имеют место случаи разрыва контрактов, отказов от службы в новом районе или дезертирства. Многие лица уже в пунктах набора добровольцев в армию сразу же заявляют, что не будут служить в другой («чужой») провинции.

Принята двухлетняя программа развития ВМС Ирака, которая предусматривает строительство 21 корабля и катера (корветов – 4, патрульных катеров – 15, вспомогательных судов – 2). Ориентировочная стоимость программы – один миллиард долларов. Предполагается, что большинство кораблей и катеров будут строиться в Италии. Главными задачами флота определены обеспечение безопасности нефтяных терминалов и защита морских путей экспорта нефти в северной части Персидского залива. В настоящее время подготовкой иракских военных моряков занимаются британские специалисты. Обучение проходит в Умм-Касре.

Власти Иракского Курдистана приступили к созданию на базе вооруженных формирований «пешмерга» регулярной армии под эгидой центрального правительства Ирака. С этой целью в автономном районе создается единое военное ведомство. Новая армия будет подчиняться как курдскому правительству, так и министерству обороны Ирака. Предполагается, что ее численность составит ок. 60 тыс. человек.

К декабрю 2006 года США рассчитывают завершить подготовку и оснащение иракской полиции и других формирований МВД. С октября с. г. полиция страны будет получать новое обмундирование с т. н. «цифровым» камуфляжным рисунком, который будет труднее подделать. Как известно, местные повстанцы и иностранные боевики довольно часто действуют в форме иракской армии и полиции. Между тем, по заявлениям американских советников, работающих в МВД Ирака, полиция и другие органы этого ведомства все еще сильно засорены коррупционерами, лицами, сотрудничающими с повстанцами, иностранными боевиками и организованной преступностью.

В целом, несмотря на имеющиеся позитивные изменения в развитии иракских вооруженных сил и полиции, уровень их подготовки и технического оснащения все еще не позволяет им самостоятельно обеспечивать безопасность по всей территории страны. Поэтому в своей повседневной, боевой и оперативной деятельности местные силовики продолжают в значительной степени опираться на коалиционные силы, главным образом на ВС США. Как видится, подобная ситуация сохранится еще в течение продолжительного времени.

По состоянию на 1 сентября 2006 года группировка вооруженных сил США в Ираке насчитывала ок. 135 тыс. человек, т. е. за месяц увеличилась на 3 тыс. человек.

Президент США Дж. Буш отверг призывы конгрессменов от Демократической партии начать уже в этом году вывод американских войск из Ирака. Глава Белого дома заявил: «Если мы покинем Ирак, не выполнив миссию, это приведет к созданию в центре Ближнего Востока террористического государства, располагающего огромными запасами нефти… Это станет поражением для США на главном поле битвы в глобальной войне с террором», а также подорвет доверие к Америке. Таким образом, по мнению Буша, «отступление из Ирака в нынешних условиях являлось бы ошибкой».

В тоже время в Вашингтоне официально заявили, что министерство обороны США имеет детально разработанный план немедленного вывода американских войск из Ирака в случае развязывания в этой стране полномасштабной гражданской войны, однако при этом не было разъяснено, что именно понимается под «полномасштабной гражданской войной».

Между тем война в Ираке вызывает все более негативную реакцию у населения США. По данным последнего исследования, лишь 35 проц американцев поддерживают военные действия., которые Вашингтон ведет в этой стране, а 61 проц выступают против войны. Это самый высокий процент оппозиции иракской военной кампании со времени ее начала в 2003 году.

Боевая авиация США, а также авиационные подразделения ВВС Великобритании и Австралии продолжали наносить удары по объектам повстанцев и боевиков в различных районах Ирака. Наиболее часто авиационная поддержка оказывалась наземным силам в районе Багдада, Киркука, Мосула, Балада, Эль-Искандерийи, Эд-Диванийи, Баакубы, Кербелы, Талль-Афара, Сальман-Пака.

Администрация США дала разрешение на призыв 2500 резервистов для прохождения службы в частях Корпуса морской пехоты в Ираке и Афганистане. Причиной данного решения называют нехватку «профессиональных военных кадров» в боевых частях.

Потери личного состава ВС США в Ираке в августе 2006 года составили убитыми 65 и ранеными ок. 450 человек. Таким образом, общие потери американских вооруженных сил со времени начала иракской компании в марте 2003 года по 31 августа 2006 года составили, по уточненным данным, убитыми 2717 человек и ранеными ок. 19800 человек.

Потери среди военнослужащих других стран-участниц международной коалиции составили в августе убитыми 1 (Великобритания) и ранеными 8 человек (Австралия, Великобритания, Польша).

Общая численность войск других стран коалиции в Ираке (24) составляла на 1 сентября 2006 года ок. 20 тыс. человек. Наиболее крупными контингентами располагали Великобритания (8,2 тыс. чел.) и Южная Корея (3,0 тыс. чел.). Кроме того, в Ираке находятся 150 военнослужащих из Фиджи, которые охраняют сотрудников миссии ООН в Багдаде и не входят в состав многонациональных сил. Для обеспечения безопасности сотрудников ООН в других городах Ирака задействованы подразделения из контингентов ВС Грузии, Румынии и Южной Кореи.

Великобритания предполагает к концу 2007 года сократить численность своего военного контингента в Ираке почти наполовину. Вместе с тем, в Лондоне считают, что британские войска останутся в Ираке на неопределенно долгий срок.

В сложном положении находятся британские войска, размещенные в Басре. Особо напряженные отношения сложились у них с местной полицией, в которой имеется много противников иностранного военного присутствия в Ираке и нынешнего правительства страны.

Оценивая нынешнюю ситуацию в Ираке, британские военные полагают, что при проведении операций коалиционные силы в первую очередь должны быть нацелены на «разъединение двух сторон в межконфессиональном конфликте». Но это «не приведет к урегулированию данного конфликта. Решением станет лишь процесс примирения, который могут начать только сами иракцы».

В Риме заявили, что итальянский военный контингент (1600 чел.) полностью покинет Ирак в сентябре с. г., что связано с участием Италии в миротворческой миссии в Ливане. Ранее итальянское правительство планировало вывести свои войска из Ирака в конце 2006 года.

Таким образом в августе 2006 года ситуация в сфере безопасности в Ираке не претерпела коренных изменений и оставалась нестабильной и напряженной. При этом отдельные позитивные подвижки пока не меняют общей негативной картины происходящего в стране.

Внутриполитическая ситуация в Ираке в августе 2006 года со всей очевидностью продемонстрировала, что противоречия между ведущими политическими силами страны все еще значительно преобладают над стремлением, а главное – действиями по достижению национального согласия.

В условиях низкой эффективности работы нынешнего правительства и разногласий между его членами премьер-министр Н. аль-Малики предполагает в ближайшее время произвести значительные кадровые изменения в составе кабинета министров.

Заметно активизировали свою деятельность сторонники радикального шиитского имама М. ас-Садра. 4 августа в Багдаде они провели массовую манифестацию в поддержку ливанской «Хизбаллы». В мероприятии участвовало несколько сотен тысяч человек из различных районов Ирака. По нашей оценке, эта акция преследовала цель не только (а скорее не столько) поддержать ливанских исламистов, сколько продемонстрировать силу приверженцев ас-Садра.

В последнее время в Ираке активизировались призывы к установлению в стране федеративного устройства. Лидер крупнейшей шиитской партии страны - Высшего совета исламской революции в Ираке Абдель Азиз аль-Хаким сообщил, что проект превращения Ирака в федеративное государство уже в ближайшее время будет внесен на рассмотрение и утверждение парламентом. В тоже время старейшины суннитских племен призвали власти страны отложить по крайней мере на пять лет рассмотрение планов введения в Ираке федеративной системы управления.

На специально созванном в Багдаде совещании сотни вождей иракских племен подписали 26 августа «пакт чести», поклявшись поддерживать провозглашенную правительством Н. аль-Малики политику национального примирения. По оценке местных экспертов, это является важным шагом в деле завоевания главой правительства широкой поддержки его плана по достижению национального примирения, однако эта акция не приведет к скорой нормализации обстановки в стране.

В августе иракские власти сообщили о реабилитации ок. 10 тыс. государственных служащих, уволенных ос своих постов после падения режима С. Хусейна. В соответствии с принятым решением, в своих прежних должностях будут восстановлены свыше 8000 бывших сотрудников МВД и министерства обороны, а также 1800 бывших чиновников Министерства информации. Все они ранее состояли в партии Баас, являвшейся правящей при прежней власти.

Очень сложной остается положение дел в экономической и социальной сферах Ирака. Правительство страны прилагает значительные усилия по стабилизации экономической жизни, однако сохраняющийся в Ираке высокий уровень насилия и нестабильность в сфере безопасности самым серьезным образом препятствуют этому процессу. Высоким остается уровень инфляции, растут цены.

Вместе с тем, иракским нефтяникам в августе удалось выйти на рекордный после свержения саддамовского режима уровень добычи нефти – 2,5 млн баррелей в сутки, и которых 1,9 млн баррелей идет на экспорт (в. т. ч. 1,6 млн – через порт Басра). В тоже время острая нехватка действующих мощностей по переработке нефти не позволяет ликвидировать дефицит топлива в стране.

Иракское правительство приняло решение о выделении дополнительных средств на развитие нефтяной отрасли, большая часть которых будет направлена на увеличение экспорта нефти.

В августе рабочие на ряде предприятий государственной нефтяной компании в Басре и Эн-Насирийи провели забастовку, требуя повышения заработной платы и выплаты им части доходов с прибыли компании.

В целом внутриполитическая и социально-экономическая обстановка в Ираке остается очень сложной, причем серьезного ее улучшения в ближайшей перспективе не предвидится.

Внешнеполитическая деятельность вокруг Ирака и международная деятельность иракского руководства в августе 2006 года отличались заметной активностью.

США продолжали уделять повышенное внимание Ираку, прилагали усилия, направленные на улучшение обстановки в стране. Вместе с тем, президент Дж. Буш заявил, что «разочарован» развитием ситуации в Ираке и отсутствием поддержки американских войск со стороны местного населения. Пожалуй, впервые глава Белого дома открыто выразил свое сомнение в эффективности деятельности нынешнего иракского правительства во главе с Н. аль-Малики.

По информации независимых американских экспертов, расходы США на войну в Ираке достигли по состоянию на середину августа с. г. 318,5 млрд долларов.

Одним из основных и наиболее острых вопросов в иракско-турецких отношениях остается проблема боевиков Рабочей партии Курдистана (РПК) - радикальной сепаратистской организации, ведущей многолетнюю вооруженную борьбу против правительства Турции. При этом многие базы боевиков РПК расположены на территории Иракского Курдистана и Анкара настаивает на их ликвидации. В начале августа президент Ирака Дж. Талабани и президент иракской курдской автономии М. Барзани направили руководству РПК предписание с требованием сложить оружие и прекратить вооруженную борьбу. Как и следовало ожидать, этот во многом формальный документ не возымел никакого действия на сепаратистов. В тоже время власти Ирака и Иракского Курдистана решительно выступают против проведения турецкими войсками боевых операций на севере Ирака с целью ликвидации баз боевиков РПК, опасаясь, что это может привести к дестабилизации обстановки в курдской автономии, которая, как известно, является наиболее стабильным регионом Ирака. В тоже время премьер-министр Ирака Н. аль-Малики проинформировал главу правительства Турции Р. Т. Эрдогана о том, что иракские власти приняли решение закрыть все офисы и запретить деятельность РПК в стране.

Турция и Иран сосредоточили в районах, прилегающих к границе с Ираком крупные силы войск, которые проводят операции против курдских боевиков. Отмечались случаи обстрела иракской территории турецкой артиллерией. Самолеты ВВС Турции 26 августа нанесли удары по базам боевиков РПК на территории Северного Ирака.

Развиваются иракско-иранские отношения. В августе две страны подписали соглашение о сотрудничестве в нефтяной сфере, по которому Иран будет получать из Ирака нефть в обмен на нефтепродукты. Н. аль-Малики сообщил, что иракские власти проверяют информацию об оказании Тегераном содействия местным радикальным шиитским группировкам.

17 августа посол Иордании Ахмед аль-Лузи вручил свои верительные грамоты президенту Ирака Джалялю Талабани. Иорданский дипломат стал первым официальным послом арабского государства в Багдаде после свержения режима С. Хусейна.

Китай выразил «серьезную озабоченность дестабилизацией ситуации в Ираке». МИД КНР предупредил китайских граждан о необходимости воздержаться от поездок в Ирак в связи с ухудшением обстановки в этой стране.

Совет Безопасности ООН продлил в августе еще на один год мандат ооновской миссии по оказанию содействия Ираку. В отчете о деятельности миссии подчеркивается, что эта страна «продолжает сталкиваться с колоссальными вызовами в области политики, безопасности и экономики» и по-прежнему нуждается в международном содействии.

Таким образом, военно-политическая обстановка в Ираке в августе 2006 года характеризовалась значительной нестабильностью и напряженностью. Перспективы значительного улучшения положения дел в стране пока не просматриваются.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03621 sec