Ситуация в Турции: август 2006 г.

04 сентября 2006
А.А. Гурьев

В августе с.г. основные усилия политического и военного руководства Турции в области внешней политики были сосредоточены на урегулировании арабо-израильского военного противостояния в Ливане и решении вопроса об участии турецких военнослужащих в международных миротворческих силах в зоне этого конфликта. Особое внимание Анкара уделяла также не теряющему свою остроту курдскому вопросу и ситуации в бассейне Черного моря. Именно эти три вопроса и были справедливо внесены в повестку дня заседания Совета национальной безопасности (СНБ) Турции, которое состоялось 21 августа в Анкаре под председательством президента А.Н. Сезера.

На турецком внутриполитическом поле внимание специалистов привлекли три основных события: перестановки в высшем военном руководстве страны, пятая годовщина со дня образования правящей Партии справедливости и развития (ПСР), а также серия терактов, осуществленных боевиками Рабочей партии Курдистана (РПК).

Что касается отношений Турции с Россией, то на этом направлении в августе хорошо проявила себя российская нефтяная компания «Лукойл», которая сделала практические шаги для весомого выхода на турецкий энергетический рынок, что очень важно для дальнейшего развития двусторонних российско-турецких торгово-экономических связей.

Тематика конфликта в Ливане доминировала на внешнеполитическом направлении. 1 августа в Стамбуле по предложению Анкары состоялось срочное заседание организации «Исламская конференция» (ОИК) на экспертном уровне для обсуждения вопроса об оказании Ливану гуманитарной помощи. А уже 3 августа по инициативе Турции и ряда арабских государств на экстренном заседании Исполнительного комитета ОИК в Куала-Лумпуре страны-участницы обсудили кризисную ситуацию на Ближнем Востоке и приняли совместное Заявление. В документе содержится призыв к немедленному и безоговорочному прекращению боевых действий в Ливане; действия Израиля охарактеризованы в нем как агрессивные и преступные, расследованием которых должен заняться Совет Безопасности ООН. Наряду с этим, участники встречи в заключительном документе зафиксировали требование к Израилю «возместить все убытки, понесенные Ливаном в результате агрессии».

Турецкую делегацию на встрече ОИК в Малайзии возглавлял премьер-министр Реджеп Тайип Эрдоган, который в своем выступлении подверг резкой критике действия Израиля, назвав их «несправедливыми и незаконными». «В этой войне не будет победителя», — подчеркнул турецкий премьер, расценив применение военных средств Израилем как несоразмерное. Глава турецкого правительства особо отметил опасность радикализации исламского мира в результате военных действий в Ливане, что может, по его мнению, привести к глобальному конфликту цивилизаций.

Кроме того, Турция выступила с инициативой созвать экстренное заседание Парламентского союза ОИК. На нынешнем этапе его возглавляет председатель турецкого парламента Бюлент Арынч, который уже разослал приглашения главам парламентов 47 стран — членов этой организации. Заседание Парламентского союза ОИК должно было состояться в столице Сирии Дамаске 13–14 августа, однако по просьбе Ливана, высказанной в телефонной беседе с главой турецкого парламента, оно было отложено на неопределенный срок.

3 августа все депутаты от правящей в Турции Партии справедливости и развития вышли из межпарламентской группы дружбы с Израилем в знак протеста против военных действий в Ливане, которые приводят к массовым жертвам. Накануне о выходе из турецко-израильской межпарламентской группы дружбы заявили и депутаты от основной оппозиционной Народно-республиканской партии. Комиссия по правам человека парламента Турции на экстренном заседании охарактеризовала боевые действия Израиля в Ливане как государственный терроризм и геноцид и призвала к суду над ним в международном трибунале за военные преступления.

В свою очередь, министр иностранных дел Турции Абдуллах Гюль в статье, опубликованной в газете «Вашингтон пост», подверг резкой критике политику США в регионе в связи с позицией американской администрации в урегулировании ливано-израильского военного конфликта. Глава турецкого дипломатического ведомства констатировал, что США, являясь единственной супердержавой, по сути дела, закрывают глаза на трагедию в Ливане, чем практически способствуют несоразмерному применению Израилем военных сил и средств. Такое бездействие Вашингтона, по мнению турецкого министра, наносит непоправимый урон всем планам и рассуждениям американских руководителей о демократизации Большого Ближнего Востока и играет на руку радикальным, деструктивным элементам, которые пытаются взорвать регион.

Турецкие эксперты в связи с событиями в Ливане отмечают всплеск антиизраильских и антиамериканских настроений в Турции, где Вашингтон однозначно расценивается как соучастник и пособник неправомерной акции Израиля. В ряде турецких городов проходили митинги и демонстрации протеста, раздавались даже призывы к отправке добровольцев для участия в боевых действиях в Ливане. Один из известных турецких политологов, специалист по Ближнему Востоку, профессор Гарвардского университета Джемаль Кафадар назвал политику США в регионе «высокомерной и спесивой, которая вызывает в странах региона, в том числе в Турции, отторжение, тревогу и озабоченность». Складывается впечатление, считает профессор, что американская администрация не в состоянии реально оценить ситуацию в регионе и перспективу ее развития.

Достижение договоренностей о прекращении военных действий в зоне конфликта ощутимо снизило остроту ситуации. После этого для Анкары начался не менее сложный этап оценки и принятия решения об участии турецких военнослужащих в миротворческой операции в Ливане. 28 августа в Анкаре прошло продолжавшееся около четырех часов заседание правительства Турции по данному вопросу. По окончании заседания порт-пароль правительства, министр юстиции Джемиль Чичек заявил, что кабинет министров принял принципиальное решение об участии турецких военнослужащих в миротворческой операции в Ливане, которая будет проходить под эгидой ООН. «Это решение отвечает национальным интересам Турции, которая является региональной державой и не может остаться в стороне от важных событий, происходящих на Ближнем Востоке», — подчеркнул турецкий министр.

Необходимо отметить, что решение правительства о направлении турецких миротворцев в Ливан далеко не однозначно воспринимается не только в турецком обществе, но и в руководстве страны. Буквально накануне заседания правительства резкое заявление по этому вопросу сделал президент Турции Ахмет Недждет Сезер. Глава государства высказался категорически против отправки турецких военнослужащих в Ливан. Против участия Турции в миротворческой миссии в Ливане выступили все основные оппозиционные партии. Так, глава второй по численности парламентской фракции, лидер Народно-республиканской партии Дениз Байкал заявил, что участие турецких военнослужащих в миротворческой операции в Ливане ввергнет Турцию в пучину опасных и непредсказуемых событий. Он подчеркнул, что для такого решения необходимо согласие всего турецкого общества.

Обращает на себя особое внимание и тот факт, что решение правительства не одобряют ряд депутатов от правящей ПСР. Так, член парламента от ПСР Эрсонмез Ярбай поддержал заявление президента страны, назвав его «верным и своевременным». А его коллега, депутат ПСР от Балыкесира Турхан Чемез полагает, что отправка турецких военнослужащих – это очень рискованное решение, так как в конце концов это может спровоцировать опасное противостояние Турции и Ирана. От этого выиграют США, но проиграет регион в целом. Заместитель генерального председателя влиятельной в стране Партии националистического движения Мехмет Шандыр обвинил правительство страны «в пособничестве США и Израилю, которые используют Турцию для реализации так называемого плана Большого Ближнего Востока, ввергнувшего весь регион в пучину военного противостояния».

Заместитель начальника генштаба ВС Турции армейский генерал Эргин Сайгун на вопрос об отправке турецких миротворцев в Ливан дипломатично, с использованием пословицы, заметил, что такое решение – прерогатива правительства. Отправить солдат за границу – не простое дело. Нужна соответствующая подготовка. «Не следует думать, что мы, не зная броду, сразу полезем в воду», — констатировал генерал.

В соответствии с Конституцией страны, решение правительства о задействовании турецких военнослужащих в операции за пределами Турции должно быть утверждено парламентом. По словам министра юстиции Джемиля Чичека, для обсуждения этого вопроса парламент Турции будет созван 5 сентября.

8 августа Черноморская военно-морская группа оперативного взаимодействия «Блэксифор» начала активную фазу очередных учений в Черном море. В соответствии с договоренностью, в учениях приняли участие корабли ВМС причерноморских государств – членов военно-морской группы «Блэксифор» — России, Турции, Болгарии, Румынии, Украины и Грузии. В ходе учений отрабатывались вопросы взаимосовместимости многонациональных морских сил во время действий в кризисной ситуации, в том числе в ходе операции по поддержанию мира и совместных антитеррористических действий. Отдельным этапом стали тактическое маневрирование, экологический мониторинг, обучение поиску и спасению терпящего бедствие судна, поддержание жизнедеятельности его экипажа.

5 августа в российском черноморском порту Новороссийске прошла торжественная церемония передачи командования Черноморской военно-морской группой «Блэксифор» представителю ВМФ России. Командование сроком на один год принял капитан первого ранга Михаил Сухвал, который до этого выполнял обязанности начальника штаба «Блэксифор». Так что августовские учения стали первыми после передачи командования российскому представителю.

Напомним, что Соглашение о черноморской военно-морской группе «Блэксифор» было подписано 2 апреля 2001 года в Стамбуле. Впервые в мировой практике шесть причерноморских государств – Россия, Турция, Болгария, Грузия, Румыния и Украина – договорились о создании многонациональной военно-морской группы с гибкими функциями для использования в чрезвычайных ситуациях на Черном море. Российская сторона, как и Турция, высоко оценивает это соглашение. Эта совершенно новая модель многостороннего регионального сотрудничества флотов причерноморских государств позволяет проводить совместные политические и военные консультации, поисково-спасательные и гуманитарные операции, морское разминирование, совместные учения, экологический мониторинг. И такие мероприятия уже с успехом проводились во время предыдущих учений в рамках «Блэксифора».

Наряду с этим, возникновение новых угроз и вызовов ставит перед «Блэксифором» важные дополнительные задачи, а именно — организацию совместной борьбы с терроризмом, незаконным оборотом оружия массового уничтожения и наркотиков. Сегодня, считают турецкие эксперты, стоит задача по адаптированию этой структуры к оперативному реагированию на эти угрозы и вызовы в таком важном регионе, в частности, с точки зрения транспортировки энергоресурсов, каким является Черноморский регион.

Значимым стал тот факт, что Россия и Турция занимают одинаковую позицию по вопросу об обеспечении безопасности на Черном море. Москва и Анкара неоднократно и на самом высоком уровне заявляли, что безопасность в этом регионе должна обеспечиваться его странами без вмешательства других государств. «Для решения этой задачи вполне достаточно военно-морской группы «Блэксифор» и реализации инициативы Турции «Черноморская гармония», к которой присоединилась и Россия», — считает турецкий эксперт по вопросам международного права Центра стратегических исследований Евразии Сади Чайджи. Турция выступает против стремления Вашингтона расширить границы операции НАТО «Активные усилия» с бассейна Средиземного моря и на Черное море. Такая позиция Анкары была еще раз подтверждена в ходе августовского заседания СНБ Турции.

В августе на должность начальника генштаба ВС Турции (высшую должность в ВС страны) был утвержден армейский генерал Яшар Бююканыт, который сменил на этом посту завершившего 30 августа с.г. в связи с достижением пенсионного возраста военную службу армейского генерала Хильми Озкека. Новому начальнику генштаба турецких ВС 58 лет. Он прослужит в этой должности только два года из максимального в соответствии с Конституцией страны четырехлетнего срока пребывания военачальника в этой должности. Это связано с достижением им пенсионного возраста. До назначения на пост начальника генштаба Я. Бююканыт был командующим сухопутными войсками. На эту освободившуюся должность (вторую по значимости в ВС страны) назначен армейский генерал Илькер Башбуг, который до этого командовал Первой армией. Срок службы командующих ВМС и ВВС армейских генералов Йенера Караханоглу и Фарук Джомерта продлен еще на один год.

В связи с приближающимися всеобщими парламентскими выборами, избранием нового президента, а также известными нюансами сложных взаимоотношений армии и нынешнего политического руководства страны, эти плановые кадровые перестановки в ВС в текущем году приобрели особую значимость с точки зрения внутренней и внешней политики Турции на ближайшую перспективу.

Впервые в истории республиканской Турции решение правительства и указ президента страны о назначении нового НГШ ВС были обнародованы до начала работы Высшего военного совета страны. Это связано с тем, что армейский генерал Я. Бююканыт занимает отличную от правительственной жесткую позицию по ряду важных вопросов внутренней и внешней политики Турции. Среди них курдское и кипрское урегулирование, проблемы борьбы с радикальными исламистами, условия вступления страны в ЕС в качестве полноправного члена. Эта позиция генерала находит поддержку у президента страны А.Н. Сезера. Глава государства является основным оппонентом правительства в плане назначения на основные посты в государственном аппарате сторонников правящей Партии справедливости и развития (ПСР) с ярко выраженным, по его мнению, исламистским прошлым. Президент неоднократно накладывал вето на кандидатуры чиновников, которых правительство предлагало на высокие посты в государственных ведомствах.

Назначение на пост НГШ Я. Бююканыта было положительно воспринято в основных оппозиционных политических партиях. Их руководство полагает, что генерал окажет теперь существенную поддержку усилиям нынешнего президента А.Н. Сезера, направленным на то, чтобы новый глава государства был избран не из числа членов ПСР, которая на сегодняшний день располагает для этого необходимым большинством мест в парламенте. Нынешнему президенту будет усилено содействие со стороны армии и в предотвращении проводимой, по их мнению, ПСР политики исламизации государственного кадрового аппарата.

Анализ кадровых перестановок в высшем руководстве турецких вооруженных сил позволил экспертам сделать вывод о том, что традиционное влияние армейского фактора на внутреннюю и внешнюю политику Турции в ближайшей перспективе не уменьшится. Армия, несмотря на ряд законов и постановлений правительства, принятых под давлением Евросоюза и направленных на постепенное выдавливание военных из политики, остается важным игроком на политической сцене страны.

Еще одним значимым событием внутриполитической жизни Турции в августе стала 5-я годовщина со дня создания правящей в стране ПСР. По решению лидера партии, главы правительства Р.Т. Эрдогана, пышные торжества по этому случаю были отменены в связи с событиями в Ливане и автокатастрофой, в которой погибли и получили серьезные травмы его ближайшие соратники по партии. В центральном офисе партии в Анкаре состоялось собрание членов и руководителей организации, на котором выступил Р.Т. Эрдоган. Он дал высокую оценку деятельности партии и правительства в области внутренней и внешней политики, привел ряд цифр и фактов, убедительно подтверждающих успехи нынешнего однопартийного правительства.

Так, рост экономики в 1993–2002 годы составлял 2,6%, а в период нахождения у власти ПСР — 7,6%. В 2002 году доход на душу населения в Турции составлял 2598 долларов США, а в 2006 году превысил 5000 долларов. Зафиксированы рекордные цифры турецкого экспорта. В 2002 году он составлял 36 млрд долларов, а в 2006, по оценкам специалистов, превысит 80 млрд. Растут иностранные инвестиции, что свидетельствует о доверии к турецкому рынку. До 2003 года они не превышали 1 млрд долларов ежегодно. Сегодня этот показатель превышает 9,7 млрд долларов. Инфляция, которая в последние 35 лет измерялась двузначными, а то и трехзначными цифрами (от 60 до 130% в год), сегодня ниже 10%.

Самым впечатляющим достижением нынешнего турецкого правительства на внешнеполитическом направлении можно считать принятое 3 октября 2005 года решение ЕС начать переговоры с Турцией о ее вступлении в эту организацию в качестве полноправного члена. При всех сложностях и нюансах этого события, неоднозначном отношении к нему как в самой Турции, так и в Евросоюзе, следует признать, что именно правительство ПСР осуществило мечту, к реализации которой страна шла 42 года.

Вместе с тем в Турции сохраняются такие негативные факторы, как тяжелое бремя внешней и внутренней задолженности: в 2005 году государственный долг превышал 200 млрд долларов. Совокупный внешний долг – свыше 130 млрд долларов. Из вопросов, решение которых ПСР и ее правительству дается очень трудно, можно выделить также кипрскую и курдскую проблемы, отношения с соседними странами Грецией и Арменией. Все эти вопросы напрямую связаны с процессом вступления Турции в ЕС в качестве полноправного члена этой организации.

Из проблем, стоящих перед ПСР и ее правительством, следует выделить и взаимоотношения с военными кругами и президентом страны, который довольно часто накладывает вето на кадровые предложения правительства, считая, что ПСР идет по пути исламизации государственного аппарата. Это существенно затрудняет и снижает эффективность работы ряда ключевых ведомств государственного аппарата.

Тем не менее ПСР за годы нахождения у власти при всех недостатках и ошибках показала все же способность решать задачи, учитывая турецкую специфику, колоссальной важности и сложности, проводить демократические реформы, не расшатывая основ государства. ПСР и ее правительство, опираясь на большинство в парламенте и местных органах власти, сумели вывести Турцию из экономического кризиса. Кроме того, за пять лет своего существования партия смогла на деле доказать, что она способна реализовывать и претворять в жизнь лозунг: «ислам и демократия не исключают друг друга».

Серия терактов в Стамбуле, Анталье и Мармарисе, в результате которых погибли и пострадали десятки граждан нескольких государств, в том числе России (двое россиян ранены в результате взрыва в Анталье), вновь напомнила об острой курдской проблеме. Именно боевики Рабочей партии Курдистана (РПК) взяли на себя ответственность за эти теракты. Организация «Соколы освобождения Курдистана», которая является боевым крылом запрещенной в Турции РПК, уже более 20 лет ведет вооруженную борьбу с Анкарой за создание на востоке Турции независимого курдского государства. «Мы обещали ввергнуть Турцию в ад. Наш принцип – больше взрывов», – говорится в заявлении группировки, размещенном на ее веб-сайте. Ряд местных экспертов не исключают, что эти взрывы могут ускорить в качестве ответных мер принятие Анкарой решения о проведении широкомасштабной операции против курдских боевиков на территории Северного Ирака. Как известно, именно там расположены основные базы боевиков РПК.

Из августовских событий в области российско-турецких отношений следует, по мнению экспертов, обратить внимание на уверенный выход на турецкий энергетический рынок одной из крупнейших в мире нефтяных компаний российского холдинга «Лукойл». Его глава Вагит Алекперов провел в Анкаре переговоры с руководителем Комитета по регулированию энергетических рынков Турции Юсуфом Гюнаем. В ходе переговоров обсуждался вопрос о строительстве российской компанией на территории Турции нефтеперерабатывающего завода (НПЗ). «Лукойл» обратился в Комитет по регулированию энергетических рынков за разрешением на подготовку проекта и выделение территории под строительство НПЗ. Как ожидается, турецкая сторона рассмотрит заявку «Лукойла» и до конца этого месяца даст официальный ответ.

Как стало известно, в ходе предварительных переговоров, которые состоялись в июле с.г., стороны пришли к принципиальному согласию по вопросу о строительстве НПЗ на Черноморском побережье Турции. Что касается конкретного места реализации проекта, то «Лукойл» предпочитает провинцию Зонгулдак. Турки же склоняются к расположенной восточнее провинции Самсун. «Лукойл» инвестирует в данный проект, срок реализации которого пять лет, около 3 млрд долларов. НПЗ, который будет построен в соответствии с европейскими стандартами, рассчитан на переработку 8–10 млн тонн российской и казахстанской нефти в год. Примечательным является тот факт, что на базе НПЗ планируется создание международного консорциума с участием российской, турецкой и казахстанской компаний. Консорциум будет заниматься не только эксплуатацией данного объекта в плане поставок нефтепродуктов на Запад, но и их распределением на внутреннем рынке Турции.

Председатель Комитета по регулированию энергетических рынков Юсуф Гюнай в целом позитивно оценил российские предложения, назвав их обнадеживающими для развивающегося энергетического рынка Турции. Глава «Лукойла» Вагит Алекперов в свою очередь сообщил, что планируется его встреча с премьер-министром Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом. В ходе переговоров будет обсужден вопрос о налоговых льготах для российской стороны, которые возможны при таких больших капиталовложениях «Лукойла» на турецком рынке.

Проект российской компании уже получил поддержку местных властей. Так, губернатор провинции Зонгулдак Явуз Эркмен заявил, что строительство НПЗ придаст мощное ускорение развитию экономики этого вилайета. «Мы окажем всяческое содействие реализации этого выгодного проекта», — подчеркнул губернатор.

В турецких деловых и политических кругах отмечают, что проект «Лукойла» — это второй мощный выход крупного российского капитала на рынок Турции, который позволит существенно увеличить общий объем российских капиталовложений на турецком направлении. Здесь напоминают, что в июле 2005 года российская компания «Альфа-групп» купила 13,22% акций одной из крупнейших в Турции фирм мобильной связи «Тюрксель», которая принадлежит турецкой финансово-промышленной группе «Чукурова». Сделка с российской компанией оценивается в 3,3 млрд долларов и предполагает инвестирование в реализацию ряда проектов этого турецкого холдинга. Таким образом, российские инвестиции в Турции превысят 6 млрд долларов. Напомню, что по итогам 2004 года этот показатель составлял всего 250 млн долларов. Президент России в ходе своего декабрьского 2004 года визита в Турцию поставил задачу увеличить присутствие российского капитала и обеспечить его активную работу на турецком рынке. Сегодня можно констатировать, что эта задача успешно выполняется.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03844 sec